Болливуд нам только снится

Сколько бы вузы не выпускали режиссеров, добиться успеха в кино могут единицы. "Росбалт" выяснял, кто и как учит будущих Тарковских, и могут ли тысячи начинающих специалистов найти работу в ограниченном мире российского кинематографа.


© Фото с сайта wikipedia.org

Сколько бы каждый год творческие вузы не выпускали в большую жизнь режиссеров, добиться успеха в мире кино могут лишь единицы. Остальные либо уходят из профессии, либо снимают непростительный ширпотреб, который, кажется, заполонит скоро все вокруг. В рамках проекта «Петербургский авангард» «Росбалт» провел встречу с представителями киноискусства и попытался узнать, кто и как учит будущих режиссеров кино, и могут ли эти тысячи начинающих специалистов найти работу в крайне ограниченном мире российского кинематографа.

Особенность режиссерского образования — возраст абитуриентов. В вузы на профильные факультеты не идут со школьной скамьи, а если идут, то не проходят дальше собеседования. У школьников за плечами слишком мало опыта, поясняют специалисты, поэтому многие 17-летние девочки и мальчики откладывают свои мечты о режиссуре на пять-шесть лет и идут получать первое высшее.

Увы, но в этой особенности получения профессии есть свои минусы — талантливая молодежь не всегда имеет финансовые возможности воплотить свою мечту. Образование нынче недешево. Мог бы помочь закон, разрешающий получить два высших бесплатно, но его проект не дошел даже до слушаний — слишком дорого обойдутся такие «поздние» студенты государственному бюджету.

Отсюда и проблемы с кадрами. "Если говорить о режиссерах театра кукол — а кукольники небогатые люди, — то здесь мы фактически подрываем профессию, - считает и.о. ректора театральной академии Санкт-Петербурга Александр Чепуров. - То же самое касается режиссеров драмы — не найти людей, которые были бы способны платить за обучение”.

Конечно, с кандидатами в режиссеры кино проблем нет - по 10-13 человек претендуют на самые перспективные места в том же Санкт-Петербургском университете кино и телевидения. И многие из них готовы выкладывать большую сумму за возможность стать вторым Тарковским — 42% режиссеров учатся в ГУКиТ на платной основе. «Бюджетники», по большей части, имеют неоконченное первое. Вчерашних школьников на подобных специальностях практически нет.

Одолев конкурентов и заплатив за обучение, талантливейшие приступают к оттачиванию своего мастерства в кинематографической лаборатории. И тут возникает еще одна беда — качество этого самого образования.

Еще недавно петербурженка Екатерина Шемонаева была одной из студенток Университета кино и телевидения. По словам начинающего режиссера, главная проблема современного студента — недостаточное количество практики и дефицит профессиональной техники. «С первого курса мы снимали на свои камеры, у кого какие были. Нет камеры — твои проблемы. Легче всего было просто брать технику в аренду”, - рассказывает она.

О нехватке техники говорят и звукорежиссеры, и операторы, и продюсеры. Руководство университета пеняет на недофинансирование — петербургские вузы не так обласканы, как, например, московские. К примеру, ВГИК к своему юбилею получил почти 4 млрд рублей - на строительство нового корпуса. Нашему вузу для кинематографистов пока приходится лишь надеяться на такой щедрый подарок к 100-летию. Сейчас же приходится идти на компромиссы: в прошлом году университет за свои деньги отстроил радиостудию в ущерб ремонту крыши.

Проблема недофинансирования отражается и на преподавателях. Директор института экранных искусств СПбГУКиТ Светлана Мельникова говорит, что государство выделяет всего 13 тыс. рублей в месяц на зарплату простого преподавателя и 23 — профессорам. Вот и получается, что учат студентов талантливые энтузиасты и никуда больше не пристроившиеся неудачники.

Все это приводит к ожидаемому итогу — низкому проценту выпускников, работающих по специальности. «Никто никого никуда не рекомендует. В разделах «Вакансии» и «Стажировки» сайта университета — пусто, никакого распределения нет. Хотя есть мастера, занимающиеся трудоуйстройством своих студентов», - продолжает Екатерина Шемонаева.

Один из таких мастеров - режиссер Сергей Снежкин. Он пообещал всем своим 13 студентам найти место в кино. Сейчас все они проходят практику на съемках его фильма: «Часть работают с режиссёрами-постановщиками, часть с операторами. Я собрал студентов перед практикой и сказал: «Для вас это последняя возможность поменять профессию», - отмечает Снежкин.

Екатерине же работу пришлось искать самой. Сейчас она занимается съемкой «породистого» видео для одной московской студии. Образование для нее не более чем «плюсик», знания же она в итоге получила лишь из собственного опыта.

Не удивительно, что молодые люди, чувствующие в себе и силы и возможности идти вперед и стремиться к цели стать хорошим режиссером, готовы уезжать за границу. Для этого уже даже есть условия — с этого года в силу вступила программа, в рамках которой государство оплачивает обучение студентам, самостоятельно поступившим в иностранные вузы. Условие — проработать на родине три года. Но это не такая большая жертва за возможность получить второе высшее бесплатно, хоть и за границей.

И все-таки в большое кино попадают единицы выпускников. Татьяна Хацкевич, окончившая московский ВГИК, считает, что там ее научили великому искусству, “но миру нужны другие люди». «На работу устроиться катастрофически сложно, потому что это будет или эксплуатация труда специалиста, или что-то несерьёзное. Виновата сама система, которая изначально строит отношения в ключе «побольше отжать»”, — считает режиссер документальных фильмов.

Сергей Снежкин называет режиссерское образование “зоной рискованного земледелия”: еще в его время из 30 выпускников ВГИКа только один мог добиться успеха.

Сейчас во всей стране не меньше 10 вузов, обучающих режиссуре кино. Только в СПбГУКиТ ежегодно выпускается около 100 представителей этой профессии. Но при этом в год в России снимается лишь 300 фильмов.

“В кино сейчас лучше не соваться, в ближайшее время снимать будут меньше, притом что и сейчас зачастую профессионалы сидят без работы. Рынок работников площадки переполнен: на любое предложение для костюмера или ассистента по актерам прибегает по 50 безработных костюмеров и ассистентов”, - отмечает руководитель проекта “Вакансии для хороших людей (Санкт-Петербург)” Юлия Ривес.

По идее, все это должно немного охладить пыл поступающих. Однако по данным на 29 июля, только на специальность «режиссер игрового кино» в ГУКиТ подали заявления больше 200 абитуриентов, конкурс — 13 человек на место. России пока очень далеко до Болливуда, где выпускается в разы больше картин. А, значит, большинство будущих начинающих российских режиссеров могут остаться без работы по специальности. По крайней мере, на родине.

Анна Тараненко