«Самый хороший путь – это экономия»

Что делать с падением промышленного производства, на что потратить 50 млрд рублей, и куда отправить трудовых мигрантов, рассказала кандидат в губернаторы Петербурга, депутат ЗакСа Ирина Иванова.


© Фото из личного архива Ирины Ивановой

«Росбалт» начинает серию публикаций интервью с кандидатами в губернаторы Петербурга. Первой на наши вопросы ответила депутат ЗакСа Ирина Иванова, выдвинутая партией КПРФ. Она рассказала о необходимости государственной торговой сети, сокращении числа муниципальных депутатов и своей мечте о реконструкции Апраксина двора.

— Сейчас в стране, а, следовательно, и в Петербурге сложная экономическая ситуация. Дефицит городского бюджета – почти 63 млрд рублей, индекс промышленного производства падает. Что в данной ситуации вы бы предприняли, будучи губернатором?

— Да, индекс промышленного производства в Петербурге за первое полугодие упал почти на 8% - это страшная величина. Снижение выпуска продукции наблюдается в различных сферах производств - химической, полиграфической, швейной. Первым обычно страдает автомобильное производство, потому что когда начинается кризис, все задумываются, стоит ли покупать машину. Но падают и вложения, инвестиции... Поэтому в рамках регионального бюджета необходимо предусмотреть дополнительные льготы промышленности, особенно оборонной, чтобы она осталась на прежнем уровне. Мы не должны дать обанкротиться ни одной фирме, должны не позволить сокращать людей, особенно высококвалифицированных специалистов. Если мы потеряем эти кадры, то не поднимем промышленность никогда. Вот это одна из главных задач губернатора – сохранить и развить промышленность. В этой связи не должно быть никакого повышения налогов, иначе мы не вытянем экономику. На мой взгляд, самый хороший путь – это экономия. Нужно не поднимать налоги, а сокращать затраты, жестко контролировать расходование в соответствии с целями, следить за сроками исполнения. В этой связи целесообразно ввести персональную ответственность главных распорядителей бюджетных средств.

— Если бы в распоряжении правительства города вдруг оказались 50 млрд рублей, на что их бы стоило потратить?

— Денег никогда не хватит на все. Но первое, куда стоит их вложить, это, конечно, промышленность. Также надо говорить о культуре и исторических памятниках. Третья позиция – метро. Потому что как бы мы ни строили дороги, подземка, на мой взгляд, занимает чуть ли не первое место по транспортной логистике. Конечно же, нельзя забыть и о спорте, образовании, медицине. Мне кажется, такую большую сумму нельзя потратить на одну статью расхода. Как, например, на стадион. Кстати, если бы стадион построили за счет федеральных средств, было бы замечательно. Будучи губернатором, я бы точно поехала в Москву и говорила там о том, что Чемпионат мира по футболу - это не только региональное дело. Аналогичные проекты должны реализовываться совместно с федеральным центром.

— В Смольном много говорят о повышении инвестпривлекательности Петербурга. Как по-вашему можно улучшить инвестклимат в отдельно взятом городе?

— Есть разные способы, прежде всего - льготирование, вложение в основные средства, налоговые каникулы. Надо обозначить приоритеты, то, что первостепенно городу. Ведь инвестиции - это не обязательно частные вложения, это могут быть и федеральные, и региональные средства. На мой взгляд, интересной и важной сферой для развития Петербурга может стать туризм. Я считаю, что наш город лучше, чем Рим, но ездят к нам почему-то меньше. Для этого нужны неменяющиеся законы и долгосрочные программы развития культурно-образовательного туризма. Мы можем проводить экономические, юридические, научные, культурные, иные форумы круглогодично. Кроме того, будет развиваться и необходимая для туризма инфраструктура – гостиничные услуги различных классов и форм. Главное, чтобы в городе стало комфортно и безопасно для людей.

— Но как привлечь иностранные инвестиции в период такой сложной международной обстановки?

— Новые инвестиции – это, конечно, вопрос. Ситуация холодной войны обострилась, и следующий год, на мой взгляд, будет показательным. Но есть страны, которые не откажутся от своих вложений. Сейчас, например, Финляндия утверждает, что не применяет и не будет применять никаких санкций. Значительная часть стран ориентирована на Россию. Поэтому многое зависит от внешнеполитической ситуации и доверия к партнерам.

— Что может губернатор сделать, чтобы петербуржцы не почувствовали на себе введенный запрет импорта продовольствия?

— У нас в городе 85% товарооборота проходит через крупные транснациональные сети. Поэтому в ситуации запрета на импорт продовольствия нужна жесткая рука и мониторинг за ценами каждый день. Санкции нужно применять и к сетям, и к крупным оптовым фирмам, которые резко будут поднимать цены. Можно им заявить: «Да, ребята, вы будете меньше зарабатывать, извините, но рынок так сложился. И вы должны понимать, что сейчас на вас лежит социальная нагрузка». В этой ситуации я как губернатор стала бы продумывать пути развития альтернативной государственной сети магазинов. Фермерские хозяйства Ленинградской и иных областей имели бы рынок сбыта для качественной и отечественной продукции. Это толчок для развития отечественного сельского хозяйства, пищевой промышленности, а также самого главного – продовольственной безопасности страны.

— Достаточно ли город делает для малых предпринимателей?

— Петербург занял чуть ли не последнее в России место по комфортной среде для малого бизнеса. Причина известна — это, прежде всего, монополисты. Какой вообще бизнес может развиваться, если энергоресурсов у тебя либо нет, либо они очень дорого стоят? Какая конкурентная среда здесь может быть? Что город может сделать, если в руках «Ленэнерго» на сегодняшний день находятся все мощности? Я бы говорила о том, что надо приобретать контроль над энергоресурсами. Это очень дорого, я понимаю, но если у государства и региона не будет контроля над монополистами, то многие программы смогут стать невыполнимыми. Стратегические объекты не должны извлекать сверхприбыль, они должны работать на нас с вами, на людей, на промышленность. Поэтому должны появиться соглашения, согласно которым в течение определенного срока - пусть 10 лет - мы приобретем контрольные пакеты энергоресурсных организаций. А точечные программы поддержки малого бизнеса - этому дала, этому дала, а этому не дала - это поддержка предпринимателей только на какой-то период времени, особенно кризисный.

— Как и в любом мегаполисе в Петербурге остро стоит транспортный вопрос. В центре все время пробки, метро строят медленно. У вас есть какие-то предложения по улучшению ситуации?

— Нужно перенимать опыт у зарубежных стран. Конечно, мы привыкли к использованию автомобиля, и отучить нас невозможно, да и не нужно. В центре должны быть платные парковочные места, я с этим согласна, но при этом нужна альтернатива. Значит, нужны ускоренные темпы строительства метро. И еще - необходимо при строительстве новых жилых комплексов планировать парковочные места, ведь туда въедут не на велосипедах. Застройщик должен заботиться об этом, иначе он не будет партнером нашего региона.

 Градостроительство – еще одна болезненная тема. Как быть с историческим центром, реконструкция которого застопорилась из-за нехватки средств?

— Да, у нас очень много домов-памятников, объектов культурного наследия. При этом мы должны понимать, что Петербург - особый город, город-музей, город-памятник, он необходим всей России. Поэтому вся Россия должна помочь сохранить и преобразовать свое достояние. Должна быть федеральная поддержка. Кроме того, КГИОП все-таки должен начать работать. Действующие законы позволяют передать в аренду те или иные здания, пусть всего за 10 рублей за квадратный метр, но при этом передать с охранным обязательством, в соответствии с которым фирма-арендатор приведет здание в порядок. При этом все обязательства по сбору документов, проведению исторических экспертиз, согласованиям для заключения договоров аренды ложатся на государственные органы.

— А как быть с так называемым диссонирующими зданиями, новыми строениями, возведение которых считается спорным?

— Здесь у меня нет однозначного решения. Другое дело - как это произошло и кто в этом виноват. Ведь что бы ни возводил застройщик, это обязательно проходит через согласование с главным художником города, главным архитектором. Это чья ошибка - их? Пусть они и ответят, хоть раз выйдут и скажут, кто виноват и что делать.

— Постоянно возникает проблема с мигрантами. Как быть?

— На мой взгляд, нужно ужесточать законодательство. Если ты нанимаешь мигрантов, то скажи, зачем тебе они и в каком количестве. А еще лучше - заплати за эту квоту вперед. И заплати за их лечение. Потому что если за них не платит работодатель, то платит бюджет, то есть мы с вами. Но тут речь идет о федеральном законодательстве. С одной стороны, Россия не может обойтись без труда мигрантов, но другое дело - какую работу мы им дадим, как заплатим, как будем за них отвечать. Я хорошо помню, что вокруг Петербурга были поля, прямо там продавали ящики с картошкой. И если мы говорим о восстановлении сельского хозяйства, то почему бы не использовать легальный труд мигрантов? Многим из них эта работа знакома. И если мы говорим импорту "нет", то, может быть, федеральный центр подготовит программу по подъему сельского хозяйства.

— В Петербурге в сентябре состоятся также выборы муниципальных депутатов. В связи с этим некоторые говорят о необходимости реформы местного самоуправления. Нужна ли она?

—  Мне кажется, нужна, потому что на сегодняшний день у муниципальных депутатов есть специальные полномочия и обязанности. Не все они обеспечены финансово, а многие функции совпадают с функциями администраций районов. Нет понимания базисных основ бюджетов различных муниципальных образований. Не прояснены вопросы с уборкой территорий. Зачастую жители не могут выяснить, кто за какую территорию отвечает. В комитете по благоустройству им отвечают, чтобы обращались к муниципальной власти. А те, в свою очередь, направляют в администрацию района. Это бег по кругу. Муниципальная власть должна быть, но я считаю, что ее следует сократить до уровня администрации района. Сделать не 111 муниципальных образований, а 18, полностью разграничить функции между администрациями районов и муниципалами. Полномочия подтвердить финансовым обеспечением. Депутатов будет меньше, а администрации может быть как раз больше. Тогда мы будем понимать, кто за что отвечает. Хотя бы улицы поделим и скажем, кто там хозяин, и кто убирает эти территории.

 При губернаторе Полтавченко была принята Стратегия экономического и социального развития Петербурга до 2030 года. Что бы вы как градоначальник сделали бы с этим документом?

— Я бы ее актуализировала каждый год. Если мы не совместим эту стратегию со стратегией бюджета, то она будет просто сырым документом. Без промежуточной оценки невозможно сказать, что будет в 2030 году. Но вычеркивать этот документ, конечно, нет никакой необходимость, над ним работали умные люди.

— Есть мнение, что в Петербурге тяжело приходится оппозиции. Тот же закон «О митингах» ставит их в жесткие рамки. Вы бы сделали город более либеральным?

— Что касается законов, они действительно очень жесткие. Но мы митинги проводим, и я никогда не испытывала боязни по поводу их несогласования. Мне, конечно, не нравится, что разрешают митинговать только в одном месте – на Марсовом поле. Такого не должно быть. Пикеты тоже нужно разрешать, но для этого нужно желание людей, а не оппозиции.

— Часто глава региона запоминается по какому-то значимому осуществленному проекту. У вас тоже есть некий заветный план?

— Конечно, у меня есть мечта. Я хочу воссоздать старый Апраксин двор, сделать там торгово-развлекательный, культурный центр. Я считаю, что это единственное «достоевское» место, которое еще не разрушено. Можно написать на каждом здании, что там раньше было, и кто здесь что покупал. Допустим, в этом здании покупали моченую морошку умирающему Пушкину, а сюда сам Крылов приходил и покупал свои любимые яблоки. Теоретически, на этот проект может вообще не понадобиться никаких средств из городского бюджета, если правильно поставить вопрос. Есть собственники, которые могут это осуществить. Главное – заняться, но это тоже займет не год и не два.

— Нынешнего врио губернатора считают крайне непубличным. Вы бы вели себя по-другому?

— Я тоже не люблю публичность. Что значит публичный человек? Ходить на совещания, и чтобы при этом тебя показывали по телевизору? О такой публичности я бы ни говорила, это неправильно. Должны быть рабочие встречи, губернатор просто должен работать.

Беседовала Софья Мохова