Не верьте рейтингу

Результаты соцопросов каждый день мелькают в СМИ и служат источником информации о мире. Но их создатели считают, что зачастую за цифрами и рейтингами скрываются конкретные желания заказчика и правильно заданный вопрос.


© Фото Александра Калинина

52% жителей России думают, что Сталин сыграл положительную роль в жизни государства. Около 70% россиян считают, что живут в развитой, богатой и свободной стране. 85% одобряют политику президента Владимира Путина. Подобные данные каждый день мелькают в СМИ и служат для нас источником информации о мире. Но сами создатели массовых опросов считают, что полагаться на эти цифры не стоит. За ними зачастую скрываются конкретные желания заказчика и правильно заданный вопрос.

Но так уж сложилось, что читатели очень любят цифры. Поэтому журналисты радуются данным опросов, иллюстрируют ими материалы, делают выводы, пишут аналитические колонки. По сути дела все таким образом упрощают себе жизнь, сводя глобальные проблемы к нескольким числительным. И далеко не каждый представитель СМИ задумывается о достоверности данных, представленных полстерами – теми, кто эти опросы проводит.

«Журналист пишет статью и берет нужную ему цифру с главной страницы сайта. Когда цифра произведена, ему вообще не важно, кем и как задавался вопрос. Просто нужно срочно сказать, что рейтинг президента сейчас такой-то. А что нам говорит этот рейтинг, что из него следует? Если он не сделан накануне выборов, из него не следует ровным счетом ничего. Он годится лишь для того, чтобы проиллюстрировать статью журналиста или непрофессионального политолога. Там будет только одна цифра, а вокруг большой текст о том, как русский народ готов терпеть любые трудности», - описывает типичную ситуацию старший научный сотрудник Социологического института РАН Мария Мацкевич.

Если спросить о том, как создаются опросы у самих полстеров, можно узнать, что статистику легко «подогнать» под определенные рамки. В связи с этим старший научный сотрудник Социологического института РАН и научный руководитель социологического центра "Мегаполис" Татьяна Протасенко отмечает, что данные опросов «являются не инструкцией по применению, а поводом для размышления», то есть «игрушкой для умных».

«Фраза «каков вопрос - таков ответ» в социологической среде бытует давно. То есть можно любой вопрос поставить так, чтобы получить определенный результат. Но в серьезном исследовании нельзя ограничиться всего одним-тремя вопросами, из которых делается вывод. Беда в том, что сейчас у социологов нет материальных средств, чтобы проводить настоящие исследования - с программой, анкетами, с фокус-группами, с разными методами. Только после них на выходе действительно можно получить ответ: все-таки Крым наш или, как сейчас говорят, «нам крыш», - поясняет социолог.

Протасенко отмечает, что результаты опросов все чаще используются как «социологическая дубина», с помощью которой можно оправдывать разные спорные решения. «Это называется «опора на мнение народа» и является очень опасной вещью. Поскольку я давно работаю на выборах, то хорошо знаю, что опросы перед ними проводятся для того, чтобы получить определенные данные. Теперь это называется «плановые социологические показатели», на которые намеренно выводится кандидат во время кампании», - говорит Протасенко.

Здесь сразу вспоминаются собственные студенческие годы, когда «придумывать» некие результаты опросов для иллюстрации своих курсовых и дипломов было делом привычным. Только полстеры зависят не от мнения научного руководителя, а от заказчика. И этим заказчиком очень часто является государство.

«Полстерская деятельность – это бизнес, хотим мы этого или не хотим, - отмечает научный сотрудник Агентства социальной информации Роман Могилевский. - Все полстеры на частных предприятиях работают на заказы. Гендиректор ВЦИОМ Валерий Федоров признавался, что обсуждают с заказчиком, какие результаты исследования стоит публиковать. В результате мы называем общественным мнением то, что публично, а не то, что на самом деле содержится в отчетах».

Но проблема не только в полстерах и тех, кто платит им деньги за работу. Сами респонденты не склонны честно отвечать на те вопросы, которые затрагивают важную для них тему. Так, Мария Мацкевич приводит в пример опрос оленеводов, которые называли неточное количество детей в семье, опасаясь, что тех заберут в интернат.

«Как именно граждане реагируют на чувствительные для них вопросы, будь те о политической жизни или сексуальном поведении и наркотиках? Они говорят неправду. Или потому, что опасаются проблем, или решают, что лучше присоединиться к социально приемлемой точке зрения, чем высказывать свое мнение. Масштабы этой неправды были зафиксированы в Восточной Германии в 1989 году. Большинство восточных немцев говорило, что лояльно к социалистической партии Германии. Но буквально через несколько месяцев этот режим был сметен с лица земли», - рассказывает кандидат политических наук Владимир Гельман.

Россия в этом случае не исключение. «Представьте себе реальную ситуацию телефонного опроса. Вам звонит незнакомый человек, представляется социологом и спрашивает, за кого вы намерены голосовать. Опрашиваемый не может не понимать, что, отвечая на острые политические вопросы, он как бы заполняет досье на самого себя. А где гарантия, что этот вопрос не является фискальным? На той стороне провода известен и ваш домашний телефон и, возможно, ваш адрес. И в этом случае ответ «проголосую за Путина», строго говоря, не более информативен, чем уклонение от ответа», - рассуждает петербургский социолог Андрей Алексеев.

В то же время сотрудник Социологического института РАН Мария Мацкевич отмечает, что при подобных опросах угрозу чувствуют лишь столичные жители. А жителю села, скорее, захочется соврать во время опроса про местного главу. «Любой социологический метод может быть использован, если понимать границы его применимости», - подчеркивает эксперт. Она поясняет, что задавать некоторые вопросы – это все равно что спрашивать первоклассника, сколько километров до луны. А между тем полстеры вполне могут опросить рядовых граждан на тему патернализма или золотовалютного запаса. И на основе этих малокомпетентных ответов и создается представление о неком мнении целой нации.

«Если вы не хотите любыми средствами убедить аудиторию в том, что вы правы, если не хотите манипулировать читателем, то я бы посоветовал избегать результатов массовых опросов. Иначе даже гороскоп можно считать серьезным предметом для обсуждения», - заключает президент Центра независимых социологических исследования Виктор Воронков.

К сожалению, большинство государственных и прогосударственных СМИ вряд ли примет во внимание этот тезис, когда в очередной раз огласит рекордный рейтинг поддержки президента.

Софья Мохова