Операция «деприватизация»

Когда началась приватизация, все говорили о том, как хорошо быть собственником. Но теперь для многих собственность стала бременем. Поэтому депутаты обсуждают закон, который позволит возвращать квартиры государству.

В Государственную думу внесены сразу два законопроекта, которые затрагивают тему деприватизации квартир. 29 января свой проект о бессрочной деприватизации жилья внесла депутат от «Справедливой России» Галина Хованская. А уже 3 февраля был зарегистрирован проект парламентария-единоросса Елены Николаевой, которая является заместителем председателя думского комитета по ЖКХ.

Согласно документам, любой собственник квадратных метров сможет бесплатно передать принадлежащее ему жилье государству. Предполагается, что новой нормой воспользуются прежде всего малоимущие одинокие граждане: нагрузка по оплате коммунальных платежей постоянно увеличивается, содержать имущество в полном объеме могут далеко не все. Итогом деприватизации должно стать заключение договора социального найма. После этого бывшему собственнику уже не придется, например, отчислять средства на капремонт дома. Но есть и не очень приятные моменты: социальное жилье нельзя сдавать в аренду. Подобная афера может обернуться выселением.

Опрошенные «Росбалтом» эксперты отмечают, что интерес парламентариев к данной теме вполне объясним. Все-таки 1 марта заканчивается бесплатная приватизация жилья (правда, ее сроки неоднократно продлевались). Равнодушных к данному процессу найти непросто, а значит, можно на горячей теме заработать политические очки. Конечно, возможность осуществить деприватизацию существовала и прежде. Однако депутаты полагают, что механизм передачи жилья государству должен быть четко расписан и определен.

Заместитель генерального директора УК "ПромИнвест" Дмитрий Стригуненко говорит о том, что право «расприватизировать» свою жилую площадь существует у российских собственников уже давно. Возможность вернуть государству приватизированную квартиру регулирует Федеральный закон «О приватизации жилищного фонда в РФ». По нему граждане имеют право передать свои помещения в государственную или муниципальную собственность. После оформления деприватизации с бывшим собственником заключается договор социального найма. Так собственник становится нанимателем, а жилое помещение поступает в государственную или муниципальную собственность.

«Действительно, с каждым годом дома, особенно в историческом центре Санкт-Петербурга, требуют все больших вложений в капитальный ремонт. Чем старше здание, тем больше денежных средств уходит на его содержание и приведение в порядок. Оплату капитальных работ по дому в России осуществляет собственник жилья. В случае с деприватизированными квартирами собственником является государство. Таким образом, граждане, которые являются нанимателями государственной жилплощади, будут оплачивать только жилищно-коммунальные услуги: отопление, водоснабжение, уборку, текущий ремонт. Взносы за капитальный ремонт ложатся на государство. Но наниматели не могут распоряжаться жильем по своему усмотрению, продать его или передать по наследству», - рассказал Стригуненко.

Шеф-редактор еженедельника «Недвижимость и строительство Петербурга» напоминает, что в 90-е годы, когда началась приватизация, произносились громкие слова о том, как же хорошо быть собственником. Мало кто обращал внимание на тот факт, что быть собственником — это еще и ответственность. Например, ТСЖ, расположенные на Петроградской стороне, которая известна своим старым фондом, получают значительное количество исков от КГИОП. Суть этих исков сводится к следующему: почему вы, граждане, так плохо содержите памятники? В их случае собственность оказалась не таким благом, каким представлялась изначально.

«Я не хочу быть собственником. У меня квартира неприватизированная. Чем дальше, тем меньше я вижу оснований ее приватизировать. В наших условиях собственность — это, скорее, бремя. Плата за капитальный ремонт только сейчас гуманная, а в перспективе она будет расти, плюс - налог по кадастровой стоимости. Когда государство меня куда-то сильно толкает (в сторону приватизации), я всегда думаю: а с чего бы это? Тут много подводных камней, нет связной картинки. У нас нет понимания того, что жилье - это не предмет торга, а некая социальная функция, в том числе и государства», - рассказывает Синочкин.

Эксперт считает, что потерять социальное жилье, даже если выясниться, что его обитатель сдает жилплощадь в аренду, будет непросто. Ведь очень сложно доказать факт каких-то коммерческих отношений. Уже не первый год с этим явлением борются московские власти, но безуспешно.

Ситуация осложняется еще и тем, что, например, в Петербурге вообще нет точных данных о количестве квартир. Если посчитать дома жилищный комитет смог, то квартиры пока — увы. Многие квартиры расположены и вовсе в зданиях нежилого назначения.

«Приватизация началась в 90-е годы. Кто-то смог приватизировать «Роснефть», а кто-то ничего не смог. Им-то и заткнули рот квартирами. Все в равных условиях. "Вот вам ваучер". Одни на эти ваучеры смогли «Норникель» купить, а другие - комнату в коммуналке. Принцип справедливости у нас сложно реализуем. Скорее всего, у нас не будет массовой деприватизации. Но отдельных граждан она коснется. Будет она полезна или нет, покажет история. Не думаю, что эти поправки в Жилищный кодекс перевернут экономику», - считает председатель петербургской Ассоциации управляющих и эксплуатационных организаций в жилищной сфере Евгений Пургин.

Сопредседатель Союза потребителей России Анатолий Голов полагает, что законопроект прояснит лишь некие технические моменты процесса передачи государству ранее приватизированных квадратных метров. Саму деприватизацию можно было проводить и прежде, однако существовали отдельные случаи, требующие уточнений. Например, после приватизации в квартире могла быть осуществлена перепланировка, и тем самым изменена ее площадь.

«Есть ведь разные способы возврата жилья. Можно просто сказать: а давайте переиграем обратно, будем считать, что никакой приватизации не было. А можно заключить договор о выплате ренты, то есть фактически продать государству. В Петербурге, например, принят закон, по которому одинокие пенсионеры получают пожизненные выплаты, но после смерти их квартира переходит в собственность государства. Это уже по сути не деприватизация, а выкуп», - рассуждает Голов.

Эксперт считает, что власти должны четко определить «правила игры», чтобы каждый гражданин понимал последствия своих действий. К тому же именно на государство по-прежнему уповают большинство россиян.

«Ко мне недавно пришла на прием женщина. У нее очень стесненные обстоятельства. Одинокий человек, не на кого положиться. Ей коммерческая организация предлагает заключить договор ренты, но она боится. Говорит, что если бы ей такое предложение сделало государство, она бы согласилась. Ведь «государство обмануть не должно», - рассказывает Голов.

Эксперты не исключают, что после того, как проект станет законом, произойдет всплеск мошенничества. Как правило, любым нововведением, затрагивающим большую часть населения, любят пользоваться аферисты. Поэтому не стоит удивляться, если весной в почтовых ящиках начнут появляться объявления с предложением посодействовать в переводе жилья на договор социального найма.

Александр Калинин