Хамон из Европы предложили сжигать

Министр сельского хозяйства хочет уничтожать на границе все "санкционные" продукты, ввозимые в Россию незаконно. Эксперты считают такую идею кощунственной: годные к употреблению продукты питания можно отдавать нуждающимся.


© СС0

Министр сельского хозяйства Александр Ткачев выступил с предложением непосредственно на границе уничтожать все продукты, поступающие из поддерживающих санкции в отношении России стран. Свою идею он представил на встрече президента Владимира Путина с членами правительства. Если верить стенограмме заседания, то сам Ткачев о "санкционных" продуктах говорить не собирался - основу доклада министра составляла информация о битве за урожай. С просьбой дать оценку сообщениям о поступающих на отечественный рынок запрещенных продуктах к Ткачеву обратился сам президент. В результате министр был вынужден признать, что на границе ситуация действительно обстоит не самым лучшим образом.

«Пользуясь случаем, хотел бы просить вас и правительство Российской Федерации сделать все, чтобы мы могли партии грузов сельхозпродуктов, которые поступают нелегально через границу, уничтожать именно на месте. По закону, к сожалению, эти партии должны отправляться назад грузоотправителям, тем самым мы не сможем эту ситуацию никогда разрешить», - попросил помощи Ткачев. Путин согласился с предложением министра и предложил администрации и правительству проработать решение.

Опрошенные «Росбалтом» специалисты не верят, что в ближайшее время рядом с пунктами пропуска через госграницу появятся полигоны и «крематории» по уничтожению «запрещенки». Санкции, как показывает последний иранский пример, вещь временная, рано или поздно запреты будут сняты. Мало того, сама идея физического уничтожения качественных продуктов питания выглядит кощунственной. Годную к употреблению продукцию надо изымать, отправлять на реализацию или просто отдавать нуждающимся, но никак не утилизировать.

Так, член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ Евгений Бобров считает, что "санкционые" товары надо передавать в детские дома или беженцам. По его словам, сегодня на территории РФ расположено 369 лагеря для приема граждан Украины, в которых проживают 22 тыс. человек. На решение проблем беженцев государство направляет порядка 6 млрд рублей, что сравнимо со стоимостью дорожного строительства в Московской области. Этих средств явно не хватает для обустройства быта людей, бежавших с территорий боевых действий. Если есть возможность помочь им продуктами, то почему бы этого не сделать.

"Я думаю, что после поднявшейся шумихи вокруг возможного уничтожения, немногие рискнут везти "санкционные" продукты в Россию. Но если товар задержат на границе, то уничтожать его не надо. Его можно отдать нуждающимся. Уверен, что наше сельское хозяйство от этого жеста не пострадает. Другое дело, что до бездомных эти продукты могут и не дойти. Стоит помнить о коррупции", — отметил Бобров.

Глава исполкома Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин рассказал, что буквально месяц назад он поднимал этот вопрос на заседании зампредседателя правительства РФ Аркадия Дворковича. Россельхознадзор постоянно сообщает о задержании на границе грузов, не подлежащих ввозу на территорию РФ. При этом обычно разбирательства завершаются возвратом товара отправителю. По сути, речь идет о лотерее, причем беспроигрышной, полагает Юшин: если даже нарушителя ловят на границе, то он все равно не несет наказания, так как не теряет своего товара. Нарушитель же должен осознавать, что он может лишиться груза.

При этом задержанные на границе продукты можно обращать в доход государства, если они соответствуют всем требованиям Таможенного союза по безопасности. После реализации задержанных партий на открытых и прозрачных торгах, продукты должны поступать в реализацию. Вырученные же средства следует направлять на пополнение государственного бюджета, уверен эксперт. В Национальной мясной ассоциации считают, что юристам не составит труда в короткой перспективе адаптировать к изменениям нормативно-правовую базу.

В свою очередь глава "Infoline-Аналитика" Михаил Бурмистров полагает, что идея сжигания "санкционной" продукции непосредственно на границе вряд ли будет реализована, ведь без согласия импортера уничтожить товар нельзя. Другое дело, все понимают, что ситуация на многих участках границы — к примеру на белорусском — по-прежнему не контролируется должным образом. В результате товары, которые должны были попасть под санкции, можно увидеть на полках отечественных магазинов.

"Это вызывает беспокойство. Отсюда и четкий сигнал участникам рынка, которые игнорируют санкции или недостаточно обращают на них внимание: "Ребята, прекратите так себя вести". Есть попытка существенно ужесточить давление", — говорит Бурмистров.

Положительный момент в озвученной Ткачевом идее видят в Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров "Руспродсоюз". Дело в том, что отечественным производителям по-прежнему тяжело конкурировать с дешевыми зарубежными товарами. По словам зампредседателя правления «Руспродсоюза» Дмитрия Леонова, сейчас в первую очередь необходима выработка инструментов, позволяющих не нарушать введенный запрет на ввоз продуктов. Также, по его мнению, простой возврат товара отправителю, который пытался нарушить закон и ввести запрещенный груз, не является серьезной санкцией. Изъятие и уничтожение такой продукции, безусловно, более действенная мера. Кроме того, нужно запретить реализацию санкционных продуктов и ввести штрафы за их продажу.

"Главное, чтобы бизнесу стала невыгодна реализация запрещенных товаров, тогда и случаи незаконного ввоза станут реже", — отметил Леонов.

Эксперт в области таможенного законодательства, руководитель практики внешнеторгового регулирования DLA Piper Вильгельмина Шавшина, комментируя инициативу главы Минсельхоза, пояснила, что в случае ввоза подобных товаров, таможенный орган должен возбуждать административное производство. Например, за предоставление недействительных документов при декларировании (ч. 3 ст. 16.2 КоАП) или за несоблюдение запретов и ограничений на ввоз товаров (16.3 КоАП). Во втором случае к ответственности привлекается перевозчик. Должностное лицо штрафуется на 5-10 тыс. рублей, юридическое - на 50-100 тыс., а в качестве дополнительного наказания - конфискация ввозимых товаров. Подобная судебная практика уже есть - суды поддерживают решения таможни.

«Поэтому с формально-юридической точки зрения взамен процедур административного преследования и судебного решения о конфискации рассматривается упрощенная процедура изъятия и уничтожения, которая может быть оправдана экономией государственного ресурса», - пояснила Шавшина.

Эксперт отметила, что вопрос уничтожения товара на границе надо рассматривать с точки зрения прав и интересов лиц, владеющих данным товаром. «Если получатель товара, следующего через Выборг, например, находится в центральной части России, то это, безусловно, проблематично в силу дополнительных временных и транспортных расходов. В противном случае речь пойдет о нарушении прав и интересов лиц, владеющих данным товаром», - пояснила Шавшина. Во избежание злоупотреблений любое уничтожение должно производиться в присутствии всех заинтересованных сторон.

Надо отметить, что информация об утилизации партий того или иного товара, который входит в "санкционный" список, регулярно поступает от представителей Россельхознадзора. Однако запрещенная продукция уничтожается, как правило, не на границе, а «внутри страны». Подкарантинные товары обнаруживают на складских комплексах и оптовых рынках. Зачастую речь идет о тоннах фруктов, мяса или сыра. При этом следует учитывать, что причины для уничтожения тех же польских яблок иные, чем просто присутствие в запрещенном списке - решение об уничтожении продукции может быть принято Россельхознадзором в том случае, если владелец не способен подтвердить ее происхождение. Также утилизируются те пищевые продукты, которые по итогам экспертизы признаются некачественными и опасными для здоровья.

Александр Калинин