Намоленные места культуры занимают бордели

В Петербурге создаются места для удобств гастарбайтеров, а до художников властям дела нет, считает Дмитрий Шагин, десятки картин которого были затоплены из-за прорыва трубы.


Дмитрий Шагин, «Митьки» © Фото ИА «Росбалт», Александр Калинин

Арт-центр творческого объединения «Митьки» на улице Марата, 36/38 в четвертый раз за десять лет залило водой. Сами художники виновником коммунальной аварии называют кафе, которое расположено на мансарде. Неизолированные трубы заведения лопнули из-за морозов. В результате прорыва пострадало порядка 50 картин.

Спустя неделю после потопа художники, а также помогающие им на добровольных началах специалисты из Русского музея, продолжают подсчитывать ущерб. Чиновники, которые когда-то предоставили «Митькам» в бессрочную аренду аварийное помещение, художников так и не навестили. В последнее время администрация о культурном бренде-символе Петербурга вспоминает, как правило, по большим праздникам. «Митьки» надеются, что чиновники предоставят им новое пространство, но сами обращаться с подобными просьбами в Смольный не хотят.

О том, как с культурной карты Петербурга исчезают знаковые «намоленные» места, а на их месте организуются бордели для гастарбайтеров, «Росбалту» рассказал один из основателей «Митьков» Дмитрий Шагин.

- Что удалось сделать за прошедшее с момента прорыва трубы время?

- Продолжается опись всех поврежденных картин. Обследовали уже порядка 30 полотен. Все повреждения фиксируем на бумаге. Сами полотна фотографируем. Работы ведутся потихонечку. Предполагаем, что через два месяца все восстановим. Главное, чтобы по нам очередной водный удар не был нанесен. А рвануть ведь может в любой момент.

Фото ИА «Росбалт», Александр Калинин

- Можно ли определить ущерб от залива в денежном эквиваленте — рублях, долларах, условных единицах?

- Мы же не эксперты-искусствоведы. К нам на помощь пришли специалисты из Русского музея. Они занимаются технической экспертизой картин. Это огромная работа. Ведут они ее в нерабочее время и не ради денег. Все происходит на общественных, дружеских началах. Если бы этим делом занимались официальные реставраторы, то они, конечно, назначали бы за свою работу кругленькую сумму денег. Ущерб от залива картин в деньгах трудно оценить, потому что трудно оценить и саму картину. Но могу сказать, что многие пострадавшие полотна когда-то выставлялись в Русском музее. То есть это признанные работы, уже отчасти народное достояние.

Со временем, когда нас уже не будет, они будут стоить очень дорого, может быть, даже миллионы, и не обязательно рублей.

- Но все-таки вы ведете опись, фиксируете повреждения. Какова будущая судьба этих бумаг? Они же не просто будут подшиты в какую-то папочку, которая ляжет на полку?

У нас ведь тоже есть и юристы, и адвокаты. Их достаточно много. И пришли они тоже по зову сердца. Они должны с этими бумагами работать профессионально. Постараются оценить ущерб и в денежном эквиваленте. Наверное, в каком-нибудь минимальном. Думаю, что адвокаты смогут прийти к какому-то общему знаменателю. Даже в суд будут подавать. Я-то не знаю, как это все делается. Другое дело, что есть моральный ущерб. А это вещь совсем сложная. Я совершенно выбит из колеи. Неделю без работы. Трудно очень. Но, конечно, мы все это переживем, все восстановим.

Фото ИА «Росбалт», Александр Калинин

- Помещение на улице Марата «Митькам» было предоставлено городом. Я так понимаю, что его состояние было не из лучших?

- Не знаю, по какому принципу оно нам досталась, может быть, и по остаточному. Видимо, его предлагали другим людям, но они отказывались брать квартиру, потому что здесь очень плохие коммуникации, следствием чего и являются постоянные протечки. Галерею ведь не первый раз заливали. И канализацию рвало, и батареи отопления. Не одно, так другое. То кафе, то офис нас зальет, то коммуналка совершенно жуткая и убитая, не понятно, как в ней вообще люди живут. Последний раз нас заливало два года назад. После этого был проведен капитальный ремонт, полы перестелили, потолок подшили оргалитом. Нас заверили, что больше никаких протечек не будет. Я поверил Жилкомсервису, думал, что все наладится.

Вообще художнику хорошо в мансарде, когда над ним только крыша. У нас же уникальный случай. Художникам дали помещение на третьем этаже. И какое помещение! Тут все было как после бомбежки. Ничего не было - ни стен, ни пола, ни окон. Я потом еще подумал, а что это они такие добренькие, дали нам помещение в бессрочную бесплатную аренду? А его просто, видимо, никто снимать не хотел, никому оно не нужно было. Хотя, может, и наоборот - теперь это помещение кому-то приглянулось. Все-таки центр города.

Нас ведь до этого уже выселяли, и тоже из центра. У нас был замечательный музей на улице Правды. Причем как выселяли — по-серьезному, с милицией, со взломами, с избиениями художников. У меня даже картина по этим событиям написана.

Зато потом на месте нашей галереи появилась, что называется, «гостиница на час», потом офисы открыли. Никого не хочу обвинять. Просто вижу, что и сейчас ситуация странная. А лишать бесплатной аренды как-то тоже смешно. Все-таки «Митьки» заметная для Петербурга вещь.

- Как складываются взаимоотношения с жильцами? Они рады такому соседству? У вас даже дверь в парадную открыта, нет ни домофона, ни замка — заходи, кто хочешь...

- Мы никому не мешаем. Ничего громкого у нас тут не происходит. День для посетителей в галерее — это суббота с 16:00 до 20:00. Но что жильцам не нравится, так это «Ночь музеев». Мы в ней традиционно участвуем и к нам действительно очень много народа приходит. Бывает, что и до 2,5 тысяч. Но кроме «Митьков» здесь еще много других заведений. Под нами банк — два этажа. На мансарде кафе расположено. В него действительно очень много народу ходит. Тоже под нами, но наискосок, где на двери фонарики висят, там просто притон, публичный дом. Туда приходят толпы гастарбайтеров. Охранники их обыскивают металлоискателями. И все жильцы это видят. Там даже надпись на соседней двери есть: «Здесь квартира! Не стучать и не звонить!». Сейчас они хотя бы прибрались. Испугались того, что стало телевидение сюда приходить. А раньше все было усеяно семечками, бутылками, окурками.

Если нас отсюда выселят, то появится еще один публичный дом. Как он появился на Правде, как у нас этажом ниже. Но это ведь вещи, которые чужды нашему городу, нашей культуре. Это называется просто — вытеснение культуры из города.

При этом вытесняются культурные места, которые считаются намоленными. А замещаются они всякими притонами. Я вообще не понимаю, куда полиция смотрит. Все ведь, наверное, знают, что происходит. Конечно, странно очень, что у нас такие вещи происходят. Я коренной житель этого города, родился и вырос на улице Маяковского. Получается, что в нашем городе есть места для гастарбайтеров, для их комфорта притоны создаются, а до художников дела нет. Слава богу, что есть журналисты, общественники. Они делают большое дело. Посмотрим, что будет дальше.

Фото ИА «Росбалт», Александр Калинин

Фото ИА «Росбалт», Александр Калинин

- Странно слышать от вас подобные вещи. Взять любой большой летний городской праздник — день ВМФ, Морской фестиваль, День тельняшки — всегда приглашают «Митьков». А когда вашу галерею залило, то ни один чиновник к вам не пришел.

- О том, что «Митьки» являются культурным брендом Петербурга, прямо заявила Валентина Матвиенко. Мы-то себя так не называли. Но я думаю, что наше начальство должно было к нам прийти. Посмотреть, что у нас произошло. Сказать: «Давайте, ребята, мы вам другое помещение дадим». Хотя с просьбой о новых площадях не мы выступаем, это идея журналистов. Мы сами особо ничего не ждем и не просим. Но никто к нам не пришел и не идет. Из жилконоторы только заходили, зафиксировали наши протечки. И на том спасибо. Это ведь не только «Митьков» касается.

У нас вообще отношение к культуре такое в городе. Когда надо организовать праздник, фестиваль — давайте, а когда произошла реальная беда, когда столько картин пострадало, то никому из начальства дела нет.

Хорошо, что есть люди, которым еще нужны вещи, которые касаются культуры. Нам огромное число людей позвонило со словами поддержки. Я больше именно на людей доброй воли надеюсь. Они придут и скажут: «Ой, у «Митьков» беда произошла, надо помочь». У нас в России всегда при большой беде люди помогать друг другу начинают.

Фото ИА «Росбалт», Александр Калинин

- А что говорят те, кто вас залил? Принесли извинения?

Виновники будут отнекиваться, у них-то все сухо. Думаю, что они ничего не заплатят. А восстановительные работы - вещь дорогая: подрамники, перетяжка, клей сложный, его по особому рецепту надо готовить. Люди же, которые устроили потоп, даже не извинились. Сказали, что мы здесь не причем, мы ничего не знаем. Уже неделя прошла, а даже самых простых слов из разряда «извините, так получилось» произнесено не было.

Беседовал Александр Калинин