Антикоррупционная ломка

Число коррупционных дел увеличивается. Эксперты связывают происходящее с кризисом и предстоящими выборами. Они считают, что искоренить проблему не удастся, пока в России воровать удобно и престижно.


Мнения экспертов об эффективности плана по противодействию коррупции разделились. © Иллюстрация ИА «Росбалт»

В Петербурге под стражу взят главный призывной врач города Самир Мурсалов. Председатель военно-врачебной комиссии Горвоенкомата был задержан по подозрению в получении взятки. По данным Следственного комитета, мужчина выдавал военные билеты за вознаграждение. 31 марта в ходе обысков дома у Мурсалова, по данным источника в правоохранительных органах, нашли списки призывников, а также крупную сумму денег. Ранее в Северной столице были арестованы еще трое сотрудников военного комиссариата: Ольга Леонова, Юрий Бережной и Владимир Крупин. Их также подозревают во взяточничестве. Адвокат Самира Мурсалова Владимир Анисимов не стал раскрывать подробностей дела своего подзащитного. «Я пока не пообщался с ним, поэтому не могу комментировать данное дело», — сказал он «Росбалту», лишь отметив, что решение об аресте будет обжаловано.

Между тем это далеко не первое коррупционное дело, привлекшее внимание прессы за последние несколько месяцев. Пожалуй, самым известным в череде арестов стало так называемое «дело Минкульта», связанное с хищением бюджетных средств, выделенных на реставрацию ряда объектов культурного наследия. Его фигурантами стали сразу пять человек, в том числе заместитель министра культуры Григорий Пирумов и директор одного из департаментов ведомства Борис Мазо.

Стоит вспомнить и уголовное дело против начальника ГУП «Петербургский метрополитен» Владимира Гарюгина. Главу городской подземки заподозрили в злоупотреблении полномочиями (ч. 2 ст. 201 УК РФ). Дело было возбуждено по материалам, поступившим из Контрольно-счетной палаты города. По данным следствия, в 2012 году Гарюгин и иные лица вопреки законным интересам метро использовали свои полномочия при заключении инвестиционного договора о строительстве комплекса наземного вестибюля станции «Адмиралтейская». В результате, как посчитали в ГСУ СК, бюджету города был причинен ущерб на сумму не менее 466 млн рублей.

Среди арестованного имущества Гарюгина — более 31 млн рублей, крупные суммы денег в иностранной валюте, а также три земельных участка в разных районах Ленинградской области, жилой дом, автомобиль Toyota Land Cruiser и три сберегательных сертификата общей стоимостью 2,4 млн рублей. Прошло уже 14 месяцев с момента возбуждения уголовного дела, а материалы до сих пор не переданы в суд. «Пока никаких новостей по этому делу нет. А до его передачи в суд вообще далеко, как до луны», — сказал «Росбалту» адвокат Гарюгина Владимир Львов.

О делах, возбужденных по статье 290 УК РФ (получение взятки) петербургское ГСУ СК отчитывается практически в еженедельном формате. В списке фигурантов и бывший оперуполномоченный, и судебный пристав, и директор жилищного агентства, и врачи. 

2015 год запомнился громкими делами против чиновников довольно высокого ранга. Среди них — заместитель председателя КГИОП Игорь Гришин, арестованный по подозрению во взяточничестве (правда, теперь Гришин уже бывший чиновник — комитет в декабре прошлого года отказался продлевать с ним контракт). По версии следствия, экс-заместитель председателя КГИОП через двух посредников требовал у заместителя генерального директора одной из фирм многомиллионную взятку за приемку выполненных по госконтракту работ. Процесс над Гришиным стартовал в феврале в Октябрьском райсуде Петербурга.

Не смогла уйти от ответственности и замначальника отдела УФМС Центрального района Елена Вишневская, а вместе с ней и начальник отделения организации иммиграционного контроля Станислав Федоренко. Они обвиняются в получении взятки в 160 тыс. рублей. Деньги им якобы передал представитель коммерческой фирмы, заинтересованный в том, чтобы компанию не привлекли к ответственности за найм на работу нелегальных мигрантов.

На превышении полномочий правоохранители ловили заместителя главы администрации Красногвардейского района Михаила Гусева, главу администрации МО Купчино Станислава Татаренко, а также экс-директора Центрального военно-морского музея Андрея Лялина. За взятки задерживали и бывшего замначальника МЧС Ленобласти Владимира Чумакова, и начальника районного КУГИ Михаила Веселова. Но самой крупной в истории Петербурга стала взятка, полученная экс-ревизором ГУ МВД РФ по Петербургу и Ленобласти Алексеем Середининым. По данным следствия, с февраля по июль 2011 года один из предпринимателей передал ему более 40 млн рублей. Серединин по данному делу получил шесть лет колонии.

Ряд петербургских общественников, с которыми пообщался «Росбалт», обратили внимание, что в последнее время количество уголовных дел, связанных с коррупционными проявлениями, возросло. Председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов считает, что борьба с мздоимством усиливается, поскольку такая задача была поставлена президентом.

«Коррупция — это же бизнес, построенный на процедурах, избыточных функциях. И сейчас вопрос стоит таким образом — если мы не изменим условия этого бизнеса, то можем сколько угодно долго ловить коррупционеров. Это будет замкнутый круг», — подчеркнул Кабанов.

1 апреля Владимир Путин утвердил национальный план противодействия коррупции на 2016—2017 годы. Среди предлагаемых мер, в том числе, следующие: правительство РФ должно усовершенствовать механизм урегулирования конфликтов интересов чиновников; главам регионов поручено продолжить аналогичную работу на уровне субъектов РФ, в том числе — выявлять случаи нарушения региональными чиновниками требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов. Кроме того, МВД РФ поручено провести комплекс мероприятий по предотвращению хищений средств на крупные проекты, в частности, на организацию Чемпионата мира по футболу 2018 года. В указе также отмечается, что ряду общественных организаций рекомендовано провести работу, направленную на просвещение граждан по вопросам антикоррупционного законодательства (с использованием кинематографа).

По мнению Кирилла Кабанова, впервые за долгое время план по борьбе с коррупцией не является формальностью. «План готовился при серьезном участии экспертов — прежде всего, это Открытое правительство, это экспертный совет при президенте, Совет по правам человека, объединения бизнеса. Все готовили очень много предложений и в итоговый план вошла большая их часть. К примеру, впервые в документе прописан такой термин как „конфликт интересов“. Кроме того, там достаточно серьезное внимание уделяется судейскому сообществу. Но стоит отметить, что и в прошлые годы конкретные мероприятия из плана по противодействию коррупции были реализованы. К примеру, в регионах было уволено немало чиновников, в чьих действиях находили коррупционные проявления», — отметил Кабанов.

В то же время известны случаи, когда громкие коррупционные дела заканчивались ничем. Глава петербургского отделения ФБК Дмитрий Сухарев вспоминает самый известный пример такого рода — дело Оборонсервиса.

Эксперт не склонен верить в успех плана по противодействию коррупции. «Избавиться от этой практики можно только сменив систему управления. Ведь когда коррупция у нас на самом верху, когда все строится на круговой поруке, все заканчивается тем, что есть следователи, которые копают, ищут, а все уходит в песок, как в деле Сердюкова и Васильевой. Зато они могут отчитаться о том, что поймали десять нянечек, которые воровали манную кашу», — резюмировал Сухарев.

Депутат петербургского ЗакСа Максим Резник отметил, что власти попросту не понимают, что такое борьба с коррупцией или же «боятся себе в этом признаться». «Потому что борьба с коррупцией — это борьба с нынешней системой. А у них она заключается в создании комиссий по борьбе с коррупцией. А потом будет борьба с коррупцией в комиссии по борьбе с коррупцией и так далее. Нужно понять, чего боится коррупционер. А боится он огласки. Значит, нужны независимые СМИ, которыми не владеет государство. Коррупционер боится неотвратимости наказания — нужен независимый суд. Коррупционер боится контроля, значит, нужен независимый парламент. Ничего этого нет. Нужно разделение властей, а это понятие непосредственно связано с демократией. А для них это слово неприемлемое и ругательное. Я не говорю о том, что при демократии нет коррупции. Есть человек, а у него есть пороки, а значит, тяга к воровству будет существовать в тех или иных масштабах. Искоренить полностью коррупцию невозможно, но нужно сделать так, чтобы воровать было стыдно и опасно. А сейчас воровать удобно и престижно».
 
По мнению Резника, очередной всплеск борьбы с коррупцией имеет политическую привязку. «Это обычная история: очередной сериал „Оборотни в погонах-7“ происходит перед выборами. Второе обстоятельство заключается в том, что денег стало не хватать — нефтяной водопад же закончился. Началась ломка. Теперь пытаются деньги обратно отжать», — подытожил он. 

Илья Давлятчин