Заслуженный осужденный художник

72-летняя заслуженная художница РФ Лариса Кириллова избежала колонии. Суд приговорил ее к пяти годам условно и штрафу. Суд решил, что Зураб Церетели не был осведомлен о ее «преступном умысле».


Заслуженный художник РФ Лариса Кириллова © Фото ИА «Росбалт», Илья Давлятчин

Зал Василеостровского районного суда давно не видел такого столпотворения. Творческая интеллигенция заняла все свободные места, часть людей осталась у двери, кое-кто облокотился на клетку для подсудимых, два человека присели на табуретку. Во главе этой процессии — женщина в аккуратном костюме с опрятной прической. Больше двух лет она, 72-летний заслуженный художник Российской Федерации, находится под домашним арестом.

Лариса Кириллова (в девичестве Котова) родилась 12 декабря 1943 года в Новосибирске. Затем переехала в Ленинград, где закончила среднюю художественную школу и поступила на живописный факультет ЛИЖСА имени И. Е. Репина. В 1968 году окончила институт по мастерской В. М. Орешникова с присвоением квалификации художника живописи. Затем работала в творческой мастерской, преподавала в средней художественной школе имени Репина. Уже тогда Кириллова рисовала портреты и участвовала в выставках.

Для художницы характерно обращение к вечным темам — материнству, семье, красоте человека, раскрываемым в женских образах современниц. В 1987 году она получила звание заслуженного художника. Кроме того, Кириллова является лауреатом государственной премии РСФСР имени И. Е. Репина за картины «Девчата у окна», «На реке», «После работы» и награждена серебряной медалью АХ СССР.

В 2007 году указом президента Российской академии художеств Зураба Церетели была назначена руководителем Санкт-Петербургского государственного академического художественного лицея им. Б.В. Иогансона. Этот пост она занимала почти десять лет. Карьере помешало уголовное дело, возбужденное в 2014 году.

Шестью годами ранее лицею Ларисы Кирилловой выделили бюджетные деньги на реконструкцию и ремонт базы творческой практики в поселке Юкки Всеволожского района. Подрядчиком по итогам конкурса стала организация «Узакон-строй», которую на тот момент возглавлял начальник управления капитального строительства Российской академии художеств Андрей Узун. Со стороны Российской академии художеств контракт был подписан лично Церетели, со стороны лицея — Кирилловой, а со стороны подрядчика —  Узуном.

Реконструкция закончилась уголовным делом. Следователей, по всей видимости, удивила сумма — 117 млн рублей были потрачены на работы. Люди в погонах посчитали, что на базе в Юкках работы либо не исполнялись вовсе, либо выполнялись не в полном объеме. При этом, по их мнению, Кириллова ненадлежащими образом осуществила свои обязанности по сопровождению выполнения контракта. А именно — подписала акты приемки, в которых указывались недостоверные сведения. В итоге из 117 млн рублей, выделенных на Юкки, около 100 млн, по данным СК, были переведены на счета сторонних организаций. Данные фирмы в свою очередь создал вышеупомянутый Узун.

Это дело стало для бывшего начальника управления РАХ уже третьим за последние годы. Ранее он получил сроки за хищение 19 млн рублей при реконструкции помещений научной библиотеки и хищение средств, выделенных на ремонт в Главном здании академии на Университетской набережной. Решив не искушать судьбу в третий раз, Узун признал вину по делу о реконструкции базы в Юкках и получил 5 лет и 2 месяца колонии общего режима со штрафом в размере 550 тыс. рублей. В марте 2016 года он вышел на свободу.

Кириллова, находясь под домашним арестом, свою вину так и не признала. Дилемма у стороны обвинения была довольно простой: либо заслуженный художник целенаправленно подписывала документы о выполненных работах, либо с ее стороны имело место банальная ошибка. Говоря языком Уголовного кодекса, халатность. Прокурор склонилась к первой версии.

«По словам свидетелей, до 2011 года Кириллова в принципе не сообщала о том, что работы не проводятся. Другие утверждали, что Кириллова знала, что работы не проводились, однако все равно подписывала акты выполненных работ», — сказала в ходе прений государственный обвинитель. И попросила приговорить Кириллову к 5 годам колонии общего режима. В зале в тот момент отчетливо раздались вздохи негодования бессменной группы поддержки Кирилловой, которая приходила едва ли не на каждое заседание.

Защита в ходе выступления сыпала афоризмами, вспоминала цитаты Козьмы Пруткова. Суть же выступления была проста — дескать, обвиняемая действительно подписывала акты выполненных работ, деньги перечислялись подрядчику. Но Кириллова якобы не знала, что деньги перечислялись со счета подрядчика на счета подставных организаций.

«УСБ не смогло установить эти фирмы. Это оказалось не по зубам следственным органам», — заключил адвокат.

Недовольство стороны защиты вызвало и молчание Зураба Церетели, которому Кириллова, по версии следствия, направляла письма с жалобами на действия подрядчиков. Как сообщила «Росбалту» дочь обвиняемой Екатерина, президент Российской академии художеств был допрошен в ходе предварительного следствия. Однако в суде он не появился.

Кириллова в последнем слове много говорила о своих заслугах.

«Я академик, заслуженный художник России. Работая в лицее 41 год, не имела нареканий как директор. Кроме того, я работала не с высокой зарплатой, так как лицей был на скудном социальном финансировании. Не в моих правилах говорить о своих достоинствах и достижениях, но в данной ситуации я должна это делать. В 2006 году я была награждена медалью за вклад в развитие образования. Никаких претензий от академии как заказчика в мой адрес не поступало», — сказала она.

По словам подсудимой, подписывая документы, она руководствовалась доверием к руководству учреждения и к Узуну и огромным желанием закончить строительство, а также отсутствием у нее необходимых знаний по вопросу строительства. В то же время Кириллова признала недостаточную осмотрительность.

Чтение приговора началось в Василеостровском районном суде Петербурга в четверг, 12 мая. Культурную атмосферу в зале судьи Ковина нарушали разве что телефонные звонки группы поддержки.

«Вина Кирилловой в полном объеме подтверждается материалами дела и показаниями свидетелей», — заявил Ковин на 20 минуте чтения приговора.

«Не слышно вообще, что говорит», — донеслось из толпы.

Судья же продолжал. По его мнению, Зураб Церетели не был осведомлен о «преступном умысле Кирилловой».

«Все противоправное ею содеянное оправдывать неосведомленностью о контракте не выдерживает никакой критики. Ее слова об ответственности должностных лиц академии не меняют сути содеянного и не снимают с нее ответственности», — отчеканил Анатолий Ковин.

Колонии 72-летняя Кириллова все же избежала. Суд учел ее заслуги, а также состояние здоровья. Заслуженный художник приговорена к пяти годам условно и штрафу в размере 200 тыс. рублей. Толпа выходила из зала суда недовольной: «Безобразие!», «Вообще ничего не учли!», «А Церетели — вообще ничего!».

Как сообщила «Росбалту» дочь осужденной, приговор, скорее всего, будет обжалован.

Илья Давлятчин

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru