Форум несбывшихся надежд

ПМЭФ в очередной раз показал, что Россия не готова пойти на компромисс с Украиной. Надежды на отмену санкций против РФ практически нет.


© Фото с сайта ПМЭФ

В этом году ПМЭФ смог привлечь влиятельных иностранных гостей. В качестве «хедлайнеров» на торжественном открытии форума выступили глава Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер и генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун. Задолго до начала форума эксперты гадали, является ли приезд высоких гостей политическим сигналом на пути к отмене санкций против России. Но их ожидания не оправдались.

Санкции навсегда

На открытии форума и Юнкер, и Пан Ги Мун довольно обтекаемо говорили о том, что настало время держаться вместе и «наводить мосты». Правда, Юнкер отметил, что присоединение Крыма к России и украинский конфликт испортили отношения ЕС и РФ, хотя они и до этого не были прекрасными.

«Россия является участницей Минских соглашений. Она взяла на себя обязательства, закрепив их на бумаге. Следовательно, следующий шаг очевиден: полная имплементация соглашений. Не больше и не меньше. Это единственный способ начать диалог и единственный путь к снятию экономических санкций», — заявил Юнкер.

Но когда главу Еврокомиссии спросили о влиянии санкций на экономику, он заявил, что будет обсуждать эту тему только с президентом Владимиром Путиным. Многие ждали, к чему же приведет этот диалог. Но представители главы государства, ко всеобщему разочарованию, сообщили, что «санкции как таковые» на встрече не обсуждались.

Тему санкций поднял и другой именитый гость форума — экс-президент Франции Николя Саркози. Он высказал уверенность, что Россия должна подать пример и первой отменить продуктовое эмбарго. «Cамый сильный должен протянуть руку первым. Самый сильный — это Россия и это президент Путин», — объявил Саркози.

Политик отметил, что уже обсудил эту тему с главой РФ, но отказался рассказать, что тот ему ответил. Хотя догадаться не так уж сложно.

Чуть позже в своей программной речи президент России в очередной раз подчеркнул, что наша страна не была инициатором всех возникших проблем. Следовательно, первого шага с ее стороны ожидать вряд ли стоит. 

Эту же мысль подтвердил и министр экономического развития Алексей Улюкаев. «Инициатива входа была на стороне наших партнеров, инициатива выхода должна быть на их стороне», — сказал он. Министр заявил, что в настоящее время российские власти не рассматривают вопрос снятия контрсанкций. Более того, Минэкономразвития готовит проект постановления о продлении продэмбарго.

Нефтяная игла

Россия по-прежнему цепляется за «старый нефтяной век», в то время как другие страны вовсю развивают альтернативные источники энергии и производят электромобили. Конкуренты создают экономику будущего, а мы просим ОПЕК поднять цены на нефть и пробуем «ухватить за хвост» старую нефтяную эпоху. Эту ключевую проблему зависимости российской экономики от нефти и, пожалуй, еще одну из главных тем ПМЭФ, обозначил на бизнес-завтраке Сбербанка Герман Греф.

Экс-глава Минфина Алексей Кудрин в свою очередь назвал двухкратный обвал курса рубля позором для экономических властей и для России в целом. Впрочем, он снял ответственность за это с Центробанка. «Мы должны все перейти к плавающему курсу, который отражает состояние экономики», — уверен он.

Рецепт Кудрина — производить технологических товаров и продукции на $200-250 млрд в ближайшие 15 лет. Грубо говоря, сделать то, о чем давно говорили экономисты — слезть с нефтяной иглы. Еще в первый день ПМЭФ Кудрин призвал к серьезным экономически преобразованиям, в том числе и непопулярным реформам. Главная задача, по его словам — формировать соответствующие институты, которые повысят производительность экономики.

Прогноз Кудрина относительно стоимости нефти неутешителен — в ближайшие 5 лет цены составят $40 за баррель, потом — $30 за баррель и будут падать дальше.

В свою очередь министр энергетики РФ Александр Новак заверил всех, что нефти точно хватит до 2040 года. А вот когда произойдет очередной технологический прорыв и электромобили завоюют мир — нужно еще просчитать.

Не обошлось и без яростных споров. Глава Минфина РФ Антон Силуанов, например, призвал ориентироваться на структурную цену на нефть — $40-$50 за баррель, а также стимулировать развитие альтернативных источников энергии. А министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев в своей пламенной ответной речи заявил, что брать цену на нефть «из головы» неразумно. Шанс на успех метода Силуанова он сравнил с попытками встретить на улице зеленую обезьяну. Попросил «оставить упражнения» по изменению налоговых условий для нефтяного и газового сектора и «дать коллегам возможность спокойно работать и зарабатывать деньги».

«Как говорится, разруха не в сортирах, а в головах. Мы должны качественно принимать управленческие решения», — резюмировал Улюкаев.

Неоправданные ожидания

От речи президента Владимира Путина в рамках пленарного заседания ждали многого. Интригу выступлению главы государства придал и его пресс-секретарь Дмитрий Песков, за несколько часов до этого заявивший, что речь российского лидера будет содержать ответы на ожидания по структурным реформам в экономике РФ.

Однако никаких сенсаций не случилось — Путин озвучил хорошо знакомые всем тезисы. Так, по мнению президента, нынешняя геополитическая напряженность связана с экономической неопределенностью, и есть риск того, что она будет провоцироваться. Кем — он не уточнил. Россия же, отметил глава государства, по-прежнему нацелена на сохранение своей самобытности и духовных корней, но готова и работать с другими странами.

Президент демократично подчеркнул, что Европейский Союз остается ключевым партнером России, и РФ небезразлично, что происходит в европейской экономике.

«Европейским политикам стоит проявить мудрость и гибкость. Нужно вернуть доверие и вернуть взаимодействие», — добавил глава государства, отметив, что Россия не держит зла на ЕС и готова идти навстречу европейским партнерам.

США, по мнению Путина, являются единственной в мире супердержавой, с которой Россия хочет работать. Правда, с выборной системой, по мнению главы РФ, не все в порядке. Однако национальный лидер выразил надежду на то, что новый президент США будет сотрудничать с Россией и создавать безопасную атмосферу в мире.

Ничего нового президент не сказал и об украинском конфликте. Глава государства подчеркнул, что первый шаг в разрешении ситуации должна сделать Украина, однако она не соблюдает Минские соглашения.

Кстати, о «минских договоренностях» напоминал в ходе ПМЭФ и глава МИД Сергей Лавров — он выразил надежду на то, что «западные партнеры проведут воспитательную работу с Украиной».

Бурную реакцию со стороны Украины вызвало заявление Пан Ги Муна. Он сказал, что Россия играет важную роль в работе ООН и в урегулировании мировых вопросов – от окончания конфликтов на Украине и Сирии до обеспечения прав человека и контроля за распространением оружия массового уничтожения. Заместитель главы администрации президента Украины Константин Елисеев заявил, что в адрес ООН направлено письмо-протест. 

Подводя итог, отметим, что на форуме не прозвучало никаких революционных заявлений относительно экономического будущего России. И в санкционном вопросе ПМЭФ тоже никак не смог повлиять на ситуацию. Несмотря на все громкие слова о наведении мостов и разрушении стен, политики ограничились показыванием пальцем друг на друга: «Ты первый», «Нет, ты». Российская сторона по-прежнему не готова идти на компромисс с Украиной.

Даже заявления Кудрина о необходимости непопулярных реформ были встречены общественностью без особого энтузиазма. «Мне интересно, почему умники на питерском экономфоруме требуют непопулярных реформ, но не требуют популярных: борьбы с коррупцией?» — иронично заметил оппозиционер Алексей Навальный.

Софья Мохова, Антонида Пашинина, Илья Давлятчин