Достоевский и мистическая история

Случившееся после смерти матери Федора Достоевского похоже на детектив и загадочно, как и многое происходящее с героями произведений писателя.


Не утихают споры о месте упокоения матери писателя. © Фото Евгении Дылевой

Мемориальный музей «Разночинный Петербург» проводит на Пионерской площади акцию «Достоевский сквозь время». Она приурочена к двум знаковым датам — в этом году исполнилось 135 лет со дня смерти писателя и будет 195 лет со дня его рождения. Посетителям показывают выставки «Дневник писателя» и «Фельетон за все лето». Последняя рассказывает о летних поездках писателя и их литературных отражениях. 

Тем временем продолжение получила почти мифическая история, произошедшая после смерти Марии Федоровны — матери Федора Михайловича Достоевского. Знатоки его творчества утверждают, что она похожа на детектив и загадочна так же, как и многое происходящее с героями произведений писателя в Петербурге и других городах.

Из могилы — в музейный шкаф

Мария Федоровна прожила почти 37 лет. Умерла 27 февраля (по старому стилю — 11 марта) 1837 года и была похоронена на Лазаревском кладбище в Москве. После того, как место захоронений было ликвидировано, останки в 1934 году эксгумировали по инициативе исследователя рода Достоевских Михаила Волоцкого. Череп отправили антропологу и скульптору Михаилу Герасимову для скульптурной реконструкции. По непонятным причинам он потом «затерялся», а останки на протяжении почти восьми десятилетий хранились в шкафу Музея и НИИ антропологии Московского Государственного университета.

«О сохранении останков в музее, где они пролежали до 2012 года, хлопотал антрополог Михаил Волоцкой, — помог восстановить недавние события доктор филологических наук, профессор коломенского Государственного социально-гуманитарного университета Владимир Викторович. — Когда начали уничтожать Лазаревское кладбище, он организовал вскрытие могилы Марии Федоровны, вывез ее останки и надгробный памятник, на котором выбита надпись-эпитафия Карамзина: „Покойся, милый прах, до радостного утра“, выбранная сыновьями — Михаилом и Федором».

Сегодня не утихают споры о месте упокоения матери писателя. Викторович уточнил, что первым вопрос о захоронении останков поднял исследователь родословия Достоевских, кандидат медицинских наук Николай Богданов. К его мнению тогда присоединились многие, в том числе и потомки писателя, в частности правнук Дмитрий Достоевский.

С невероятными усилиями, так как речь шла о «единице хранения» (музейщики знают, насколько трудно, а подчас невозможно, изъять и передать кому-либо такую «единицу»), удалось убедить руководство Музея антропологии передать останки для захоронения. «Учитывая юридические тонкости, мы нашли оптимальный вариант: музей оформил передачу через православную церковь. Процедура была долгой, посредником выступил Коломенский университет. Было получено благословение митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия. В акте передачи так и указано: для последующего захоронения на погосте Свято-Духовского храма в Моногарове. Это официальный документ, который никто не отменял», — напомнил Викторович.

Стараниями исследователей Российского общества Достоевского при помощи благотворителей и администрации Зарайского района Московской области прах Марии Федоровны был перевезен в Иоанно-Предтеченский собор Зарайского Кремля. Предполагалось, что он будет храниться там до окончательного восстановления могилы ее мужа — Михаила Достоевского.

«Коллегиальным было решение общества Достоевского, что мы должны найти могилу отца Федора Михайловича, точное место его упокоения. Церковный погост в селе Моногарове близ усадьбы Даровое был уничтожен в 1930-е годы, — рассказал Владимир Викторович. — Рядом с храмом с помощью благотворителей установлен кенотаф с деревянным крестом. С помощью георадара удалось определить границы погоста, коломенские археологи сделали вертикальную планировку — сняли верхний слой земли и установили, где именно находятся могилы. Там не больше пятнадцати захоронений. Обнаружение останков Михаила Андреевича представлялось нам вполне реальной задачей. После раскопок потребуется антропологическая, а затем генетическая экспертиза. На все перечисленные работы необходимо не слишком много времени и относительно небольшие средства — примерно триста тысяч рублей, сбор которых и был в свое время объявлен на сайте „Заповедного Дарового“».

Однако в 2015 году возникла противоположная инициатива от руководителя московского отделения Общества православных врачей А. В. Недоступа — предать земле останки Марии Федоровны на прежнем месте, в Москве. Аргументы оппонентов Викторовича и Российского общества Достоевского таковы: Даровое и Моногарово — «медвежий угол», храм Достоевских — якобы сплошные руины, а кладбище при нем — пустырь, поросший бурьяном. Выдвигается и еще одно «веское» доказательство против Моногарова — живучий миф о жестокосердии и недостойном поведении помещика Достоевского, рядом с которым нельзя хоронить мать писателя (и одновременно — горячо любимую супругу, с которой и после смерти ее Михаил Андреевич разговаривал вслух).

Ответить тут можно только словами самого Федора Михайловича о родителях: «…Ведь это были люди передовые… А уж такими семьянинами, такими отцами… нам с тобою не быть, брат!..» Над реабилитацией доброго имени отца Достоевского и «возвращением» земли детства писателя и работают уже много лет неравнодушные люди.

«Знак судьбы» после смерти

Сегодня никто не спорит с тем, что неоднократно потревоженные останки Марии Федоровны по всем человеческим законам надо предать земле. Но где? На закрытом для посетителей земельном участке при храме Сошествия Святого Духа в Москве (там, где она была похоронена первоначально) — уничтоженном в тридцатые годы кладбище? Или же рядом с супругом, на погосте Свято-Духовского храма в Моногарове, что близ фамильной усадьбы Даровое в Подмосковье, — местах, насквозь пропитанных памятью о Достоевских?

Чтобы разобраться в этом вопросе мы со старшим научным сотрудником Натальей Шварц, много лет проработавшей в музее Ф.М. Достоевского, посетили места памяти писателя. Вместе мы отправились сначала в Москву — туда, где прежде находилось ликвидированное 82 года назад Лазаревское кладбище, затем в московский Музей-квартиру Ф. М. Достоевского, где в подвале хранится надгробный памятник, установленный когда-то на могиле Марии Федоровны, а затем уж в Зарайск и далее — в Даровое, к погосту у храма Сошествия Святого Духа (построен в 1763 году) в селе Моногарове, на котором был похоронен супруг Марии Федоровны, отец писателя Михаил Андреевич.

У московского Свято-Духовского храма с XVIII века и до 30-х годов века ХХ-го существовало кладбище, большая часть которого в советское время была преобразована в зону отдыха (ныне — парк «Фестивальный»). Туда мы отправились прежде всего. У женщины, продающей церковную утварь, спросили, как нам пройти на закрытый земельный участок при храме и может ли кто-то нам показать, хотя бы приблизительно, место, где находилась могила Марии Федоровны.

Вскоре к нам вышла сестра Анна и проводила в небольшой двор за храмом. Она пояснила, что при храме существует сестричество во имя святого Игнатия Ставропольского, сестры которого заботятся о его территории. «Конечно, пройдите, посмотрите… Но мы знаем только примерное место могилы. Здесь уже много лет ничего нет», — объяснила Анна и припомнила, как одна из сестер рассказывала, что зимой здесь был человек, который тоже пытался определить местоположение могилы. «Спрашивал, мерил шагами сугробы да так и уехал, не назвавшись», — пожала она плечами.

В непосредственной близости к храму, за алтарной его частью, восстановлены условно только две могилы.

Старания хранителей, бесчинства вандалов

Без малого полтора десятилетия усадьба Достоевских Даровое и прилегающие к ней мемориальные окрестности в Подмосковье находятся под добровольной опекой исследователей из Коломны — профессора Владимира Викторовича и его соратников, в основном преподавателей и студентов Государственного социально-гуманитарного университета. Общими усилиями они приводят в порядок территорию усадьбы (в самое последнее время с трудом, но налаживается плодотворный контакт с музеем «Зарайский Кремль»), занимаются изучением ее истории, инициируют археологические работы в Даровом и Моногарове; лечат старовозрастные деревья в заповедной Липовой роще, которой 300 лет; проводят ландшафтные исследования, конференции, выпускают научные сборники. 13 лет при усадьбе работает летний волонтерский лагерь.

В 2011 году было создано Некоммерческое партнерство «Заповедное Даровое», в которое вошли исследователи-достоеведы, ГСГУ, Музей Ф. М. Достоевского в Петербурге, потомки писателя. Для реализации научных и культурно-просветительских проектов привлекаются благотворители, партнерские организации. В 2013 году «Заповедное Даровое» стало победителем Международного грантового конкурса «Православная инициатива», проводимого под патронатом Патриарха Кирилла. Проект «„Животворящая святыня“. Место памяти родителей Достоевского» позволил активизировать приходскую жизнь Моногаровского храма.

Фото Евгении Дылевой

 

Но от вандалов вольных и невольных спасения пока что нет. Несколько лет назад их жертвой стала старинная липа на «кургане», где семейство Достоевских устраивало чаепития. В июне этого года во время сенокоса в усадебном саду пала яблоня — подарок Даровому от музея Диккенса, любимого писателя Достоевского. Старания многих людей и организаций, благодаря которым стал возможен этот «дар Даровому», были одним махом «скошены» равнодушным распоряжением нынешних новых хозяев Дарового, которое носит весьма странный «титул» сектора музея «Зарайский Кремль».

Оставшихся в живых ценностей, с точки зрения историков, может быть мало. И очень много — со справедливой позиции тех, кто старается это немногое сохранить. Приусадебные просторы, Липовая роща — пристанище детских игр; Лоск, «воскресивший» Достоевского на каторге; Федина роща, а в ней овраг - место мечтаний будущего писателя; Маменькин пруд, замшелые могильные плиты Нечаевского погоста; многострадальный храм в Моногарове, которому все никак не подняться (деньги на реставрацию были отпущены, но подозрительно быстро кончились — увы, нередкая ныне история)… А на местном кладбище — могилы одной из племянниц Достоевского, последней хозяйки Дарового — Марии Александровны Ивановой и ее верной экономки.

Продолжается распродажа окрестных земель. В непосредственной близости от усадебного флигеля уже выстроен вызывающе неуместный дом, разрушающий историческое пространство, связанное с Достоевскими.

Заглянули мы и в соседнюю деревушку Черемошню (название ее писатель упоминает в романе «Братья Карамазовы») — крохотную, с разбитой дорогой. Обитатели пожаловались: в распутицу местным бабушкам до больших дорог не добраться, и кому-то из начальства даже взбрело в голову снять дорожный указатель: как будто деревни нет. Выяснилось: люди в курсе, что их деревня не простая — с историей, причастной к жизни и творчеству великого Достоевского.

Люди придут на моногаровский погост

Пострадала от времени, но устояла Свято-Духовская церковь в Моногарове. Сложные восстановительные работы приостановлены, но это не отменяет значимости храма для скромного числа прихожан. Служит здесь отец Григорий Решетов лишь по большим праздникам. На столиках перед алтарем, где в советское время был магазин, иконы в самодельных окладах. Территория при храме ухожена — стараниями волонтеров и неравнодушных местных жителей, а на старинном погосте — памятники помещикам: Хотяинцевым, Костюрину, Мельгунову… Все соседи Достоевских.

Фото Евгении Дылевой

Мария Федоровна и не думала о скорбном изменении «знака судьбы» после смерти. В самых странных снах не могла предвидеть она будущих неоднократных похорон. Куда же — теперь у нее не спросишь. Но учитывая, что от Лазаревского кладбища в Москве ничего не осталось, а церковный моногаровский погост восстанавливается волонтерами в его полном объеме, может, все-таки в Моногарово?

Фото Евгении Дылевой

В Подмосковье к Достоевскому едут многие (и посещение храма — обязательная часть экскурсий в Даровое), да и здесь на погосте похоронен супруг Марии Федоровны; окрестные нивы и леса дышат воспоминаниями о ней и родных для нее людях, а сам Федор Михайлович признавался: «Это маленькое и незамечательное место оставило во мне самое глубокое и сильное впечатление на всю потом жизнь».

Евгения Дылева


Читайте также В Кузнечном переулке построят еще одно здание в пять этажей под музей Достоевского