«Чтобы стать профессионалом, инвалиду надо совершить подвиг»

О том, как людям с ограниченными возможностями удается устроиться на работу, рассказала эксперт Лидия Фролова.


© Фото из личного архива

Сегодня в России человек с инвалидностью, который чего-то добился, — это настоящий герой, потому что проблем, которые ему приходится преодолевать на своем пути, невероятно много. Ты можешь быть большим профессионалом, но не все равно не получить работу только потому, что ты — инвалид.

Как люди с ограниченными возможностями решают проблему трудоустройства и кто им помогает? Об этом «Росбалту» в рамках проекта «Все включены!» рассказала Лидия Фролова, президент российского отделения движения «Абилимпикс» — конкурса профессионального мастерства для людей с инвалидностью.

— Насколько серьезна сейчас в России проблема с трудоустройством инвалидов? Считается, что в кризис их нигде не берут…

 — Серьезней некуда. Наше общество не готово и не умеет принимать людей с инвалидностью, в том числе и детей, образовывать их и воспитывать. У нас нет культуры правильного отношения к инвалидам. А у работодателей отсутствует мотивация для того, чтобы брать инвалидов на работу.

Например, мы спрашивали у наших коллег во Франции: почему работодатель в их стране, скорее всего, возьмет на работу такого человека? Специалисты службы занятости нам серьезно совершенно ответили: «Ну, если в магазине есть молоко, которое производит предприятие, где работают инвалиды, и молоко производителя, у которого они не работают, то конечно, у первого будут покупать больше!» На это нам, увы, ответить было нечего.

Кроме того, технический прогресс не стоит на месте, и новые компьютерные технологии позволяют эффективно трудиться даже людям с серьезными физическими ограничениями. Но в рекомендациях медико-социальной экспертизы это никак не учитывается.

— Как вы помогаете инвалидам трудоустроиться — кроме того, что проводите для них конкурсы профессионального мастерства?

 — Мы все время приглашаем на наши конкурсы работодателей, организуем деловую программу. Большинство наших конкурсантов — люди очень одаренные и очень любящие свою работу. Для них постоянная работа — шаг в счастливую жизнь, возможность создать семью.

Например, одному из наших участников, сварщику, 20-летнему парню из Твери, большое предприятие сразу сделало предложение о работе — прямо на сцене, после того как ему вручили золотую медаль. А девушке-массажистке — инвалиду по зрению — тоже прямо на конкурсе нашли работу представители Ассоциации массажистов России. Наш бронзовый медалист международного чемпионата — парикмахер Денис Евдокимов — получил сразу два предложения о работе от салонов красоты.

Чтобы стать профессионалом, нужно совершить настоящий подвиг. Вот наш бронзовый призер по дизайну международного чемпионата во Франции, инвалид по слуху Павел Сахаров просто сбежал от родителей. Три года занимался аэрографией автомобилей. Жил в общежитии, рисовал, учился. Сейчас он — один из лучших в сфере анимации, призер мирового чемпионата. В телеинтервью его спросили: «Какие у вас проблемы, Павел Евгеньевич?» Он ответил: «Да никаких!». — «А что вам нужно в жизни?». — «Да так, переводчиков побольше. Все остальное мы сами…».

А представьте, сколько талантливых ребят так и не решились бы на такой шаг? Остались бы дома в четырех стенах кое-как жить на пенсию…

— А общественные организации тут могут чем-то помочь или они самоустранились?

 — Да, могут. А наша главная задача — охватить группу инвалидов, которые не входят ни в какую статистику, и которыми, по сути, никто не занимается. А таких гораздо больше, чем тех, кто «в системе»: кто уже где-то работает или обучается. Им тоже, разумеется, нужна помощь, никто не спорит. Но надо попытаться вдохнуть веру в людей, находящихся «за бортом», дать им какие-то шансы, открыть дороги.

Для кого-то это — единственная реальная возможность трудоустроиться. 

— Вы привлекаете к своей работе волонтеров?

 — Конечно. Когда здоровые ребята, студенты-волонтеры впервые встречаются со своими сверстниками-инвалидами на чемпионате, они сначала выглядят ошарашенными, потому что не знают точно, как себя вести. А потом смотришь — уже подружились, стали почти одинаковыми, создалась некая общность и естественность помощи.

Помочь инвалиду — это, на самом деле, просто. Однажды мы с коллегами были на социальном форуме в Омске. Той весной местные хозяйственники решили сделать городу подарок к 9-му мая: на ступенях оперного театра перед входом поставили елочкой бетонные надолбы с праздничными плакатами. Огромные тумбы, много-много-много. Мы сидели и отдыхали в перерыве — далеко от этих ступеней. Вдруг видим, что к театру приближаются двое слепых, оба с белыми палочками. Явно местные, идут спокойно, слушают светофор, переходят через улицу, поднимаются по ступеням и двигаются ко входу в театр. И вдруг упираются в одну из бетонных тумб. Удивляются, идут левее, а там — еще одна бетонная штука, они правее — а там еще одна. А вокруг движутся толпы людей, и никому даже в голову не приходит мысль подойти и подсказать…

Мы посмотрели на эту картину, потом, не сговариваясь, подбежали к слепым и все им объяснили. Они улыбнулись: «А, понятно! А то мы не можем сообразить, куда пришли?» Мы довели их до входа, посмеялись вместе, и они пошли дальше.

Такое отношение должно быть нормой. Но проблема в том, что общество должно быть готово для помощи инвалидам. А оно сейчас к этому не готово.

— Тебе трудно находить общий язык со своими подопечными?

 — Я не делю людей на инвалидов и не инвалидов. Есть хорошие люди, и есть плохие. И еще неизвестно, кто чей подопечный.

Беседовал Владимир Кожемякин

«Росбалт» представляет проект «Все включены!», призванный показать, что инвалидность — это проблема, которая касается каждого из нас. И нравственное состояние общества определяется тем, как оно относится к людям с особенностями в развитии.
 
Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.

Иллюстрация ИА «Росбалт»