Доктор смерть

Впервые в Петербурге осудили врачей, до смерти избивших пациента. В суд пришла большая группа поддержки. Журналистов не хотели пускать в зал.

Год назад, когда эта история прогремела в Петербурге, за ней следили десятки местных журналистов. Корреспонденты изданий дежурили у станции скорой помощи, обрывали телефоны родственников подозреваемых. За развязкой же в зале Калининского районного суда наблюдали лишь два журналиста, на которых еще до этого обрушился гнев группы поддержки подсудимых.

Напомним, 26 мая 2015 года врачи-психиатры Андрей Зайцев и Сергей Карпов прибыли по вызову в квартиру дома на Кондратьевском проспекте. Там медики обнаружили местного жителя — 39-летнего Юрия Уразова. Как рассказывали соседи, он уже доставлял неприятности окружающим: часто пил, избивал родную мать. Прибывшие медики распознали у пациента признаки психиатрического расстройства и решили отвезти его в больницу.

Уразов сопротивлялся, выбил окно, бросал во врачей различные предметы. Мужчину связали, сделали укол галоперидола, после чего тот, наконец, успокоился. Его доставили в приемный покой одной из больниц. Уже там ему стало плохо и, несмотря на оказанную помощь, в ночь на 27 мая он скончался.

Посмертная экспертиза обнаружила у него ссадины и синяки, которые, учитывая психическое состояние Уразова, он вполне мог нанести себе сам. Следователи, однако, посчитали, что травмы мужчине нанесли врачи-психиатры Карпов и Зайцев. В квартирах медиков провели обыски, правоохранители также пришли на городскую станцию скорой медицинской помощи, где работали фельдшеры.

«Поскольку мужчина сопротивлялся, его связали, после чего задержанные нанесли ему несколько ударов кулаками по телу», — так картину произошедшего увидели в Следственном комитете.

Врачам было предъявлено обвинение по части 4 статьи 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего).

Дело расследовали довольно быстро, уже в октябре передав его в Калининский районный суд города. А вот процесс затянулся почти на целый год. До приговора дело дошло лишь к концу сентября.

У зала судьи Ольги Бердичевой в этот день собралась внушительная группа поддержки.

«Мало людей пришли, все сегодня работают», — заметил один из мужчин.

«Кто-то хотел, а остальным — ехало-болело», — пожала плечами женщина.

Следующий виток переговоров в коридоре вряд ли бы понравился судье.

«Они там уже сидят — прокурор и судья. Судья уже все накалякала наверняка», — пригвоздила женщина средних лет.

Спустя пару минут суровая реальность обрушилась на головы двух корреспондентов, также ожидавших приговора.

«Вам наверняка прокуратура сказала об этом суде, иначе бы вы сюда не пошли!» — негодовал мужчина в куртке.

«И вы врете много!» — вторил ему другой мужчина в свитере.

«Так бы на прения вы прибежали, когда прокурору вообще сказать было нечего!» - добавил другой.

Наконец, всех присутствующих стали пускать в зал суда. В коридоре осталась компания из шести человек: журналисты, неизвестные мужчины и приставы. Последние прессу пропускать отказались: «Сказали, что сначала родственников пустят», —  безэмоционально заявили они.

Но, судя по звукам, доносившимся из зала суда, корреспондентам доступ внутрь давать никто и не собирался — судья Бердичева уже начала читать приговор.

Ситуацию смог исправить лишь звонок пресс-секретарю городского суда Дарье Лебедевой. Спустя томительные минуты журналистов все же пустили в тесный зал. Там, помимо родственников, находились подсудимые в клетке и сразу шесть сотрудников полиции.

«На диктофон ничего не пишите», — указал полицейский журналисту «Росбалта».

Памятуя о гласности правосудия (Статья 241 УПК РФ), корреспондент решил не слушать правоохранителя. Как оказалось, не зря. Из речи судьи Ольги Бердичевой было непонятно практически ничего. За 15 минут удалось расслышать лишь некоторые фамилии и юридические термины. И то, что вину Карпова и Зайцева судья считает доказанной. Правда, по разным статьям Уголовного кодекса. Зайцева — все по той же о причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего (ч.4, ст. 111 УК), Карпова — по более мягкой о причинении средней тяжести вреда здоровью (ст. 112 УК).

«Признавая вину Карпова, суд учитывает, что он совершил преступление небольшой тяжести, (неразборчиво), ранее не судим, (неразборчиво), (неразборчиво), по месту работы характеризуется положительно, (неразборчиво), (неразборчиво), получил образование (неразборчиво), получил квалификацию (неразборчиво)», — оглашала приговор судья.

«Учитывая степень и характер совершенного преступления, личность виновного, суд руководствуется (неразборчиво), полагает, что наказание, не связанное с лишением свободы, в данном случае не сможет обеспечить (неразборчиво). Исправление Зайцева возможно только в условиях изоляции от общества», — резюмировала Бердичева.

В итоге суд приговорил Зайцева к пяти годам лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима. Карпова — к ограничению свободы на 2 года 5 месяцев. Ввиду того, что последний год он находился под стражей, Карпова отпустили на свободу в зале суда, освободив от наказания.

Его родственники выходили в коридор в приподнятом настроении, словно и не помня, что говорили там же всего полчаса назад: «Вот это справедливый приговор!»

Илья Давлятчин