«Мы стали каплей в океане антикоррупционной борьбы»

Школьники рассказывают, зачем пошли на митинг 26 марта. И отвечают на вопрос, что изменилось после акции.


© Фото ИА «Росбалт», Александра Полукеева

Антикоррупционные митинги, прошедшие в воскресенье во многих городах России, уже назвали «крестовым походом детей». Корреспондент молодежного портала «Пять углов» специально для «Росбалта» пообщалась со школьниками и узнала, почему они вышли на акцию протеста и что думают о будущем России.

Юлия, 17 лет:

«Я была на митинге вплоть до начала задержаний на площади Восстания — чудом выбралась из кольца ОМОНа. Я пошла на акцию ни в коем случае не для того, чтобы совершить переворот в нашем правовом государстве. Мне хотелось показать, что в России есть гражданское общество, и мы не скот. Я хотела донести до окружающих информацию о нашей правящей верхушке.

И дело не только в безусловно сильной личности Алексея Навального. Об этом сложно и неприятно говорить, но мы скандировали на митинге базовые знания 8 класса по обществознанию. „Сменяемость власти“, „Гражданское общество“ — так даже темы в учебниках называются, откройте и посмотрите. Я понимаю, как звучат эти слова из уст школьника, но если говорить серьезно: будущего в России в этих условиях мои ровесники не видят. Пытаясь поступить в вузы, мы горько шутим про работу в „Макдональсе“, нас достали кухонные разговоры про политику, фразы „А в 90-х, между прочим, было хуже!“ и полное бездействие властей. Именно поэтому я была там».

Андрей, 18 лет:

«Для меня митинг стал возможностью высказать свое мнение по поводу коррупции, способом восстановить утраченную справедливость. Я стараюсь не вмешиваться в политику, но не могу спокойно смотреть, как нашу страну разворовывают чиновники. Судьба России — это вопрос патриотизма и морали.

Мне было важно присутствовать на митинге, потому что каждый гражданин, любящий свою страну, должен сделать вклад в общее дело. Один человек беззащитен перед государством, но когда мы объединились, наш голос был услышан. Пускай это событие ни к чему не приведет: в стране не исчезнет коррупция, не изменится государственный строй, но, по крайней мере, мы обратили внимание власти на эту проблему.

Я считаю, что каждый, кто пришел на Марсово поле, не побоявшись высказать свое мнение, поступил правильно и смело. Вместе мы создали огромную силу, показавшую России, что для нас значит слово „справедливость“. Каждый из нас стал каплей в общем океане антикоррупционной борьбы».

Даниил, 18 лет:

«Митинг для меня — это право выразить свою гражданскую позицию. Само слово „право“ подразумевает то, что я по закону мог там присутствовать.

Фильм Навального открыл мне глаза, потому что до его просмотра я не осознавал масштабов происходящего воровства. После просмотра фильма я для себя твердо решил, что пойти на Марсово поле — это моя обязанность перед страной.

Отчаянные попытки противодействовать подобным мероприятиям лишь доказывают, что проблема есть и что власть очень не хочет, чтобы об этом знал весь народ. Это, кстати, доказывает и факт того, что большинство СМИ вовсе не упоминают о прошедших митингах.

Благодаря каждому пришедшему человеку митинг становится более массовым, а значит, на него обратят внимание еще больше людей. Это, в принципе, и было главной задачей».

Даниил, 17 лет:

«О Навальном я знаю достаточно давно. Слышал эту фамилию не раз, особенно в период с 2011 по 2013 годы, когда в стране бурлили протестные движения оппозиции. Я до сих пор помню, как перед теми скандальными выборами Юра Шевчук гремел на радио со своей песней „Свобода“, а фамилии Немцова, Навального и Касьянова все чаще и чаще упоминались в разговоре о политике.

Сегодня я стараюсь следить за нашей расколотой оппозицией. И, хоть и не являюсь последователем Навального, но наблюдать за работой ФБК мне интересно. Расследование об империи Медведева меня не удивило, зато удивило отношение власти, которая проигнорировала не просто Навального и ФБК, но и весь свой народ, у которого стало появляться множество вопросов… И обидно, что в далекой Корее народ не позволяет такое отношение к себе, устраивая миллионные митинги против президента, а мы терпим… терпим 17 лет, всю мою жизнь, считай.

Я был приятно удивлен, что столько людей откликнулись на призывы посетить митинг. Люди показали, что им не все равно. Сомнения в том, идти ли на митинг, появились накануне, когда пришли новости из Белоруссии — большие дяденьки в форме и в касках совали женщин и стариков в автозаки и лупили лежащих своими дубинками.

Я прекрасно понимал, что мое присутствие ничего на Марсовом поле не изменит, но если не пойду, то совесть замучает. Мне тут жить, учиться, а уезжать я не собираюсь. Всегда вспоминаю строчки про Родину из одной песни: „Пусть кричат — уродина, а она нам нравится“.

Ожидания, что митинги по всей стране дадут сильную реакцию, не было. Я понимал, что СМИ будут молчать. Но идти надо, хотя бы ради себя. И я пошел.

Отвечаю на самый популярный вопрос: „Что изменилось?“ Они увидели, что нас огромное количество по всей России. Нас много, молодых и взрослых, готовых выходить и говорить все вслух еще и еще. Да, будет сложно, но ведь с чего-то надо начинать».

Записала Александра Лимарева

Первую часть материала читайте здесь.


Ранее на тему Отец задержанного в центре Москвы ребенка: Он читал «Гамлета», а его приняли за беспризорника

Матвиенко призвала российские власти реагировать на митинги в стране

В Томске студентов и школьников вызывают в полицию с вопросами о Навальном