От апофеоза войны до воздушного Тадж-Махала

Выставка картин Василия Верещагина в Русском музее пропитана духом странствий, ощущением непостижимо огромного мира, неизведанности, стремлением познать и охватить.


© Фото ИА «Росбалт», Людмила Семенова

В корпусе Бенуа проходит выставка одного из самых необычных русских живописцев — Василия Васильевича Верещагина. После смерти художника в собрание Русского музея поступила большая часть его произведений. Но в сегодняшней экспозиции зрители увидят также картины и графические работы из коллекций Третьяковской галереи, других музеев России и Государственного музея изобразительных искусств Казахстана. Всего это около 220 произведений и предметы быта из собрания Этнографического музея.

Такая масштабная выставка приурочена к 175-летию мастера.

Помимо широко известных полотен из Туркестанской и Балканской серии, по которой мы знаем Верещагина как баталиста, здесь экспонированы пейзажи и этнографические мотивы разных лет. Их художественная ценность ломает устоявшееся мнение, что Верещагин — это только война, причем не монументальная, не парадная, не мифологическая, как на полотнах Сурикова или в «Обороне Севастополя» Дейнеки, а низменная, кровавая, разрушительная.

Конечно, эта тема была центральной в его творчестве. Это неразрывно связано с жизненным путем художника. Но вместе с тем он оставался многогранным живописцем и графиком. Его можно назвать также исследователем-этнографом, который мог облечь впечатления от далеких краев в захватывающую, красноречивую и понятную форму.

Фото ИА «Росбалт», Людмила Семенова

Будущий художник обучался в морском кадетском корпусе. В 1860 году он оставил военную службу ради Академии художеств. Правда, и ее он спустя три года покинул и уехал в Париж, где его учителем стал Жан-Леон Жером.

На военную службу художник вновь был призван в 1867 году, в чине прапорщика. Служил в Средней Азии, получил ранение при обороне Самарканда и был награжден орденом Святого Георгия четвертой степени.

Фото ИА «Росбалт», Людмила Семенова

В 1874 году состоялась выставка туркестанских произведений в Санкт-Петербурге, которая, по не вполне достоверным сведениям, не понравилась императору Александру II. Критик Владимир Стасов, а позже искусствовед Федор Булгаков утверждали, что эти слухи не соответствовали истине. Однако под воздействием домыслов художник отказался от звания профессора и уничтожил несколько картин.

В самом начале русско-турецкой войны, в 1877 году, он оставил мастерскую и присоединился к русской армии. Верещагин участвовал в сражениях и в одном из них был серьезно ранен. Когда началась русско-японская война, художник не мог остаться в стороне и поехал на фронт. Там он и погиб при обороне Порт-Артура.

Фото ИА «Росбалт», Людмила Семенова

Такой сложный жизненный путь, в котором чередовались творческие взлеты и страшные военные будни, помог мастеру создать целую палитру всех пейзажей и культур мира. Ведь он посетил Индию, Тибет, Палестину, Сирию, Белое море, Соловки, а также Филиппинские острова, США, Кубу, Японию и Западный Китай. Именно на основе событий в Кашгаре, округе Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая, была написана знаменитая картина «Апофеоз войны». Последней, увы, ограничивается знание его творчества многими нашими современниками.

Фото ИА «Росбалт», Людмила Семенова

Однако большое количество посетителей экспозиции дает надежду, что круг этого знания расширится.

Верещагин прославился в батальном жанре, но, по его собственному признанию, ему тяжело давалось это творчество в душевном смысле: он тяжело переживал реальные трагедии войны, которые видел своими глазами. Известно, что люди, реально прошедшие через войну, не любят вспоминать о ней и не бравируют своими подвигами. Все, что Верещагин делал, было продиктовано чувством долга русского офицера, художника и патриота, а не личной гордостью.

Но ценность выставки в Русском музее, как уже было отмечено, заключается в том, что она ближе нас знакомит с другой стороной его искусства. Пронизанный светом пейзаж «Вечер на озере», великолепно выписанный интерьер в «Шинтоистском храме в Никко», воздушное изображение Тадж-Махала, суровые виды горных хребтов, таинственные развалины, кибитки в бескрайних степях, роскошные мечети, японские лодочки, скользящие по водной глади, — все это пропитывает выставку духом странствий, ощущением непостижимо огромного мира, неизведанности, стремлением познать и охватить.

Чтобы в полной мере ощутить это, петербуржцы и гости города смогут посетить экспозицию до 24 июля.

Людмила Семенова

О других выставках в Северной столице читайте на сайте «Петербургский авангард».