Большой забег: Шесть впечатлений после Ночи музеев

Как выжить без света, почему космический мусор опасен для планеты, зачем в Советском Союзе граждане сдавали кости в переработку, — на эти вопросы искали ответы посетители акции «Ночь музеев» в Петербурге.


© Фото ИА «Росбалт», Антонида Пашинина

Фестиваль посвятили Году экологии. «Петербургский авангард» рассказывает об одном из маршрутов в ночь с 20 на 21 мая.

Школа выживания в условиях блэкаута

(«ЛабиринтУм», улица Льва Толстого, 9а).

Фото ИА «Росбалт», Антонида Пашинина

Подача воды прекратилась. Очистные станции не работают. Электричества нет. Отключился телефон и компьютер. Нет интернета. Закрылись все магазины и банки. Метро стоит, из аэропортов не вылетают самолеты. В городе — хаос. Начались грабежи и поджоги. Задача: выжить в новом страшном мире. Такой квест предложили посетителям «ЛабиринтУма».

Очередь из желающих попасть в музей интерактивной науки была огромной. Но двигалась она быстро.

Квест проходил в темных и душных помещениях, но так было задумано — ведь наступил полный блэкаут. А значит — кондиционеров тоже нет.

Над горой пустых бутылок возвышался стакан с парой глотков воды. В обычной жизни мы тратим 300 литров жидкости в день. А каково это — выжить, когда можешь выпить полстакана воды в сутки?

Кредитки, деньги и техника стали ненужным хламом. Все это выставили в витрине под лозунгом «Теперь это не актуально». Кухня напомнила приют бомжа — грязная, с немытой посудой и тараканами. Такой она стала за несколько дней. На углу торговец предлагал купить крысиное мясо…

Вдоволь напугав гостей новой реальностью, экскурсоводы предложили сделать выбор — пойти налево и получить помощь государства или отправиться направо, чтобы выживать самостоятельно. Большинство предпочло второй вариант. В толпе послышалось: «Вот до чего партия власти довела!» Все-таки чиновникам веры нет.

После скитаний по темным коридорам толпа сталкеров встретила отшельника. Узнала, как самому обзавестись домашним хозяйством. И выбралась наружу. Выжили не все — только каждый второй. «Спасшимся» фермерам волонтеры подарили по пакетику семян — надо же как-то прокормиться в сложные времена. Оказалось, что среди тех, кто полагался на помощь государства, «живых» еще меньше. Так что интуиция не подвела.

Сбор костей и урок пропаганды ЗОЖ

(Музей С. М. Кирова, Каменноостровский проспект, 26-28).

Фото ИА «Росбалт», Антонида Пашинина

Подметать пол нужно каждый день, чистую ванную накрывать тряпкой, а стирать одежду — только в общественных прачечных: на агитсборе в Музее Кирова рассказали, как советская власть ломала старые бытовые устои.

«Пользуйтесь фабрикой-кухней. Там готовят прекрасные обеды, которые накормят любого члена вашей семьи! Ну и конечно — долой двуспальные кровати, разносчики заразы. Выбирайте кровати попроще, раздельные, наших фабрик. Потому что современному человеку положено не больше пяти квадратных метров. Поэтому, товарищи, будем устраивать свой быт в соответствии с современными нормами жизни», — речь гида-агитатора завершилась бурными аплодисментами.

От правил уборки жилища перешли к гигиене, здоровому образу жизни и борьбе с пьянством. Потому что настоящий пионер не только сам не пьет спиртного, но и требует, чтобы родители завязали с пагубной привычкой.

Рассказали экскурсантам и о сложной жизни в Стране Советов в 1930-е годы, когда приходилось получать продукты по заборным книжкам. В месяц рабочий мог рассчитывать всего на 800 граммов мяса, а трудящийся — на 400 граммов. Ежедневно выдавали только хлеб, и здесь норма тоже отличалась для разных социальных групп.

Фото ИА «Росбалт», Антонида Пашинина

Чтобы добыть еды, люди шли на рынок и в коммерческие магазины. Выручали и хваленые столовые, но состояние их зачастую было антисанитарным, а повара воровали продукты. «Котлеты, обжаренные поваром на машинном масле, а не на коровьем. Суп, в который бросили две задушенные мыши — даже такое происходило, об этом писали в газетах», — рассказала старший научный сотрудник музея Юлия Калинина.

Каждый гость мог внести свой вклад в развитие советского хозяйства — сдать вторсырье в переработку: старые галоши, чугун и железный лом, тряпье и даже кости. Да-да, из «костяного утиля» варили клей и мыло, делали пуговицы и вязальные крючки. Правда, в музее сырье было ненастоящим — посетителям предложили рассортировать по разным коробкам картинки. Но тем, кто с задачей справился, вручали грамоту.

Напоследок можно было помечтать о домах советского будущего. И составить свой лозунг.

Туфелька для золушки и костюм Ихтиандра

Фото ИА «Росбалт», Антонида Пашинина

(киностудия «Ленфильм», Каменноостровский проспект, 10).

«Я стоял в очереди два часа, а вышел из Ленфильма через 15 минут», — жаловался посетитель. На киностудии был ажиотаж. Толпа желающих попасть внутрь выстроилась далеко за ее пределами. Так, что даже мешала пешеходам пройти по тротуару. Поэтому неудивительно, что экскурсия была сокращенной.

Гостям показывали гараж с железными «актерами» киностудии — автомобилями ЗИС 110, Chrysler SM-6 Sedan, Ford A и другими. Все эти машины — на ходу, но без номеров. Свободно передвигаться по городу они не могут. Для каждой новой съемки приходится подбирать свои номерные знаки, чтобы соответствовали стране и эпохе.

«Если нужно изобразить машину ржавой и с помятым крылом, то ее красят, и бутафоры приделывают помятое крыло, — делилась секретами экскурсовод. — Бывает, что в кадре нужно показать автомобиль после взрыва. В этом случае происходит склейка пленки. Снимают целую, а потом — горелую, и склеивают пленку. Пожар ненастоящий — используют пиротехнику. На съемке фильма „Ладога“ нужно было утопить „Полуторку“. Машину тянули канатом по льду Ладожского озера и в не самом глубоком месте утопили. После этого самым сложным было шоферу выбраться из тонущего транспорта. Что он с успехом сделал. Потом достали и машину».

После посещения гаража можно было посмотреть реквизит и костюмы из известных фильмов. Так, например, оказывается, у Ихтиандра в картине «Человек-амфибия» было два костюма. Один — для подводных съемок, второй — для работы на суше. При этом каждую чешуйку портнихи пришивали вручную. А поскольку не было специальной техники для работы под водой, приходилось надевать кожух на камеру. Чтобы он не разгерметизировался, его покрывали лаком для ногтей.

Фото ИА «Росбалт», Антонида Пашинина

Туфелька для Золушки (актриса Янина Жеймо) оказалась и вовсе похожей на силиконовую. «В фильме она выглядит как хрустальная благодаря мастерству оператора. И туфелька эта 32 размера», — пояснила гид.

Среди экскурсантов нашлось много желающих стать актерами. Они заполняли анкеты и отправлялись на фотосессию для портфолио. Остальные же просто фотографировались в интерьерах киностудии.

Продолжение читайте на сайте «Петербургский авангард».

Антонида Пашинина