Зачем ребенку-инвалиду детский сад?

Значительная часть детских садов не имеет возможности принять воспитанников с инвалидностью. Зачастую и родители не принимают своевременных мер для социализации своего чада.


Теоретически за тремя детьми-инвалидами должен приглядывать один воспитатель. © Фото ИА «Росбалт», Александр Калинин

В Петербурге живет 4,2 тыс. инвалидов дошкольного возраста. И только половина из них посещает детские сады. Таковы данные «Главного бюро медико-социальной экспертизы по Санкт-Петербургу». Получается, что в каждом районе города проживает более 100 детей-инвалидов, которые в силу разных причин так и не встали на путь социализации.

По словам президента Санкт-Петербургской ассоциации общественных объединений родителей детей-инвалидов (ГАООРДИ) Маргариты Урманчеевой, есть несколько причин сложившейся ситуации. Во-первых, дошкольное образование в РФ необязательное. Никто не принуждает родителей отдавать своих сыновей и дочерей в детские сады. Во-вторых, когда в семье рождается ребенок с инвалидностью, взрослые перестраивают свою жизнь. Иногда это происходит в ущерб благополучию. Чтобы уделять больше внимания своему малышу, мама бросает работу. В итоге женщина не реализует себя в профессии, доход семьи снижается. Идя на эти жертвы, мать считает, что так ребенку будет лучше.

«Родители инвалида полагают, что в таком нежном возрасте еще рано думать о вопросах адаптации и социализации ребенка. Плюс они сами пытаются осознать тот факт, что им предстоит как-то жить с больным сыном или дочерью. Они считают, что о социализации можно будет подумать, когда их отпрыск станет немножечко самостоятельным. Но беда в том, что навыки самостоятельности у проблемных ребят все-таки формируются позже, чем у здоровых. Получается, что эти первые золотые годы жизни, когда у него пластичная психика, когда все только развивается, когда очень многое можно сделать, ребенок проводит дома. А бывает и так, что истинное нарушение выявляют в более поздние годы, когда в реабилитационный детский садик идти уже поздно. Это тоже большая проблема», — рассказала Урманчеева.

Вместе с тем эксперт отметила, что не все детские сады готовы к приему проблемных детей. Например, остро стоит вопрос с питанием. Так, у ребят с аутизмом бывает непереносимость некоторых продуктов — молока, мучных изделий и т. д. Детям приходится сидеть на жесткой диете. Ее нарушение сказывается на их поведении. Такой ребенок может начать кричать только потому, что не получил вовремя пищу, к которой привык. Между тем специального диетического стола, который бы учитывал особенности питания аутистов, в детских садах не существует. Не с каждым учреждением родители могут договориться об отдельном меню.

Администрацию детсадов понять можно, считает президент ГАООРДИ. Ведь их деятельность регламентируется строгими нормами и ГОСТами. «Бывает так, что ребенок сидит на специальной безбелковой диете. Хорошо, если родителям удастся договориться с представителями детского садика, и на обед их ребенок будет получать не белок, а овощи, да и полдник у него будет свой, домашний. Но не каждый руководитель даст согласие кормить ребенка подобным образом в стенах своего учреждения. Ведь он как раз за все отвечает. И специальные препараты ребенку-инвалиду, даже если они выписаны по рецепту врача, в детском садике нельзя принимать. Воспитатели боятся брать на себя ответственность. Они же не знают, как ребенок на этот препарат отреагирует. Вдруг там что-то другое окажется, а вовсе не лекарство. А проблемы сложных детей надо решать в ручном режиме. К ним нельзя относиться так же, как ко всем остальным», — уверена Урманчеева.

Еще одна причина, по которой родители оставляют детей дома — нехватка мест в детсадах.

Впрочем, даже если особый ребенок попадет в дошкольное учреждение, и все вопросы с питанием удастся утрясти, это вовсе не означает, что он будет развиваться должным образом. Реабилитация — процесс непрерывный. Ребенку-инвалиду не всегда уделяется должное внимание. Теоретически за тремя детьми с особенностями развития должен приглядывать один воспитатель. Из-за недостаточного внимания к себе дети начинают испытывать недомогание и плохо себя вести. Это также понуждает родителей забрать их домой. Подобные повороты приводят к тому, что у обделенного вниманием инвалида начинает развиваться синдром неудачника, считает эксперт.

Маргарита Урманчеева отмечает, что многое зависит и от особенностей ребенка. Так, в детсаду вполне могут быть ликвидированы речевые дефекты, и у воспитанника получится в будущем поступить в обычную школу. А есть ребята с серьезными формами ДЦП, которые этого сделать не смогут.

По словам директора петербургского детского сада Надежды Самойловой-Бичуль, бывает и так, что родители детей-инвалидов слишком поздно начинают поиски подходящего дошкольного учреждения. Они ведь и сами в шоке оттого, что у их ребенка есть проблемы. Первый стресс мама испытывает, когда в роддоме ей говорят: «Ваш ребенок — „тяжелый“, от него лучше отказаться». Спустя какое-то время женщина с опозданием может попасть к нужному врачу. Он, как правило, говорит ей: «Где же вы были раньше? Пришли бы вы ко мне, я бы вашего ребенка на ноги поставил». От осознания того, что все можно было изменить, от чувства вины, женщина опять впадает в стресс. И так может продолжаться очень долго.

«В первые годы жизни ребенка с инвалидностью его родители находятся в жутком состоянии. К ним с трудом приходит осознание того, что все произошло вовсе не так, как ожидалось. Они хотели косички с бантиками, игрушки, а вместо них в комнате стоит инвалидное кресло. Когда приходит понимание, что никаких волшебных таблеток не существует, когда родители осознают, что им придется жить с ребенком-инвалидом, они начинают искать садики, специализированные учреждения. Сады им нужны и для того, чтобы самим возвратиться к нормальной жизни», — считает Самойлова-Бичуль.

Директор Санкт-Петербургского института раннего вмешательства Лариса Самарина, которая является сторонником концепции ранней помощи ребятам с ограниченными возможностями, отмечает: «Для того, чтобы ребята с инвалидностью пришли в детские сады, нужно проделать большую работу». Но пока что для этого нет ни должных знаний, ни денег. У проблемы комплекс причин.

«Самая банальная причина — внутри учреждения не созданы условия, которые бы позволили детям с особенностями пойти в этот садик, — говорит Самарина. — Например, если у ребенка церебральный паралич, то ему нужна специальная физическая безбарьерная среда. Да и люди, которые в этом саду работают, должны что-то знать про это нарушение. Понимать, как живет этот ребенок, как с ним можно взаимодействовать, какие у него потребности. В группе может быть большое количество ребят. А ребенку с особенностями нужно явно больше внимания, чтобы обеспечить его безопасность и включенность в детский коллектив. Ему необходимо тьюторское сопровождение, персональный ассистент. Взрослый должен постоянно быть рядом. Вот поэтому ребенку с инвалидностью так трудно попасть в детсад».

Александр Калинин

«Росбалт» представляет проект «Все включены!», призванный показать, что инвалидность — это проблема, которая касается каждого из нас. И нравственное состояние общества определяется тем, как оно относится к людям с особенностями в развитии.