В метро как в последний раз

Новая система безопасности в метро Петербурга вроде бы есть, но использовать ее нельзя. Пока же рамки звенят, камеры следят, людей досматривают. Но не везде.


© Фото ИА «Росбалт», Иван Шалёв

На днях исполнится ровно три месяца со дня теракта в петербургском метро, унесшего жизни 15 человек. Взрыв на перегоне станций «Сенная площадь» и «Технологический институт», осуществленный смертником Акбаржоном Джалиловым, отразился на работе подземки. Рамки металлоискателей на входе теперь издают пронзительный звон, пассажиров стали чаще досматривать, а в скором времени в метро заработает новая система, позволяющая увидеть то, что скрыто. Правда, насколько действенны эти меры, остается вопросом.

Путь смертника

Свой кровавый поход Джалилов начал на станции «Академическая», что на «красной» линии городской подземки. Войдя в вестибюль с рюкзаком за спиной, молодой человек прошел через рамки, затем миновал турникет и отправился вниз. Останавливать его было некому — на станции в тот день работали стажеры. В итоге, как сообщили СМИ, СК возбудил дело против 43-летнего старшего инспектора метро, который был главным в смене днем 3 апреля.

Три месяца спустя корреспондент «Росбалта» вошел в вестибюль «Академической». У касс — традиционная очередь. Рядом с рамками, помимо сотрудника метрополитена, стоял еще и полицейский. Металлодетектор отреагировал противным звоном на рюкзак журналиста, в котором находился металлический планшет. Но сотрудник подземки внимания на это не обратил. Его заинтересовал другой молодой человек — он-то и отправился на досмотр.

Критерии, по которым выбирают «подозрительных» людей, вызывают больше вопросов, чем ответов. Количество тех, кого проверяют — тоже. К примеру, на «Ладожской» в специальную комнату с рентген-аппаратом отправляется куда больше людей — оно и понятно, вокзал.

Ряд петербургских станций оборудованы установками персонального досмотра Homo-Scan. Этот аппарат просвечивает человека рентгеном без необходимости снятия верхней одежды, ремней и обуви. Разработчики утверждают, что пассажир при этом получает рентгеновскую дозу 0,25 мкЗв, что в двадцать раз меньше дозы при цифровой флюорографии.

Подобными аппаратами пользуются МВД, Министерство транспорта РФ, РЖД. Однако, несмотря на то, что ряд станций петербургской подземки оборудованы Homo-Scan, установки использовать нельзя. Как сообщил «Росбалту» источник в метрополитене, разрешения на эксплуатацию пока нет.

«В принципе данные аппараты действуют, есть экран, на который может выводиться результат поиска. Но использовать их сейчас нельзя. Сроки ввода в эксплуатацию называются разные — вплоть до двух лет», — уточнил собеседник агентства.

По данным сайта госзакупок, только на техническое обслуживание системы с 1 июня 2017 до 31 декабря 2021 года будет потрачено около 3 млн рублей. В задачи победителя аукциона входят получение и сохранение графического файла изображения человека, проверка дозы, получаемой объектом контроля за сканирование. Если те самые 0,25 мкЗв будут превышены, необходимо ликвидировать причины.

На «Академической», с которой начал свой путь Джалилов, такой установки нет. Увидеть ее можно, например, на «Площади Ленина» или «Спасской».

Как нас защищают…

Не на всех станциях петербургского метро одинаковый набор инструментов для безопасности пассажиров. Попадая в вестибюль, человек первым делом проходит через металлодетектор «Рубикон». До теракта рамки звуков не издавали — информация высвечивалась на дисплее.

Вызвавших подозрение пассажиров отправляют ко второму арочному металлодетектору — SmartScan. Цена на последний в различных магазинах варьируется — от 110 до 250 тыс. рублей за единицу. В специальных зонах досмотра метро присутствуют и рентгенотелевизионные установки вроде HI-SCAN 6040i или Инспектор 60/40Z, через которые пропускаются сумки и рюкзаки.

Кроме того, в наборе у сотрудников метро — ручные металлоискатели, портативные детекторы взрывчатых веществ и так далее.

А есть еще система интеллектуального видеонаблюдения, установленная на 23 станциях. В будущем еще три станции будут оборудованы ИСВН. Ее появление на «Лесной», «Петроградской» и «Горьковской» обойдется в 141 млн рублей, выделенных из бюджета Петербурга. Если верить сайту госзакупок, на «Петроградской» и «Горьковской» система заработает в октябре, на «Лесной» — в декабре 2017 года. Правда, по последним данным, закупка отменена на этапе определения поставщика для «внесения изменений в аукционную документацию в связи с производственной необходимостью».

… и защищают ли?

Те же самые рамки в метро на сто процентов, безусловно, не уберегут от террористической угрозы. Но они являются важным психологическим фактором, убежден генерал-майор КГБ в отставке Алексей Кондауров.

«Вообще лучше ловить террористов загодя — это идеальный вариант, но всех, разумеется, не поймаешь. Рамки же — это важный психологический момент. Да, на сто процентов они не защищают, но очень важны. Пусть лучше будут, чем нет», — отметил Кондауров.

Собеседник агентства напомнил о серии терактов в Москве 1977 года, в ходе которой были взорваны три бомбы, в том числе, одна — в метро.

«Уже после первого взрыва в подземке злоумышленники приехали на Курский вокзал, чтобы устроить еще один теракт. Но там они дрогнули — бросили чемодан со взрывчаткой и уехали в Ереван. А бдительные граждане этот чемодан обнаружили, затем милиция дала ориентировку, и подозреваемых сняли с поезда. Сегодня бы хотелось, чтобы использовались более совершенные вещи, вроде рентген-просвечивания багажа. Понятно, что эта мера не решит проблему полностью, также как невозможно всех выявить на стадии приготовления. Но в этом и заключается работа спецслужб. Пусть они и работают», — добавил Кондауров.

Илья Давлятчин


Читайте также Handicap International: В 2017 году в мире от наземных мин погибли 2800 человек