Георгий Сергеевич, не хотите переехать?

Корреспондент «Росбалта» сутки прожил в разваливающемся доме рядом со стройкой моста к ЧМ по футболу. Эксперимент не стоит повторять никому, кроме чиновников.


© Фото Ильи Давлятчина, ИА «Росбалт»

Дом № 5 по улице Ремесленной в Санкт-Петербурге видно издалека даже в ночное время. На шестом и седьмом этажах здания горит надпись «Путин, помоги!» Особенно хорошо ее видят строители моста Бетанкура, который пару месяцев назад буквально «уткнулся» в семиэтажный дом. Теперь шестиполосную переправу и постройку разделяют считанные метры.

Все эти месяцы, как ранее неоднократно рассказывал «Росбалт», местные жители провели словно в эпицентре военных действий. Стройка продолжалась и ночью, и днем. Из-за постоянных работ дом начал проседать, на этажах появились трещины. Жители Ремесленной стали бить тревогу — писали в различные инстанции, чиновникам, депутатам, даже в администрацию президента. Но глобальные планы важнее жизни простых граждан. Ведь возведение моста Бетанкура — это важная часть в подготовке Петербурга к Чемпионату мира по футболу, который пройдет в июне. А значит, люди могут и потерпеть. Ведь, как указывал губернатор Георгий Полтавченко, «правовые основания для признания жилых помещений непригодными для проживания отсутствуют».

«А, может быть, чиновники и правы? И местные врут и преувеличивают масштаб трагедии?» — шальная мысль закралась в голову корреспондента «Росбалта». Было решено оценить все на месте еще раз. Свободные квартиры в доме есть, поскольку местные жители готовы уехать хоть куда, лишь бы не видеть и не слышать стройку.

Отчетный период — ровно сутки. Время пошло.

Фото Ильи Давлятчина, ИА «Росбалт»

21:00. За окном монотонно ездит строительная техника. Противный писк доносится от какого-то грузовика, стоящего под мостом. Водителя в кабине нет. Да и в принципе людей в это время на стройке мало. Возможно, дело в погоде — в этот день на улице льет противный дождь. Ручеек стекает с переправы, звук капели эхом разносится по округе.

23:00. На одного из строителей, кажется, напал приступ внезапной работы. Мужчина взял лопату и принялся скрести ей по земле. Детали этого увидеть не удается. У дома установили фонари, но они пока не работают. И в этом еще одна грядущая проблема. Дело в том, что мост Бетанкура предполагает съезд на Ремесленную улицу и ответвление будет проходить прямо под окнами жилого дома. Разумеется, дорогу осветят фонарями, которые заодно будут озарять ярким светом несколько этажей жилого дома.

Говорят, что чиновники в ответ на претензии жителей Ремесленной заявили следующее: «А чем вы отличаетесь от тех, кто обитает на Невском проспекте? У них же тоже дорога под окнами!»

Фото Ильи Давлятчина, ИА «Росбалт»

00:00. За окном тарахтит строительная техника. В принципе, если особо не вслушиваться, это монотонное гудение не напрягает.

Сама ночь прошла относительно спокойно. Несколько раз до уха доносился шум строительной техники, но только и всего. Никто не сверлил и молотками не стучал как пару месяцев назад, когда рабочие забивали сваи.

7:00. Тех же, кого не разбудил небольшой ночной шум, на ноги точно поднял утренний грохот. Дом ощутимо подрагивает от ремонтных работ. Говорят, что местные к этому уже привыкли. По крайней мере, сейчас здание не прыгает так, как в конце 2017 года, когда устанавливали опоры моста. И на том спасибо.

9:00. Строительные работы набирают обороты и входят в привычный темп. Рабочие укладывают асфальт. Другие перманентно катают тележки с различным мусором. С помощью некого приспособления с надписью «Ювенал» ровняют щебень на дороге. По самому мосту вовсю ездят грузовики. Рабочие лопатой перекладывают щебень.

Фото Ильи Давлятчина, ИА «Росбалт»

10:00. К работам подключаются тракторы. Строительная техника перевозит бетонные плиты. В воздухе стоит пыль и неприятный запах стройки. Мыть окна в этом районе попросту бессмысленно — на моем окне, расположенном на 5 этаже, плотный слой грязи.

Если посмотреть со стороны, то мост почти готов. Не хватает ограждений, четко отделенных пешеходных дорожек, разметки и защитных экранов. На одной половине моста они уже установлены, и поэтому становится понятно, что они слишком короткие и не спасут от шума. К примеру, с моего пятого этажа дорога будет видна как на ладони.

Фото Ильи Давлятчина, ИА «Росбалт»

11:30. Сверление, стук, грохот металла. Очень громкое шуршание, которое впивается прямо в мозг. На мосту появляется группа, кажется, проверяющих в зеленых жилетах. Они фотографируют переправу и дом. Но, видимо, больше их интересует состояние грандиозной стройки. В подъезд они не заходят и, закончив «инспекцию», удаляются.

13:00. Строители вовсю колотят молотками, устанавливая то ли навесы, то ли сливы. Звон отражается от моста и эхом разносится по округе. В воздухе стоит запах газа. В такой обстановке пытаюсь включить фильм на ноутбуке, но из-за грохота слов практически не разобрать. Прикрываю окно. Стеклопакет защищает от шума, но не полностью, пропуская самые высокочастотные звуки. Но, справедливости ради, в доме отличное отопление. В комнате с закрытыми окнами да на солнце температура почти как в бане. Появляется выбор — либо расплавиться от жары, либо оглохнуть от шума. Выбрав первое, начинаешь понимать, что характерный звон уже стоит у тебя в голове. Снова открываю окно.

Фото Ильи Давлятчина, ИА «Росбалт»

15:00. К середине рабочего дня вроде бы начинаешь привыкать к грохоту и звону. Рабочие начинают разбирать забор, отделяющий дорогу от подступов к дому. Несколько месяцев назад местные жители, устав от происходящего, оставили на заборе послание: «Полная жопа тут!» Теперь и его нет.

На лестничной площадке отлично видно, насколько мост близок к дому. Самая ближайшая точка вполне позволяет выйти из окна прямо на переправу. Грубо говоря, если разрешившего строительство чиновника положить ногами на мост, то головой он уткнется в здание. Здесь уже вовсю ходит шутка про то, что местные жители могут открыть свое «МакАвто». И прямо из окон продавать еду и напитки автомобилистам.

Фото Ильи Давлятчина, ИА «Росбалт»

17:00. Ближайший магазин находится в паре сотен метров от дома. Еще накануне до него можно было дойти по проезжей части — в том месте, где будет пешеходный переход. Сейчас из-за стройки там реверсивное движение. Но теперь путь отрезан — строители залили битум и перейти дорогу нельзя. Приходится идти в обход — по песку, обходя ямы и строительную технику. По пути встречаю местную жительницу Елену Федотову.

«Они установили эти шумозащитные экраны, но просто из законов физики следует, что звук от них будет отражаться и еще с большей силой к нам приходить. Ну и сам мост — это такая конструкция, которая построена с тем расчетом, что она будет вибрировать. А вместе с ней и наш дом», — говорит она.

Идем обратно в дом. На первом этаже особенно хорошо видны последствия проседания здания. На стенах повсюду трещины, на которых установлены специальные маячки с датами. Бетонный пол буквально ходит ходуном. Причина — ниже, в подвале. После начала строительства его регулярно затапливало. Также прорывало радиатор центрального отопления. Столетние конструкции здания не выдержали и пошли трещинами.

«Сами представьте, какая здесь атмосфера. Я тут только 20 минут могу стоять со своей астмой, которую, кстати, приобрела здесь», — сетует Федотова.

Рабочие нашли «выход». В подвале они поставили деревянные подпорки, на которых теперь и держатся конструкции семиэтажного здания.

«Нам постоянно поступают отписки. Поэтому я считаю, что нужно идти на более высокий уровень — подавать иски в городской суд, вот и все», — резюмировала местная жительница Александра.

Но и на более высоком уровне жалобы петербуржцев игнорируют. Несколько месяцев назад местная жительница принесла письма прямиком в администрацию президента — на Ильинку 23/16. А пару месяцев спустя, позвонив в АП, она узнала, что послания потеряны.

Впрочем, некое движение со стороны властей, судя по всему, происходит. Неделю назад некоторым хозяевам квартир выдали бланки заявлений о признании жилого помещения непригодным для проживания.

«Сказали сдать срочно», — рассказала «Росбалту» одна из собеседниц.

Но пока обитатели квартир на Ремесленной продолжают жить в режиме ежедневной стройки. Дом полностью закрыт для проезда транспорта, в том числе и экстренных служб.

Подъездные пути к зданию практически отсутствуют. Дошло до того, что врачи «скорой помощи» не смогли найти дорогу к дому, чтобы приехать к заболевшему грудному ребенку, в результате чего помощь ему оказали через 2,5 часа после первого вызова.

Местные готовы предложить петербургским чиновникам на время снять жилье, чтобы на собственном опыте оценить все прелести жизни рядом с мостом. Корреспондент «Росбалта» уже оценил. Больше повторять не хочется.

Илья Давлятчин