Анатомия слухов: победит ли Беглов Беглова

Данные соцопросов заставляются задуматься о возможности второго тура выборов в Петербурге. Но все будет зависеть от того, выиграет ли врио бой с собственной тенью.


Основными конкурентами на петербургских выборах будут два кандидата — «Беглов № 1» и «Беглов № 2». © СС0

Слухи о том, появится ли в Петербурге другой «главный кандидат», присланный вместо Александра Беглова, предсказуемо канули в Лету. Теперь региональная политическая элита обсуждает совершенно другой вопрос — состоится ли в Северной столице второй тур голосования. И чем ближе момент официального выдвижения кандидатов, тем больше споров о том, кто выступит в качестве спарринг-партнеров врио в условиях управляемой демократии. А недавно опубликованные первые данные социологических опросов ВЦИОМ и ФОМ относительно ситуации в городе накануне выборов еще больше оживили дискуссию. 

С одной стороны, серьезный антирейтинг основного кандидата, подкрепляемый откровенными ляпами в его информационной и имиджевой кампании, а также вероятным появлением достаточно сильных кандидатов, указывает на возможность проведения второго тура. Однако на этом же фоне со стороны различных аффилированных групп систематически раздаются победные возгласы на тему высокого уровня поддержки Беглова и его очевидной победы сразу же 8 сентября. 

Стоит подчеркнуть, что обсуждаются при этом одни и те же социологические данные. Так что мы вполне можем говорить, что кандидатов Бегловых у нас два: условно «Беглов № 1» и «Беглов № 2».

Действительно, электоральный потенциал «Беглова № 1» определен социологами в размере чуть более 60%, а его рейтинг на текущий момент составляет 43%. С такими цифрами уместно говорить о победе в первом туре. До выборов еще четыре месяца, так что итоговый результат, полученный на избирательных участках, запросто может составить более 50%. 

Тем более что в избирательной кампании будущего губернатора наметилась содержательная повестка, отвечающая чаяниям петербуржцев. Возврат статуса второй столицы, комфортная среда, развитие метро и дорожной сети, привлечение в бюджет федеральных средств, крупные инфраструктурные проекты, а так же снятый на сегодняшний день вопрос о передаче Исаакиевского собора — вот список тех проблем, которые по-настоящему волнуют горожан. И все эти вопросы уже начали отрабатываться нынешней администрацией.

Амбициозные проекты при декларируемом внимании к городскому хозяйству, а также масштабная поддержка первого лица государства могут устроить даже требовательных избирателей, уставших в том числе от «уездности» Петербурга. А значит, несмотря на определенную электоральную капризность и нелюбовь в принципе голосовать за власть, петербуржцы могут оказаться готовы отдать свой голос за кандидата «Беглов № 1».

Но в информационном поле очевидно и присутствие кандидата «Беглов № 2», что подтверждается теми же социологическими исследованиями. Причем появляется он в нем чаще, чем его «альтер-эго», и делает это гораздо ярче. 

Антирейтинг Беглова, измеренный наряду с рейтингом, позволяет скептикам вспомнить протестную активность в Северной столице и прецеденты вторых туров с выигрышами технических кандидатов осенью 2018. А значит, нельзя исключать и вероятность повторения подобного сценария в Петербурге, если в избирательную гонку включится кандидат, хоть сколь-нибудь стоящий внимания избирателей. 

И аргументы эти не лишены оснований. Антирейтинг в 24% действительно высок. Как правило, такие цифры демонстрируют губернаторы, отработавшие на своем посту два срока или же один — но откровенно провальный. Для сравнения, губернатор соседней Ленинградской области Валерий Сердюков, покидая свой пост в 2012 году после тринадцати лет управления регионом, имел сопоставимый антирейтинг (около 27%). 

Такие цифры социологи, политологи и эксперты традиционно объясняют электоральной усталостью и запросом на обновление власти — если не брать в расчет действительно серьезные ошибки и провалы. Антирейтинг Беглова пытались трактовать как нежелание избирателей голосовать за кандидата от власти в принципе. Но в относительно благополучном Петербурге списывать на это обстоятельство все 24% не вполне уместно.

Феномен протестного голосования действительно имеет место быть, но его ядро, по оценкам экспертов, составляет около 10%. Тогда как провластные электоральное ядро конкретно в Петербурге, готовое поддержать любого выдвинутого кандидата, составляет около 17%. Те же социологические опросы показывают, что позиции коллег Беглова по приставке «врио» — исполняющих обязанности губернатора Оренбургской области Дениса Паслера и Мурманской области Андрея Чибиса -  выглядят гораздо прочнее. 

Первый имеет электоральный потенциал в 70% при рейтинге 47% и антирейтинге около 15%. Второй успел завоевать доверие около 60% избирателей с потенциалом в 80%, сохранив низкий антирейтинг — чуть менее 10%. Нужно отметить, что оба политика стали врио не так давно и имели на порядок меньше возможностей для ведения своей «избирательной кампании». При этом стоит добавить, что  и Мурманской, и Оренбургской областям совсем не чужды понятия «холодная зима» и «снег». 

Парадокс антирейтинга Беглова интересен еще и тем, что электоральному Петербургу он не был знаком до прихода в город в качестве врио губернатора. Он, безусловно, был известен всем городским, региональным и федеральным элитам в качестве полпреда Президента в СЗФО и ранее — ЦФО. Также есть некоторое количество горожан, которые могут вспомнить его по деятельности в городском правительстве в начале нулевых. Тем не менее вплоть до недавнего времени широкой общественности его имя ни о чем не говорило. 

В такой ситуации избиратели, как правило, демонстрируют высокий уровень доверия, а антирейтинг не растет до сопоставимых с рейтингом цифр. Когда и каким образом Александр Беглов, не совершивший серьезных ошибок и пользующийся открытой поддержкой первого лица страны, успел нарастить антирейтинг как у отсидевшего на своем посту пару сроков губернатора, от которого устали регион и избиратели, остается только догадываться. 

В контексте такого антирейтинга разговоры про второй тур действительно уместны. Кандидат «Беглов № 2» с его непродуманными заявлениями, странной сетевой активностью и выступлениями в кукольном театре в роли «усатого молодого человека» не вызывает у петербуржцев ни симпатий, ни желания голосовать. 

Так что говорят, что при таком раскладе, если на выборы будут допущены несколько кандидатов, относительно активно ведущих свою избирательную кампанию (или хотя бы один, но выбивающийся из линейки «усатых/бородатых мужчин за 50»), второй тур и «хакасский» сценарий Петербургу практически обеспечены.

Но на самом деле, совершенно очевидно, что даже на оппозиционном хайпе такой расклад совершенно невероятен для Петербурга по целому ряду причин. Как очевидно и то, что Александр Беглов будет избран губернатором в первом туре. Неочевидно только, какой Беглов — первый или второй — станет губернатором города на Неве. 

Архитекторы кандидата «Беглов № 2» явно заинтересованы в том, чтобы будущий глава Петербурга одержал победу благодаря титаническим усилиям «спасателей» избирательной кампании и групп влияния, их делегировавших. В этом случае губернатором он конечно станет, но навсегда останется в общественном восприятии градоначальником со сложной электоральной судьбой. 

Кандидат «Беглов № 1», напротив,  вполне мог бы попасть в свой будущий кабинет через парадную дверь. Но вопрос, может ли он выиграть бой с собственной тенью, по-прежнему остается открытым.   

Анна Хмелева


Ранее на тему Муниципалы от «Справедливой России» не отдадут свои подписи кандидату Смольного

Беглов решил пойти на выборы губернатора самовыдвиженцем

Смольный раскрыл доход Беглова