Квартирный вопрос довел до взрыва

Преподаватель Можайки арестован за бомбу, сдетонировавшую в академии. Близкие полковника не верят в его причастность. Следствие считает, что все дело в жилье.


© Фото Дмитрия Глебова, "Росбалт"

Следственный комитет нашел виновного во взрыве в санкт-петербургской Военно-космической академии имени Можайского. По данным СК, бомбу изготовил преподаватель ВКА Рифат Закиров, якобы рассчитывавший таким образом решить жилищные проблемы. Но вместо звания «герой» он получил уголовное дело по двум статьям. В его защиту выступили близкие и некоторые курсанты академии.

Начальник инженерной службы ВКА Рифат Закиров оказался в числе пострадавших от взрыва безоболочного устройства 2 апреля. Все случилось примерно в 13:30, когда странный предмет был обнаружен под лестницей преподавателями академии. Одним из них был Закиров, ранее командовавший инженерно-саперным батальоном. Еще в июне 1993 года он получил офицерское звание, награжден за две чеченские кампании орденом Мужества, медалью «За отвагу», знаком «За разминирование». С июля 2003 года проходит службу в Можайке. Как рассказывали очевидцы, бомбу накрыли бронежилетом и в этот момент она сдетонировала. Момент попал на камеру видеорегистратора.

В результате инцидента находившиеся рядом преподаватели получили ранения и контузии. Наиболее тяжелые травмы оказались у полковника Закирова: он был доставлен в госпиталь с контузией. А спустя несколько дней у палаты мужчины была выставлена охрана - полковник стал единственным подозреваемым во взрыве.

5 апреля жена Закирова Светлана опубликовала на своей странице в соцсети «ВКонтакте» пост, в котором рассказала, что ее мужа настойчиво допрашивали глубокой ночью и с жестким прессингом.

«Цель – добиться признания, что он виновен в произошедшем, с предложением нескольких версий: 1. Попытка решения квартирного вопроса (который действительно имеет место быть), через совершение "героического" поступка (разминирование, эвакуация). Версия удобна тем, что Рифат - единственный сапер в академии. 2. Конфликт с высшим руководством академии. Версия основана на том, что у Рифата взрывной темперамент. Несмотря на это, мой супруг с глубочайшим уважением относится к руководящему составу», - написала Закирова.

Фото с сайта vk.com

Журналисты «Росбалта» и других СМИ обращались к женщине с просьбами об интервью, но от всех предложений она отказалась. А впоследствии закрыла свою страницу. Источник, близкий к семье Закировых, сказал агентству, что женщина «устала» от последних событий.

К концу апреля у военного следственного управления СК РФ сложилась окончательная версия взрыва в Можайке. По мнению силовиков, Закиров действительно планировал решить квартирный вопрос — для этого он должен был обнаружить и обезвредить взрывное устройство, став таким образом героем для руководства. Но не сложилось.

Закирову было предъявлено обвинение по двум статьям УК РФ: незаконное хранение и ношение взрывчатых веществ (ст. 222.1 ч.1) и хищение боеприпасов с использование служебного положения (ст. 226 ч.3). 29 апреля судья 235 Гарнизонного военного суда Толкаченко отправил обвиняемого под домашний арест.

«Порядочнее человека не встречала»

Но далеко не все близкие и коллеги Закирова верят в версию следствия. Его подруга Маргарита Кухаренко называет мужчину «человеком с большой буквы».

«Знаю Рифата почти 20 лет, знаю его жизненную трагедию. Порядочнее, ответственнее человека не встречала. Таких единицы, пообщайтесь с его курсантами, бывшими в том числе», - сказала она в разговоре с корреспондентом «Росбалта».

Один из курсантов ВКА, закончивший Можайку в 2011 году, согласен с мнением Кухаренко.

«Рифат Фоатович — достойный офицер и очень хороший человек», - считает он.

Сослуживец обвиняемого Анатолий Агафонов считает, что 2 апреля тот исполнял свой профессиональный долг, «как он делал это всегда в своей жизни».

«Все те, кто говорят о том что мой друг из-за жилищной проблемы мог подвергнуть опасности жизни людей — озвучивают то, что могли бы сделать сами. А Рифат, который всегда шел первым, а не пускал своих солдат впереди себя, — это достойный офицер, достойный муж, хороший отец и верный друг», - отмечает Агафонов.

Квартирный вопрос

Все же у Следственного комитета есть довольно веская причина подозревать Закирова во взрыве — это наболевшие жилищные проблемы. Как выяснил «Росбалт», их корни тянутся еще с 2004 года. Тогда семье Закировых была предоставлена двухкомнатная квартира площадью 58,5 кв м. в Сертолово (пригород Санкт-Петербурга).

В 2005-м жилье было приватизировано Рифатом Закировым и его двумя сыновьями (супруга мужчины умерла в 2002 году). Но спустя 10 с лишним лет состав семьи, проживающей в «двушке», существенно увеличился — теперь там жили аж девять человек: сам Закиров, его жена, четверо детей, а также племянница полковника, ее муж и их дочь. Таким образом, посчитал преподаватель ВКА, на каждого проживающего приходится по 6,5 кв м., а это значительно меньше установленного по закону метража.

Закиров обратился в ФГКУ «Западрегионжилье» для принятия его на учет в качестве нуждающегося в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма. Ответ был отрицательным. В ведомстве объяснили отказ тем, что у жены Закирова Светланы есть в собственности треть жилого помещения в Санкт-Петербурге общей площадью 45,8 кв м. А значит на каждого члена семьи военнослужащего приходится по 12,29 кв м., что больше учетной нормы.

Рифат Закиров решил обжаловать это решение и обратился с иском в суд, однако Фемида посчитала отказ в постановке на учет законным.

В 2016 году Минобороны предоставило офицеру вторую служебную квартиру, на этот раз в Санкт-Петербурге. Но приватизировать ее не разрешили, поскольку полковник не вернул ведомству свое сертоловское жилье (впоследствии оно должно было быть отдано другому военнослужащему). Закиров вновь обратился в суд и опять не нашел там правды.

«Невыполнение военнослужащим обязанности по сдаче ранее полученного жилья независимо от мотивов, которыми он при этом руководствовался и от статуса жилого помещения, которым он распорядился, исключает возможность повторной реализации им этой гарантии», - был категоричен суд.

Неудачи в судах и извечный «квартирный вопрос», по данным СК, и могли побудить мужчину пойти на крайний шаг. В настоящий момент Закиров находится под домашним арестом. Следственный комитет не комментирует ход уголовного дела.

Илья Давлятчин  


Читайте также Преподавателя, устроившего взрыв в академии Можайского, отправили на психиатрическое лечение

Уголовное дело преподавателя академии Можайского, где произошел взрыв, составило 58 томов

СМИ: Преподавателя академии Можайского арестовали по делу о взрыве