«Почти треть петербуржцев не готова сделать выбор»

Если у вас нет информации, то нет и возможности адекватно оценить ситуацию и принять решение, уверена социолог Мария Мацкевич.


«Мы постепенно стали забывать, что информация — это общественное благо». © Фото из личного архива Марии Мацкевич

Содружество социологов «Открытое мнение» решило провести исследование представлений петербуржцев об идеальном губернаторе. От других подобных работ его в первую очередь отличают независимость и прозрачность. О том, каково работать без «заказчика», и что нужно сделать, чтобы результатам опросов общественного мнения снова стали доверять, в интервью «Росбалту» рассказала участник содружества, старший научный сотрудник Социологического института РАН Мария Мацкевич

Хорошо ли власти Северной столицы в принципе осведомлены о настроениях горожан?

— Насколько мне известно, сейчас проводится множество социологических исследований. Только они почти все закрытые — их данные не публикуются. Результаты знают только заказчики. О том, какие выводы из этого делают представители власти, мы можем судить только по тому, как они себя ведут. Цель понятна — узнать, чего хотят граждане и рассказать им во время избирательной кампании именно об этом. Но мне кажется неправильным, что горожане не знают об этих опросах. 

— Чем подобные тайные исследования могут обернуться для города и его жителей?

 — В ситуации, когда кто-то заказывает исследования, а потом не публикует их результаты, нет ничего страшного. Но только при условии, что параллельно проводятся другие — открытые. Проблема в отсутствии подобной альтернативы. Иногда происходят сливы или утечки конфиденциальной информации, но это скорее исключение из правил. Именно поэтому неформальное содружество социологов «Открытое мнение» и решило изучить представления жителей Санкт-Петербурга об идеальном градоначальнике. 

— Но ведь петербуржцы не умрут из-за того, что не познакомятся с данными опросов. Почему эти исследования так важны?

 — Мы постепенно стали забывать, что информация — это общественное благо, которым должен обладать Петербург и его жители. Если у вас нет информации, это значит, что у вас нет возможности адекватно оценить ситуацию и принять какое-то решение. Например, это важно для общественных организаций, гражданских инициатив, для каждого горожанина, ощущающего себя частью Петербурга. При отсутствии информации каждый может вынести суждение на основании только лишь своих личных впечатлений. Но они могут быть совершенно ошибочными, если нет возможности узнать, что думают люди, находящиеся рядом с тобой. 

— Хорошо, но как тогда независимые исследования могут изменить жизнь горожан?

 — Одно исследование, конечно, никак ее не изменит. Таких работ должно быть много — чем больше, тем лучше. Проблема в том, что пока мы единственные, кто занимается этим вопросом. Хочется надеяться, что ситуация изменится. Без независимых исследований немыслима нормальная жизнь общества — ни гражданская, ни политическая. Это справедливо не только для России, но и для всего мира. 

Возьмем, к примеру, ближайшую к нам страну — Финляндию. По численности населения она сравнима с Петербургом, но в ней работает множество компаний, которые публикуют данные по самым разным темам. Эта информация активно обсуждается в обществе, а значит, и влияет на него. 

— Что представляет собой организация «Открытое мнение»?

 — Начнем с того, что это не организация. «Открытое мнение» — неформальное содружество социологов. У нас нет юридического лица или членства, нет руководителя. Профессионалы со всей страны — от Калининграда до Новосибирска — с 2012 года собираются исключительно ради решения конкретных исследовательских задач. В разное время в содружестве работает разное количество специалистов — их могут быть десятки или сотни. Они участвуют в создании методик. Главное условие — все должно делаться открыто. У нас нет заказчика — это значит, что деньги на свою работу мы собираем с помощью общественных пожертвований на краудфандинговой основе. 

Тем, кто поддерживает нас, мы предлагаем полную открытость от момента обсуждения будущего исследования до представления результатов. В группе содружества «Открытое мнение» в «Фейсбуке» видно, как мучительно мы создавали нашу анкету, спорили, какие вопросы и в какой формулировке оставить. Социологическая кухня, которая обычно спрятана от глаз потребителей информации, у нас полностью открыта. 

— Так ли нужно ее открывать? Авторы других исследований работают «в темную» — и ничего.

 — Сегодня в России очень остро стоит вопрос о доверии к социологической информации. Мы решили использовать прозрачность процедуры, как ответ на возможные упреки в ошибках. Есть вопросы — посмотрите сами и скажите, что конкретно не так. К тому же в наших исследованиях не участвует ни одна компания, которую можно обвинить в ангажированности. Вместе работают сотрудники университетов и исследовательских центров с самыми разными взглядами. 

Только подобные совместные действия, как нам кажется, помогут преодолеть недоверие к данным опросов, которое особенно сильно выражено в СМИ и социальных сетях. 

— Расскажите о самом опросе. Что в  нем особенного?

 — В нем участвует тысяча респондентов. Из них пятьсот человек опрошены по телефону и столько же — на улице. Данные совсем свежие, сырые. Надо понимать, что когда исследование настолько масштабное, возникают неизбежные технические и методические сложности. Данные необходимо соединить — а это долгая процедура. Все аналитики работают у нас на некоммерческой основе — платим только интервьюерам. Обработку существенно замедляет и то, что у всех есть какая-то другая работа, основная. 

Данные у нас появляются постепенно. Сначала мы рассказали о социальном самочувствии горожан, потом появились антирейтинги кандидатов, сейчас мы обрабатываем рейтинги. Разумеется, мы не ставили задачу электорального прогноза. За полтора месяца до выборов это не самая осмысленная задача — мы понимаем, что это все будет меняться. 

Более того, сейчас почти 30% жителей города даже теоретически не готовы сделать выбор среди кандидатов. Можно предположить, что большая часть из них проигнорирует выборы, но мы должны понимать, сколько людей все-таки пойдут и за кого проголосуют. Еженедельные измерения рейтингов дают информацию о том, как проходит предвыборная кампания, но у нас на них нет ресурса, да и задачи такой нет. К тому же мы предлагаем более интересные данные, более сущностные. Пытаемся определить, кого петербуржцы видят идеальным губернатором. 

— В вашем списке претендентов на пост губернатора много людей, которые не участвуют в гонке. Зачем они там?

 — Очень часто говорят, а вот если бы кто-то другой был в бюллетене, то картина получилась бы совершенно иной. Мы включили в наш список не случайных людей, а тех, кто когда-либо заявлял, что может баллотироваться в губернаторы, либо тех, о ком писали журналисты, что они, возможно, примут участие в гонке. 

С учетом, какие вопросы мы задаем о желательных качествах для главы города, мы можем узнать, как образ каждого из списка может быть сопоставлен с теми качествами, которые избиратели хотели бы видеть. Это отдельная большая работа, которую выполнят специалисты по политической психологии. Кроме этого, мы пошли трудным путем. 

Что делают очень часто авторы опросов? Они предлагают закрытый список проблем или качеств, и говорят: вот, выберите что-нибудь. Мы усложняем себе задачу — не даем избирателям подсказки, спрашиваем: «А что бы вы хотели от губернатора», и дальше они отвечают своими словами. Речь свободная, по сути, каждый из них дает нам небольшое интервью. 

Это очень непросто анализировать, когда мы должны сводить все к общим числам. Пока что мы готовы представить самые первые, самые горячие результаты. А дальше будем говорить более детально и подробно, опубликуем отчет и базу данных. Нам нужно еще немного времени.

— Но ведь вам требуется для работы не только время. Вы собираете на свое исследование внушительные средства. На что пойдут эти деньги, если большинство ваших аналитиков работает бесплатно? 

 — Изначально мы планировали большую выборку. Если бы мы опросили свыше тысячи респондентов, у нас была бы более детальная информация. Мы хотели сделать анкету больше, провести дополнительные исследования. Когда мы начали опрос, мы понимали, что должны укладываться в тот бюджет, который сейчас собран или может быть собран до конца срока. Поэтому мы ужали выборку, и все деньги шли только на работу интервьюеров. Фактически исследователи не только работают бесплатно, но еще и вносят собственные деньги.

Мы очень надеемся, что сможем привлечь к нашему исследованию внимание. Рассказываем, что оно может принести, что уже дало. И нам кажется, что это общественно значимая инициатива. 

Все говорят: «Где независимая информация?!» Мы отвечаем — вот она, пожалуйста, смотрите. И мы очень надеемся, что не только горожане, а вообще люди, заинтересованные в таком принципе открытости, как-то позволят нам благополучно завершить работу и при этом не разориться.

Беседовал Дмитрий Глебов

Глобальные вызовы, с которыми столкнулась в последние десятилетия человеческая цивилизация, заставляют общество все больше прислушиваться к мнению ученых, мыслителей, философов, деятелей общественных наук. Проект «Квартирник» представляет петербургских интеллектуалов, которые ищут объяснения проблемам XXI века.


Ранее на тему Активисты отправились в протестное путешествие по Петербургу