Доступная среда, о которой легко забыть

Поправка в закон о государственной поддержке российской кинематографии может нарушить права тысяч людей с инвалидностью.


О потребностях слабо защищенных категорий населения мало кто думает, кроме них самих. © СС0 Public Domain

Выражение «доступная среда» стало привычным для всех нас — кажется, даже для чиновников и законотворцев. Но о том, что это такое на самом деле, мы думать еще не привыкли — большинство знает разве что про пандусы и таблички с надписями шрифтом Брайля. При этом мы продолжаем выстраивать быт и досуг, игнорируя базовые потребности самых разных слабо защищенных категорий населения. То есть потому они и остаются слабо защищенными, что о потребностях их представителей мало кто, кроме них самих, думает. К тому же такие люди не так уж часто имеют возможность донести свои чаяния до власти и общества в целом.

Характерным примером можно назвать разработанный Министерством культуры Российской Федерации законопроект, вносящий изменения в закон «О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации». Среди прочего его тексте говорится, что «в целях сохранения имущества и обеспечения общественного порядка и общественной безопасности» демонстратор фильма получает право запретить приносить с собой на просмотр продукты питания, а также алкогольные и прохладительные напитки. То есть купить все это можно будет только в специализированных торговых точках, расположенных на территории кинотеатра. 

Нужно понимать, что нарушителей данного запрета администрация сможет не допустить к просмотру фильма или удалить из кинозала. 

В настоящее время попытка сотрудников кинотеатра помешать зрителям пронести заранее купленные в другом месте напитки и еду расценивается как нарушение прав потребителей. В результате, кинотеатры, по мнению их представителей, не только рискуют сохранностью имущества, но и теряют часть прибыли с продаж своих буфетов. Кроме того, иногда снижается и уровень комфорта других зрителей. 

То есть логику тех, кто разрабатывал вышеупомянутый законопроект, понять можно. Но все же в ней есть существенные изъяны. 

Проблема ценообразования на товары, продающиеся в буфетах кинотеатров, для нас в данном случае не является основной. Но все же заметим, что в их числе не только, например, пирожные и попкорн, но и самая обычная питьевая вода. Давайте сравним ее цену в буфете и в обычном городском сетевом магазине. Решением проблемы, возможно, могли бы стать те же питьевые фонтанчики в местах большого скопления народа, но нам об этом приходится разве что мечтать. 

По мнению юриста Игоря Карлинского, если новый закон будет принят в том виде, в котором предлагается сейчас, это приведет в итоге к нарушению прав довольно большого количества россиян. 

«Предусмотренное проектом право администрации кинотеатра запрещать и пресекать пронос еды и напитков может ударить по различным группам не вполне здоровых и даже инвалидизированных граждан. Начну с простого — с воды. Как известно, она часто используется, например, для того, чтобы запить лекарство. Люди, которым в связи с болезнью приходится принимать различные препараты перорально, берут ее с собой, выходя из дома. Так они поступают в том числе и при походах в кино. И запрет на пронос воды будет являться по сути своей ограничением доступности кинотеатров для таких граждан». 

Конечно, бутылку воды можно всегда купить в буфете. Но тут мы возвращаемся к тому, что сделать это придется по очень сильно завышенной цене. Однако стоит вспомнить, что в нашей стране инвалиды — как правило, люди малоимущие. И да, в нужный момент той же воды в буфете может просто не оказаться: не завезли, раскупили и так далее. 

Похожая ситуация и с запретом на пронос в кинотеатр своих продуктов питания. Среди нас есть немало людей, для которых диета или определенный временной режим приема пищи — жизненная необходимость. Диабет, целиакия, в некоторых случаях даже и расстройства аутистического спектра и множество других заболеваний вынуждают многих очень избирательно относиться к еде. Но ассортимент буфетов российских кинотеатров, как правило, этим людям не очень подходит. Или даже не подходит совсем. 

И вот ситуация: человек с инвалидностью хочет посмотреть фильм, но охрана его не пускает. Или пускает, но отбирает воду, а потом приходится прерывать сеанс и вызывать «скорую». Каков вероятный вариант развития событий с этом случае? В социальных сетях появляется соответствующий гневный пост, поднимается шум, возмущенные сочувствующие дружно обвиняют охранников кинотеатра в душевной черствости. Тогда как главными виновниками здесь, на самом деле, будут не охранники и даже не владелец кинотеатра, а разработчики новой законодательной нормы, которые попросту не подумали о том, что включает в себя понятие «доступная среда для людей с инвалидностью». 

«Прислушавшись к доводам против введения права администрации запрещать и пресекать пронос еды и напитков министерский нормотворец может внести поправку о том, что запрет не должен распространяться на воду и диетпродукты, проносимые лицами с соответствующими медицинскими показаниями при предъявлении ими соответствующих медицинских справок. Казалось бы, просто, но не гениально. А как же право на личную, в том числе врачебную тайну? Неужто право на получение прибыли важнее?» — задается вопросом Игорь Карлинский. 

В любом случае, создание доступной среды для людей с инвалидностью — процесс, требующий кропотливой работы, которая должна предусматривать всевозможные нюансы. И при этом нельзя забывать о главной цели этой работы — дать гражданам с теми или иными ограничениями по состоянию здоровья максимум возможностей жить не какой-то «особой», а самой обычной жизнью. 

Игорь Лунев

«Росбалт» представляет проект «Все включены!», призванный показать, что инвалидность — это проблема, которая касается каждого из нас. И нравственное состояние общества определяется тем, как оно относится к людям с особенностями в развитии.


Ранее на тему Диетолог Минздрава рассказал, что и как нужно есть осенью