«Я верю в российское образование. Но все же поступил в Стэнфорд»

Высокие баллы на ЕГЭ и золотая медаль не гарантируют поступление в лучшие вузы страны.


© СС0 Public Domain

В петербургских вузах начинается новый учебный год. Между тем число выпускников школ Северной столицы, которые поступают в иностранные университеты, постоянно растет. Кто-то считает, что с российским дипломом трудно быть востребованным специалистом за рубежом, а некоторые отмечают, что даже высокие баллы на ЕГЭ не дают гарантию поступления на родине. 

«Росбалт» поинтересовался у петербургских золотых медалистов, как они оценивают качество российского высшего образования, что повлияло на их выбор университета, и каковы их дальнейшие планы после окончания вуза. 

Степан, студент Стэнфордского университета, США:

«Я закончил школу с золотой медалью и успешно сдал ЕГЭ, и думаю, что у меня не было бы проблем с поступлением в российский ВУЗ — баллы по всем экзаменам были высокие. Но все же еще несколько лет назад я принял решение поступать в Стэнфордский университет. 

Впервые эта мысль у меня появилась летом после восьмого класса. Я смотрел множество американских сериалов, в которых обсуждалась тема образования в США, и мне стало интересно попробовать поступить. Выбрал я именно Стэнфорд, так как в многочисленных рейтингах университетов мира он занимает ведущие места. Следующие 2,5 года я потратил на серьезную подготовку, и в итоге все получилось. 

Должен при этом сказать, что твердо верю в российское образование. Мы постепенно заимствуем западный опыт, и в их рейтингах отечественные университеты и институты начинают расти. Культурный, научный, социальный обмен помогает нашим вузам меняться.

Кроме того, я не планирую после учебы оставаться в США. Хочу вернуться, чтобы работать на благо своей страны. Образование за рубежом кажется мне очень интересным опытом, отличным от того, что получает студент в наших университетах. Академически образование, наверное, во многом похоже, а вот другие аспекты — например, жизнь студенческого сообщества — все же отличаются. 

Мне интересно помимо знаний получить и определенные впечатления о культуре, традициях страны, и в то же время поделиться рассказами о русской культуре и жизни. На мой взгляд, такой культурный обмен на самом низовом уровне, должен способствовать общей глобализации, развитию, взаимному интересу и дальнейшему взаимодействию и сотрудничества.

Сейчас часто можно услышать, что США — наш враг. Но это не более чем зомбирование. Я как-то особо не слушаю мнения пропагандистов. Я был в Америке дважды, никто там не смотрят на нас как на врагов. Поэтому я нисколько не сомневаюсь в своем выборе и в том, что еду учиться именно в Соединенные Штаты».

Екатерина, студентка СПбГУ:

«Я столкнулась с определенными трудностями при поступлении, даже при том, что набрала 288 баллов по результатам трех единых государственных экзаменов. Я подавала документы в СПБГУ, ВШЭ в Петербурге и в Северо-Западный филиал РАНХиГС. Изначально я планировала поступать в СПбГУ, однако поняла, что на ряд факультетов попасть даже с моими результатами шансы невелики. Например, на одном из факультетов сумма баллов последнего человека, который проходил на бюджет, была 297. 

То есть получается, что сдача экзаменов с результатом выше 90 баллов и золотая медаль вовсе не гарантируют поступление в лучшие вузы страны. В какой-то момент я начала склоняться к факультету Мировой политологии ВШЭ, однако все-таки я прошла по конкурсу по направлению „Реклама и связи с общественностью“ в СПБГУ.

На самом деле, такая ситуация для меня удивительна. Я, как и многие, готовилась с репетитором, сдала экзамены хорошо — а поступить было тяжело. Между тем, если у тебя нет диплома лидирующих университетов, в России шансы найти хорошую работу уменьшаются в разы. Получается, страна сама урезает себе специалистов. Например, на одном из факультетов в СПБГУ всего 30 бюджетных мест. А по статистике получают диплом только 50-60% из тех, кто поступил. То есть реальных специалистов на выходе остается очень мало. 

При этом, конечно, в России можно получить хорошее образование. Но все же в основном оно не развито на таком уровне, чтобы выпускники были востребованы за границей. Я имею в виду не формат диплома, а уровень знаний. Многие педагоги не заинтересованы в своем деле — они просто хотят получать зарплату. В итоге многие наши выпускники, получая диплом, не только зачастую не знают иностранные языки, но и не всегда владеют своей специальностью

От этого становится грустно. Неправильно же развивать только несколько российских вузов. У нас огромная страна, много возможностей, которыми мы не пользуемся. 

В дальнейшем я планирую продолжать учебу, но диплом магистра все-таки попробую получить за рубежом, так как мне хочется быть востребованным специалистом не только в России, но и в других странах».

Евгения, студентка Minerva School at KGI:

«Еще до выпускных экзаменов я знала, что поступила в MinervaSchoolatKGIв Сан-Франциско. Этот университет предоставляет довольно необычную программу, которая включает в себя путешествие по семи странам мира в период обучения, а также нестандартную организацию образовательного процесса — отсутствие лекций и онлайн-преподавание.

Я для себя решила, что по моей специальности в России невозможно получить хорошее образование. Я планирую заниматься искусственным интеллектом, нейросетями, что в России не очень востребовано. У нас эта сфера рассматривается с точки зрения обычного программирования. Но мне такой подход кажется поверхностным. А учеба рядом с Силиконовой Долиной дает возможность найти какие-то связи в таких организациях, как Google и Facebook, куда впоследствии можно устроиться на работу.

Меня удивило, что мое решение вызвало много непонимания и зависти среди моих знакомых. Это было не очень приятно. Учителя тоже относились скептически и не особо верили в меня, убеждали, что учиться в России лучше. Можно сказать, они были даже оскорблены моим решением идти не в СПБГУ, но я справилась. К тому же я все равно получила красный аттестат, золотую медаль и медаль от правительства Санкт-Петербурга за Олимпиады. 

После учебы возвращаться в Россию я не планирую, если только ненадолго. В любом случае, я хочу эмигрировать в США, Канаду или Германию.Я люблю свою страну, но здесь нет никаких возможностей, особенно в моей сфере. Конечно, я могу работать удаленно, но не в российской компании. Здесь мало возможностей для роста — хотя жить мне здесь нравится. Возможно, когда-нибудь я захочу вернуться в Петербург, куда приехала после девятого класса из Нижневартовска. Из всех городов Северная столица мне нравится больше всего. Но в плане работы я рассматриваю только зарубежные страны».

Ксения Гуляева


Ранее на тему В Бангладеш восемь двойников сдавали вузовские экзамены за женщину-депутата

Министр образования Киргизии не смог ответить, чему равен косинус угла 60 градусов