Не так страшны ГМО, как их малюют

Чай, клюква, хмель и многое другое — природа уже давно «изобрела» генетически модифицированные продукты. Ученые просто «подсмотрели» у нее механизм.


Российские биотехнологии безнадежно отстают от всего мира. © СС0

Уже которое десятилетие в России и мире говорят о вреде генетически модифицированных продуктов. Ученые и активисты ведут борьбу с предубеждениями вокруг этой темы, но страхи не уходят. Производители же манипулируют эмоциями покупателей и маркируют свои товары — «без ГМО», что якобы полезно и натурально.

В сентябре ученые из Петербурга и Страсбурга опубликовали итоги трехлетнего исследования. Оказывается, человечество уже тысячи лет употребляет генно-модифицированные растения, число которых достигает нескольких сотен. Люди просто подсмотрели у природы механизм модификации продуктов.

Корреспондент «Росбалта» побывал на science-ланче с докторами биологических наук, профессорами кафедры генетики и биотехнологии СПбГУ Татьяной Матвеевой и Людмилой Лутовой, которые рассказали о последнем исследовании и ситуации в целом. Объясняем, почему ГМО — не такая страшная аббревиатура, как мы привыкли считать.

Что такое генетически модифицированные растения

Это растения, в которые попали гены другого организма и закрепились там. Таким образом, в геноме образуются чужеродные участки ДНК, информация из которых передается из поколения в поколение. По-другому такие растения называют природно-трансгенными.

Как эти чужеродные гены туда попадают

В природе обитают так называемые агробактерии. Эти необычные организмы взаимодействуют с корнями растений и переносят собственные гены. От такого соседства растениям нехорошо — бактерии высасывают питательные вещества.

«Бактерия в районе корневой шейки находит корневую поверхность, туда проникает, и, как результат такого взаимодействия, образуется опухоль», — рассказала профессор Лутова.

Долгое время ученые изучали это явление, пока в 80-х годах исследователи не вывели первое трансгенное растение.

То есть ГМО-растения — результат действий человека?

И да, и нет. Трансгенные растения существовали и без участия человека. Ученые просто адаптировали наработки природы для собственных нужд. Они изучили поведение агробактерий и растений, что позволило в дальнейшем искусственно внедрять «хорошие» гены, а по-научному — гены интереса.

«Когда эту ситуацию открыли, стало понятно, что „плохие“ гены можно убрать, а вместо них вставить гены интереса, и дальше бактерия все делает сама, она поработает паровозом и перенесет нужные гены в геном растения», — объяснила Лутова. 

Таким образом, человек ничего нового не изобрел и использует уже известные природе механизмы.

Вроде понятно — но зачем это необходимо?

Бывает, что растение плохо плодоносит или неустойчиво к морозам, засухе и другой непогоде. Раньше с этим справлялась селекция, но медленно и не без изъянов. Уходят годы на выведение идеального сорта. Вмешательство же генетиков ускорило процесс, и появились новые виды растений с отличными характеристиками.

Но ведь их наверняка опасно употреблять в пищу!

Подтверждений нет, хотя предрассудки бытуют давно.

«Это называли и пищей Франкенштейна, и что только про эти бедные трансгенные растения не говорили. Да, действительно, можно перенести туда любой ген, но, как правило, в основном используют собственные гены растений. Но если даже и перенесли туда чужеродный ген, то что? Мы все время едим рыбу, но не становимся рыбами», — отметила Лутова.

Ученые рассказали, что пищеварительная система одинаково справляется с «натуральными» и трансгенными продуктами.

«Теперь, я думаю, бояться трансгенных растений люди будут меньше, поскольку становится понятно, что природные трансформанты возникли очень давно. Самым ранним уже миллионы лет, то есть очевидно, что всю свою историю мы их употребляли», — рассказала автор исследования Матвеева.

А примеры?

Табак стал первым трансгенным растением, которое открыли ученые. Работа наделала много шуму, но опасения не развеяла — табак не употребляют в пищу. Помогло исследование 2012 года: ученые изучили батат — сладкий картофель, в геноме которого нашли чужеродный генетический материал.

«Трансгенным оказался культурный арахис. Природно-трансгенным оказался хмель — для любителей пива это должно быть интересно. Ближайшие родственники грецкого ореха являются природно трансгенными, — отметила Матвеева. — Суринамская вишня, клюква, брусника, голубика, ежевика. Прошу любить и жаловать, природные ГМО».

Более того, в этом списке оказался даже чай, который все мы пьем каждый день.

Сегодня ученые получили уже более 200 видов ГМО-растений — искусственным путем.

Как в России и в мире относятся к трансгенным растениям?

По-разному. Мировыми лидерами по производству ГМО-растений остаются США, Китай, Индия, Бразилия, где нет существенных ограничений и запретов.

Однако политики не всех стран идут навстречу. Показательна ситуация с Россией, где закон разрешает ввоз ГМО-растений, но не их выращивание. 

«Не кажется ли вам, что это парадокс? Сами не выращиваете, но ввозите. Когда пытались запретить и ввоз, им сказали: ребята, вы чего, мы лишимся всего, и в первую очередь мяса, — рассказала Лутова. — Потому что все, что касается кормления животных, это соя, которая практически вся на 100% трансгенная. Мы лишились бы животноводства в целом».

Российские биотехнологии сегодня составляют 0,2% мирового оборота. При этом в публичном поле не ведется дискуссия о снятии административных барьеров, поэтому прогнозировать развитие отрасли трудно. Сперва необходим перелом в общественном сознании. 

«Наверное, это свойственно человеку — с опаской относиться ко всему незнакомому», — заключила Матвеева.

Никита Строгов