Анатомия слухов: раньше сядешь, раньше выйдешь

Региональные выборы, запланированные на 2021 год, могут пройти раньше, чтобы «расчистить поле» под основное голосование в Государственную Думу.


Фокус с «само-медвеженцами» оказался неэффективным сейчас, и очевидно, не сработает в будущем. © Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

Единый день голосования 2019 закончился вполне приемлемо для власти, а ставших традиционными за последние годы «осенних» увольнений губернаторов пока не последовало. При этом только в Северо-Западном федеральном округе осеннюю отставку, пусть даже с повышением, предрекали сразу трем губернаторам  — Ленинградской области Александру Дрозденко, Архангельской области Игорю Орлову и Республики Коми Сергею Гапликову. Говорят, администрация президента извлекла уроки, в том числе на примере Петербурга, из слишком ранних назначений врио. 

Напомним, в 2020 году плановые выборы высших должностных лиц пройдут в шестнадцати субъектах, в частности, в Ленинградской и Архангельской областях. Однако если ближайшей весной все же случится ожидаемая отставка губернатора Республики Коми, то голосование может пройти и в этом регионе, тем более что в том же году там будут переизбирать региональный парламент. 

С наибольшей долей вероятности, в СЗФО на переизбрание пойдет только Александр Дрозденко, а вот Коми и Архангельская область получат новых врио. Также в следующем году в одиннадцати субъектах поменяется и законодательная власть. В СЗФО помимо Коми региональный парламент переизберет Ненецкий автономный округ, а в 2021 году — еще семь регионов.

Также нельзя исключать, что дополнительные отставки приведут к увеличению числа субъектов, проводящих выборы высшего должностного лица. Стоит отметить, что в 2021 году по плану должны избираться шесть глав субъектов. 

При этом, несмотря на массовость и масштабность, региональные выборы приоритетом для власти не являются. Все внимание будет сосредоточено на голосовании в Госдуму в 2021 году, которое определит устойчивость властных конструкций перед 2024 годом. В связи с этим ряд экспертов высказывает мнение, что все региональные кампании, запланированные в 2021 году, могут быть перенесены на избирательный цикл 2020, дабы уменьшить электоральную нагрузку под выборы в Госдуму. 

На первый взгляд, идея выглядит неоднозначной — именно регионы в последние годы хотели «разводить» выборы в Думу и в региональные парламенты. Это стремление было обусловлено меньшей активностью оппозиции, отсутствием оппозиционной повестки на федеральном уровне, большей близостью к народу региональных парламентариев и сложностями «сшивки» кампаний, включая финансовый аспект. 

Сторонники совместного голосования, напротив, указывали то, что все региональные кандидаты в депутаты автоматически оказывались «полевиками» для «большого» федерального кандидата.

Тем не менее при ближайшем рассмотрении итогов и тенденций цикла 2019 года выгода становится очевидной. 

Выборы в Мосгордуму вскрыли очевидные проблемы власти, которые проявят себя и на последующих. Несмотря на массовый недопуск кандидатов от оппозиции и наличие административного ресурса, результаты оказались, мягко говоря, спорными, а «умное голосование», в отличие от применяемых ранее технологий оппозиции, показало и работоспособность, и потенциал. 

С другой стороны, фокус с «самомедвеженцами» эффекта не дал уже сейчас, и очевидно, не сработает в будущем. По слухам, федеральное партийное руководство уже забраковало избрание провластных губернаторов через самовыдвижение как ослабляющее партию. Это значит, что с высокой долей вероятности уже к следующему выборному циклу самовыдвижение кандидатов от партии власти, за редким исключением, перестанет быть общей практикой. С другой стороны, оппозиция продолжит обкатывать систему «умного голосования» в регионах и, конечно, готовиться к парламентским выборам.

По-прежнему окончательно не решено, каким будет сам сценарий выборов в Госдуму — как по итоговому формату парламента, так и по форме его избрания. Должна ли нижняя палата остаться четырехпартийной, какие партии-спойлеры будут участвовать в выборах, какие лидеры их поведут, будут ли представлены новые лица, и самое главное — насколько изменится сама система выборов? Все эти вопросы на сегодняшний день остаются открытыми. 

На наш взгляд, сценарий с полным переходом на мажоритарную систему маловероятен со всех точек зрения.  Во-первых, в этом случае физически не сможет избраться вся верхушка думской парламентской оппозиции и часть партии власти. Во-вторых, такая схема вполне может привести к полному уничтожению и так несовершенной партийной системы России и потере полной управляемости парламентом. 

Скорее, наиболее вероятен сценарий, когда по мажоритарной системе будет избираться 75% депутатов и только 25% — по пропорциональной.  Такие изменения на региональном уровне уже происходят в целом ряде субъектов.

В этом случае стоит ожидать, что «Единую Россию» будут пытаться как-то усилить — в том числе за счет ее блокировки с Общероссийским народным фронтом. Косвенно на жизнеспособность подобной версии указывает и начавшаяся с приходом Михаила Кузнецова перезагрузка ОНФ, и партийная разнарядка «сильным» губернаторам возглавить региональные отделения ЕдРа (а в дальнейшем, очевидно, и списки на выборах как регионального, так и федерального значения).

Для оппозиции, не обладающей ни сопоставимым информационным, ни финансовым, ни административным ресурсом, как раз значительно более выгодны совмещенные федеральные и региональные выборы, поскольку в таком случае у нее появляется возможность консолидировать ресурсы, «сшить» кампании и использовать федеральную повестку на региональном уровне и наоборот. Раздельное голосование, свою очередь, абсолютно не в ее интересах, равно как и  увеличение мажоритарных округов за счет партийных списков. 

Если же смоделировать этот кейс на примере тех субъектов СЗФО, где в ближайшие два года ожидаются выборы глав регионов или региональных парламентов, то, к примеру, в Коми (где, вероятно, будет новый губернатор) выгодно и целесообразно совмещать выборы в парламент с выборами главы субъекта. Регионам с действующими губернаторами, у которых не истекает в ближайшие годы срок полномочий, по большому счету, все равно, когда провести выборы — в 2020 или 2021 году. Тем более они в любом случае будут заниматься менеджментом кампаний и отвечать за их результаты. 

Что касается Петербурга, то и для Александра Беглова, и для Вячеслава Макарова вариант парламентских выборов в 2020 году предпочтительней. Первому это дает возможность переизбрать лояльный и понятный парламент, который сейчас подконтрольным губернатору назвать никак нельзя. Второму — решить вопрос со своим  будущим и попробовать переизбраться и сохранить контроль, пока новая власть в Петербурге не вышла на пик политической формы. 

Если же говорить про Ленинградскую область, где планирует переизбраться Александр Дрозденко, то и ему эта конфигурация может оказаться на руку. Он и так возглавлял — и в случае успеха будет возглавлять — выборы в парламент. Поэтому совмещение вряд ли окажет на него какое-либо влияние. Разве что уровень поддержки Дрозденко по сравнению с 2015 годом, когда он получил 83%, может стать ниже.  

Но «чеченские» результаты в европейской полосе России в любом случае постепенно выходят и из тренда, а консолидация элит, информационных и финансовых ресурсов поможет решить и основные вопросы с избранием, и незначительные локальные проблемы с нежелательными кандидатами. Кроме того, налицо очевидная экономия средств от одновременного проведения выборов губернатора и выборов в ЗакС.

Все эти факторы в совокупности дают основания полагать, что оценки экспертов вполне могут сбыться, и в 2020 году Россию накроет шквал  перенесенных и/или совмещенных региональных выборов, а в 2021 будет только Госдума и ничего, кроме Госдумы. 

В конце концов, для этого нужно всего лишь две вещи — решение регионального  парламента и поправки в бюджет. И то, и другое легко осуществимо почти во всех субъектах. Там же, где чуть сложнее, проблема решается с применением федерального ресурса и легким торгом.

Анна Хмелева