Новый правитель на «Железном троне» Россию не спасет?

У вселенной фентэзийной «Игры престолов» гораздо больше общего с нашей реальностью, чем кажется, считает экономист Дмитрий Травин.


Ошибки, которые совершают жители Семи Королевств, легко угадываются в поступках современных руководителей.

Современные исследователи все чаще обращаются к фентэзийным бестселлерам и сериалам, чтобы на примерах судеб их героев объяснить многие современные проблемы. Главный сериал последнего десятилетия «Игра престолов», разумеется, не стал исключением. 

О том, как история Семи Королевств может помочь разобраться в истории России и европейских государств, что общего между Дейенерис Таргариен и Джорджем Бушем-младшим и почему для развития государства зачастую совершенно неважно, кто выигрывает борьбу за «Железный трон», в интервью «Росбалту» рассказал научный руководитель Центра исследований модернизации ЕУСПб Дмитрий Травин

— Такое впечатление, что с современными учеными происходит что-то странное. Вы написали книгу, посвященную самому популярному сериалу, «Игре престолов». По этому же произведению в ведущих университетах, от Стэнфорда до Токийского, читаются различные курсы. По еще одной фентэзийной книге, «Голодные игры», изучают теорию революций, на основе «Гарри Поттера» — права человека. Откуда у серьезных исследователей подобный интерес к популярным бестселлерам? 

— Мне кажется, что в науке просто стало меньше снобизма. И это хорошо. 

Мне кажется, что серьезным исследователям хочется заинтересовать своей темой как можно больше людей, особенно молодых. Кондовыми методами это сделать очень трудно, а с помощью эмоций — гораздо проще. 

Если миллионы зрителей посмотрели «Игру престолов» или «Гарри Поттера», то грех не «воспользоваться» их симпатиями к героям и интересом к динамичному сюжету. Ведь через такую призму можно дать весьма серьезные знания. 

Моя книга посвящена «Игре Престолов» в той мере, в которой нужно оттолкнуться от событий сериала. Тем не менее в ней исследуются серьезные, но крайне интересные проблемы, связанные с исторической социологией: как развивается общество, как происходит модернизация, как возникает государство, можно ли навязать демократию силой и т. д. Я пытаюсь это объяснить на примере судеб героев, которых читатели уже полюбили. 

— Но вообще для изучения проблем модернизации пример Семи Королевств кажется несколько странным: за свою многовековую историю Вестерос фактически не развивался, и на момент описываемых в книге и сериале событий жизнь на континенте мало отличается от той, которая была там веков десять назад. 

 — Этот момент как раз является одним из ключевых. Многих ведь интересует, почему в реальной истории одни страны богатые, а другие бедные. И серьезные исследования показывают, что развитие человечества было неравномерным. Образ жизни в XVIII веке, особенно если речь идет о крестьянах, не сильно отличался от того, который например, был во II веке до нашей эры. 

А вот разница с нашими днями уже невероятная. Причем отличается не только образ жизни, но и ее уровень. Это проблема носит название «великого расхождения» — так американский исторический социолог Кеннет Померанц назвал тот рывок, который имел место в Европе в XVIII столетии, тогда как Азия и Африка остались на месте. 

В Вестеросе подобного «великого расхождения» не произошло в силу целого ряда причин, которые я рассматриваю в своей книге. Соответственно, никакой модернизации там не было. 

Но если понимать, что медленного и равномерного прогресса не бывает, то можно поставить вопрос: а что произошло в определенный момент в ряде европейских стран, которые до этого, как, к примеру, Китай, также очень долго жили в стагнации. 

— То есть, по большому счету, в событиях «Игры престолов» тоже можно поискать ответ на вопрос, почему же Россия отстала?

 — Россия не столь уж сильно отставала, как это может показаться. Она была таким же стагнирующим обществом, как и большинство европейских на протяжении долгих столетий. А когда возникло «великое расхождение» и Европа начала быстро развиваться, Россия с некоторым отставанием устремилась за лидерами. 

В нашей стране, несомненно, модернизация началась с Великими реформами Александра II. Они дали толчок и через некоторое время началось динамичное экономическое развитие: в основном в последние двадцать лет перед Первой мировой войной. Общий уровень жизни, конечно, не сильно поднялся — все-таки у нас была огромная и бедная страна.

Но в целом можно сказать, что Россия находится в том же тренде, что и западные страны. Да, мы отстаем, причем довольно сильно, но стараемся догонять.

— Когда читаешь книгу или смотришь сериал, параллели с реальной жизнью неизбежно напрашиваются. Например, было очевидно, что «Игра престолов» завершится приходом нового правителя. Вопрос был только в том, кто сядет на Железный трон. Однако финальные эпизоды явно дают понять, что хотя во главе государства оказался честный и справедливый Бран, для страны, по сути, не изменится ничего — более того, проблемы и дальше будут нарастать как снежный ком. А ведь надежды на развитие многие россияне тоже связывают со сменой лидера… 

 — Перемены происходят не потому, что появился какой-то добрый человек, который хочет сделать все как лучше, а поскольку объективные обстоятельства вынуждают иногда очень даже недоброго правителя начинать преобразования. 

В истории Европы — как и в истории Вестероса — было немало государей, которые заслужили добрую память потомков: Карл Великий, Людовик Святой, Владимир Святой, Фридрих Мудрый, Филипп Добрый… 

Но их наследие далеко не всегда влияет на модернизацию. Основную роль здесь играют развитие рыночной экономики и изменения политических институтов. А это зависит зачастую не от самих правителей. 

Так что тот же Бран Сломленный, который сел на Железный трон, очевидно, хороший человек. Но жизнь Вестероса он никак не изменит. 

— То есть не стоит надеяться, что если такой Бран, даже вооруженный самыми благими намерениями, когда-нибудь вместо Путина встанет во главе российского государства, это автоматически будет означать шаг вперед?

 — Совершенно верно. Например, многие мемуаристы и исследователи оценивали Александра III или Брежнева как довольно добрых людей, не желавших воевать и т. д. Но они не смогли ничего изменить в жизни нашей страны в лучшую сторону. Перемены начались тогда, когда сложились обстоятельства, их стимулирующие.

Ведь Михаил Горбачев в своих реформах допустил так много ошибок не потому, что был иностранным агентом. Но жизнь под конец его правления стала даже тяжелее, чем в 1985 году. Но тем не менее его преобразования сдвинули страну с мертвой точки, и дальше пошли уже серьезные перемены, которые сделали жизнь сегодняшней России более обеспеченной по сравнению с Советским Союзом брежневских времен. 

— А как же роль личности в истории? У вас даже целая глава посвящена тому, как страсти главных героев «Игры престолов» повлияли на судьбы тысяч жителей обоих мифических континентов…

 — Один из главных процессов, благодаря которому общество модернизируется — это рационализация жизни. По мере того, как меняются эпохи, мы все меньше придерживаемся старых традиций, меньше ориентируемся на свои эмоции.

Такая рационализация привела к тому, что научная революция изменила жизнь Европы и создала много технических изобретений. Также она способствовала тому, что люди стали уделять больше внимания труду и меньше — грабежу, который решает проблемы лишь временно и сам по себе довольно рискован. 

Сериал «Игра Престолов» хорош, в том числе, тем, что он очень четко показывает, что в неразвивающемся обществе почти все герои действуют под воздействием своих страстей и традиций. 

Самый яркий пример — королева Серсея. За все восемь сезонов она не приняла ни одного решения на основе рациональных размышлений, хотя была очень неглупым человеком. В этом смысле ее печальный конец вполне закономерен. 

Но даже в том мире, где почти ничего не меняется, появляются герои, которые строят свои действия на рациональном подходе. В первую очередь речь идет о Сэмвелле Тарли, таком начинающем веберовском бюрократе.

— Те ошибки, которые совершают герои «Игры Престолов», легко угадываются и в поступках современных руководителей. Например, стремление Дейенерис даровать свободу жителям городов, которые она завоевывала, напоминает печальный опыт США на Ближнем Востоке…

 — Это тоже очень хороший пример. Я не сомневаюсь, что когда Джордж Мартин описывал историю принцессы Дейенерис, он отталкивался от текущей ситуации в своей собственной стране. Конечно, прекрасная дочь Таргариенов ничуть не похожа на малосимпатичного Джорджа Буша-младшего, но для сюжета это частности. 

Дейенерис в силу ряда причин с юных лет была заворожена идеей принести свободу разным народам. Она считала, что люди в ней очень нуждаются, и была уверена, что как только они будут избавлены от эксплуататоров, то сразу начнут выстраивать свою жизнь на правильных принципах.

Это очень напоминает взгляды американских неоконсерваторов, которые рассуждали именно так, начиная войну в Ираке. Из этого ничего хорошего не получилось, как не вышло у Кеннеди и Джонсона в 1960-х с Вьетнамом, у Брежнева с войной в Афганистане, а у Путина — с войной в Чечне. Демократия так просто не приносится. Здесь задействованы гораздо более сложные процессы, и это одна из тем исторической социологии. 

-На ваш взгляд, сумасшествие Дейенерис объясняется крушением ее надежд?

 — Я думаю, что разгадка именно в этом. Конечно, нужно делать поправку на то, что последний сезон многих разочаровал. Эволюция одного из главных героев оказалась не очень убедительной. Но я бы отнес это к недостаткам художественным — просто плохо выстроили сценарий. 

Но очевидно, что во время штурма Королевской гавани Дейенерис поняла, что обычный житель Вестероса — это обыватель, который хочет спокойно жить, зарабатывать, растить детей и не вмешиваться в войну, которая ведется по принципу «когда паны дерутся, у холопов чубы трещат». 

«Мать драконов» не получила поддержки от жителей Королевской Гавани и поняла, что ее стремление наделить всех свободой, может, и благородно, но качественно она не сможет изменить общество. 

И в этой ситуации Дейенерис, на мой взгляд, «обиделась» на того, кого больше всех любила — на народ, и решила уничтожить тех, кто не оправдал ее надежд.

— А современным россиянам свобода нужна?

 — Думаю, что наши соотечественники размышляют так же, как и нормальные люди в западных странах или мире фентэзи. Простой человек редко уделяет много времени отвлеченным материям. О глобальных задачах думает небольшой процент общества. 

Не нужно надеяться, что 100 или хотя бы 80 процентов населения страны можно заставить размышлять о путинском режиме, а не о своей семье, воспитании детей, заработках и других сегодняшних проблемах.

Так что демократизация происходит не тогда, когда все люди вдруг становятся умненькими и благоразумненькими, как Буратино, а когда в стране по различным обстоятельствам происходят перемены и основная масса населения понимает, что они им выгодны. 

— В чем для нас главный урок «Игры Престолов»?

 — Я не очень люблю подводить такого рода итоги. Если мы имеем дело с серьезным художественным или научным произведением, то один конкретный урок очень сложно вынести. 

Но серьезный историко-социологический анализ «Игры престолов» заставляет размышлять о многих вещах: почему одни страны богатые, а другие бедные, почему нельзя принести демократию на штыках, почему в Семи Королевствах не было ни одного парламента, чем показателен пример Его Воробейшества — человека, поднявшегося из самых низов до фактического хозяина столичного города, почему люди так легко поддаются влиянию идеологий… 

Последний вопрос, пожалуй, особенно важен для России, так как именно наша страна в наибольшей степени пострадала от тотальных идеологий, которые очень быстро распространялись людьми, поднявшимися из грязи в князи. 

Так что урок, пожалуй, состоит в том, что мы должны задумываться над тем, что нам может показать даже такой развлекательный материал, и стараться анализировать эти процессы, используя современную науку. 

Беседовала Татьяна Хрулева

Презентации книги Дмитрия Травина «Историческая социология в «Игре престолов» состоятся в Санкт-Петербурге 3 декабря в 19.00 в магазине «Буквоед» на Невском, 46, и в Москве 6 февраля в 19.00 в Сахаровском центре по адресу Земляной вал, дом 57, стр. 6.