Петербург - все новости
18 декабря 2019, 17:36
694

Историк Даниил Коцюбинский рассказал о парадоксальной личности Петра I

© Фото Евгения Шабанова

С кем, как не с Петром I, ассоциируется в первую очередь наш город — Санкт-Петербург. Именно царь Петр — ставший вскоре первым российским императором — сделал вид, что основал город на Неве (где на самом деле до этого уже почти 100 лет рос и процветал шведский город Ниен) и что назвал его в честь апостола Петра (а вовсе не в честь себя любимого, хотя все прекрасно поняли этот более чем прозрачный «намек»), а позднее сделал Санкт-Петербург — в ту пору формально находившийся еще на шведской территории — официальной столицей России. Петр расширил границы Российской империи, выиграл двадцатилетний военный марафон у шведов, провел множество радикальных реформ, дал полноценный старт развитию российской науки.  Однако на фоне всех этих «аверсных» деяний четко различим и петровский «реверс» — его безудержная жестокость и безумная амбициозность. Об этом на «Квартирнике» в пресс-центре «Росбалта»  рассказал историк Даниил Коцюбинский. 

«Петр был действительно удивительным человеком. Несмотря на то, что он получил очень плохое образование и писал с ошибками, именно он основал первый в России музей и открыл Академию наук. Или например, тот факт, что царь был дико жесткий, как всем известно, но к тем, к кому у него были личные симпатии, он относился совершенно иначе и позволял им — в плане роскошества — даже больше, чем себе. Это хорошо иллюстрирует история его друга Меньшикова», — рассказал Коцюбинский. 

Также, по словам историка, как бы это ни было парадоксально, Петр I в молодом возрасте беспрекословно слушался маму, Наталью Кирилловну Нарышкину, которая заставляла его считаться с мнением дядей и запрещала лезть в большую политику. Именно мать заставила Петра жениться, особо не спросясь его мнения и подобрав ему подходящую, по ее мнению, невесту. 

Главным же, к чему стремился Петр, когда прорвался к власти, было доказать Европе — с выходцами из которой он тесно сблизился в юные годы в немецкой слободе «Кукуй» — и вообще всем, что Россия не хуже, а даже лучше ведущих на тот момент стран мира. Он хотел сделать свою страну главной европейской, а значит, и мировой державой, именно поэтому для Петра так важно было морское превосходство — ведь именно власть над морями в ту пору давала «власть над миром», а точнее, иллюзию достижимости этой власти. 

«Для Петра I корабли были, как танки для Сталина и ракеты для Путина» — пояснил Коцюбинский.

Читайте Росбалт в Google Новости