«В обнаженке меня увлекает накал и незащищенность»

Любой человек свободен в той степени, в которой ему естественно и комфортно, считает художница Елена Щелчкова.


© Фото ИА «Росбалт»

В арт-пространстве mArs на Марсовом поле, 3, в конце сентября 2019 года состоялась выставка «Рисунки на обоях» Елены Щелчковой — художницы, создающей самобытную, загадочную и пронизанную темными лучами эротизма графику. Елена родилась в 1960 году в Зеленогорске, в литературной семье. Она была одаренным ребенком, с детства много читала и любила рисовать. Позже училась в Ленинградском художественно-графическом училище, попала в самое сердце петербургского андеграунда, подружилась с Олегом Котельниковым, Тимуром Новиковым и Владимиром Гооссом, за него она вышла замуж. Семья Щелчковых-Гоосс всегда привлекала к себе чуть ли не весь питерский андеграунд, а их дом стал одним из центров современной культуры.

Творчество Владимира Гоосса оказало большое влияние на художественный почерк Елены. Главными чертами этого почерка стало стремление к экспериментам в различных техниках, поиск новой художественной формы и выразительного изобразительного языка, а также выявление скрытого, угадывание тайных механизмов жизни, их эмоциональных флюидов. Елена Щелчкова называет себя экспрессионисткой. Она снимает внешние приятные покровы с реальности, доискиваясь, докапываясь до архаических, пугающих основ бытия.

В интервью корреспонденту «Росбалта» Елена Щелчкова рассказала о своих творческих поисках.

— Елена Николаевна, что вы можете вспомнить и рассказать о наиболее ярких моментах самого раннего творчества — детском воплощении образов?

— Лично мое рисование в детстве ограничивалось занятиями на уроках рисования. Но в близком окружении были профессиональные художники, и я могла наблюдать за тем, как при помощи краски рождается что-то необыкновенное и совсем новое. Первый осознанный порыв к творческому воплощению произошел в шестом классе школы. Первый снег кружился над фонарем и покрывал деревья. Ухватить этот момент таинства света во тьме казалось мне очень важным. Я до сих пор заворожена этим явлением.

— Как вы охарактеризуете творческую атмосферу Ленинграда, взаимоотношения между его академической школой и андеграундом, наиболее яркие отличия от культуры современного Петербурга?

— В официальном искусстве были интересные художники и личности. А вот выставки Союза художников были невероятно скучны и однообразны. Интереснее было ходить по мастерским, где можно было узнать много разной информации. Кипели споры, зарождались идеи. Андеграунд объединял художников, музыкантов, поэтов и ученых. Незабываемое время. Сейчас границы стираются постепенно.

— В вашем искусстве важное место занимает печатная графика. Есть ли у вас собственный метод, как найти гармонию между станком, материалом, инструментом и художественной идеей, порывом вдохновения? Всегда ли удается воплотить на оттиске то, что вам хотелось передать душой?

— Из многих печатных техник я чаще всего выбираю классическую масляную монотипию. Эта техника позволяет мне воплотить ту художественную идею, тот образ, который я задумала. Технически важно знать тот материал, которым пользуешься, его химию, возможности и ограничения. Работа над каждым оттиском у меня требует сосредоточения, ведь очень важно, как размокла бумага, где не сталось влаги на поверхности и не пересохла краска на матрице с изображением. Рисование сюжета должно быть быстрым и требует умения.

— Когда вы заинтересовались культурой сказок и оберегов? Насколько важную роль они занимают для вас в настоящий момент?

— К этнографии и мифологии я пришла через занятие ткачеством. А обрядовые куклы мне показала моя бабушка, уроженка Вятской губернии. Корни всегда важны для меня.

— На выставке «Рисунки на обоях» в арт-пространстве mArs были показаны произведения в тематике природного начала в человеке, свободного от условностей и догматов. Возможно ли, на ваш взгляд, в принципе равновесие между первобытной стороной и необходимостью жить в социуме с неизбежными правилами, или это всегда чревато внутренними проблемами и конфликтами?

— Ну, каждый свободен в той степени, в которой ему естественно и комфортно.

— Чем вы руководствуетесь в выборе материала и фактуры для нового произведения?

— Для авторского почерка как раз самое важное — найти, выявить свою фактуру, алхимию материала и дружить с ним.

— Дарите ли вы когда-нибудь свои авторские произведения?

— Только музеям.

— Ваши работы в рамках выставки «Рисунки на обоях» можно отнести к технике экспрессионизма, который порой называют дисгармоничным, болевым, шоковым искусством. Какую роль именно болевое состояние и драматический, провокационный посыл играют в рождении вдохновенного порыва?

— В широком смысле к экспрессионизму могут быть отнесены произведения, в которых художественными способами выражены сильные эмоции, причем само это выражение эмоций становится основной целью создания произведения.

В обнаженке, рисуя парные натуры, меня увлекает тот накал и незащищенность, которые возникают между моделями, как разными личностями, а не передача формальной анатомии и светотени. Это выражается в контрасте цвета или в изломанности линии, но это происходит непроизвольно в эмоциональном порыве. В таком подходе больше жизненной правды. Сексуальность провокационна, природное не принято показывать в рамках сегодняшнего общества. Хотя в сезон жары смущения сами собой исчезают.

— Часто ли вы в своей творческой деятельности сталкиваетесь с непониманием и неконструктивной критикой?

— Случается. Чаще на уровне «нравится — не нравится, мое — не мое». Она, скорее, некомпетентная.

— Можете ли вы выделить наиболее яркие моменты вашей выставочной деятельности, участия в конкурсах, фестивалях и перфомансах?

— Интересно было участвовать в конкурсе «К 100-летию Владимира Набокова». Запомнился как яркое событие Международный фестиваль перформанса Exit в 2000 году в Хельсинки. В 2004 году я получила грант в арт-резиденцию в Музее Ленстриемов в Рауме (Финляндии). Это был необычный опыт трехмесячного проживания и воплощения художественных идей среди местных художников. Очень много интересных выставок было у нас в Петербурге: например групповая выставка «Метро» в Музее петербургского авангарда — Доме Матюшина — в 2017 году. Там же с этой группой из 10 художников в этом году проходит выставка «Парк». Моя выставочная деятельность началась с конца 1980-х годов: очень много всего важного было в разные отрезки времени.

Беседовала Людмила Семенова

«Росбалт» представляет проект «Новые передвижники», знакомящий петербуржцев с ключевыми событиями и именами в художественной жизни культурной столицы.