Конец крымского консенсуса

Россияне все меньше доверяют власти и надеются только на себя. В итоге они «заякорились» между холодильником и свободой, не видя позитивной повестки развития.


В последнее время все больше людей считает, что главная угроза для страны идет изнутри. © СС0 Public Domain

Позади присоединение Крыма и громкие военные операции в Сирии, Олимпиада в Сочи и Чемпионат мира по футболу. Эйфория от спортивных и внешнеполитических успехов России сходит на нет, и люди с тревогой ждут очередных перемен — только уже у себя дома. 

Что тревожит россиян и какие изменения им нужны? Что на первом плане: холодильник или свобода? Результатами исследования общественного мнения на петербургском форуме «Мы» поделился экономист Михаил Дмитриев, некогда предсказавший протесты на Болотной. 

В ответе за себя и не только

В ходе исследования «Становление нового общественного консенсуса и его внутренние противоречия» в 2018-2019 годах социологи изучили 30 фокус-групп из разных городов России. 

Результаты оказались довольно любопытными. Ученые обнаружили, что в 2019 году локус контроля (свойство личности приписывать свои успехи или неудачи только внутренним либо только внешним факторам) большинства респондентов сместился с внешнего на внутренний. 94% опрошенных и вовсе заявили, что «рассчитывают только на себя». Интересно, что похожая ситуация была в 90-х, когда люди перестали надеяться на государство и начали самостоятельно решать свои проблемы. 

По мнению Дмитриева, такой сместившийся внутренний локус контроля усиливает критическое восприятие власти, что ведет к росту гражданской ответственности и быстрому увеличению доли тех, кто считает, что несет ответственность за происходящее в стране  (до 84%). Стоит отметить, в октябре 2017 года в этом были уверены 2/3 респондентов, а в 1995 году — только 23%. 

Правда, социолог РАН Мария Мацкевич с такой трактовкой не согласна:

«Внутренний локус контроля можно интерпретировать иначе. Люди потеряли надежду на государство, и, возможно, они уйдут не в инициативу, а в депрессию». 

В то же время Дмитриев отмечает, что часть общества действительно активизировалась — это продемонстрировали августовские митинги оппозиции в Москве и Петербурге. 

Навести порядок снаружи

«Концом Крымского консенсуса можно считать то, что ни один из респондентов не указал присоединение полуострова в качестве достижения. Впервые стали появляться предположения, что Крым был «рекламной акцией» наряду с зимней Олимпиадой и Чемпионатом мира по футболу», — говорит Михаил Дмитриев, обращая внимание на то, что появился запрос на миролюбивую внешнюю политику и сотрудничество с другими странами. Отношение людей к США, ЕС и Украине, кстати, также постепенно улучшается. 

«Нужен лидер, который будет вести миролюбивую, а не агрессивную внешнюю политику», — высказался респондент из Екатеринбурга. «Необходим конструктивный диалог с другими странами, а не бесконечные угрозы «можем повторить», — согласились в Красноярске. 

Для сравнения: если в апреле 2018 респонденты полностью одобряли внешнюю политику страны, то к весне 2019 большинство людей уже высказывались, что главная угроза для страны идет изнутри. 

Верх противоречий

Интересной тенденцией можно назвать и рост контрэлитных настроений. По мнению социологов, обострилось восприятие власти как нечестной и обладающей двойными стандартами. Так, на вопрос «Видите ли вы в России человека, который бы рассказал о реальном положении вещей?» 86% респондентов дали отрицательный ответ.  

В принципе, результаты исследования демонстрируют, что население утратило интерес к лидерам авторитарного типа. На смену пришел запрос на политиков демократической формации — открытых, соблюдающих законы, умеющих делегировать власть и признавать свои ошибки. Среди потенциальных «вождей» стали упоминаться гражданские активисты. Но и здесь противоречий избежать не удалось: четыре верхние строчки в рейтингах лидеров России и СССР заняли Сталин, Ленин, Брежнев и Андропов.  

Недоверие к любым политическим партиям и политикам, включая оппозиционеров, однако, сочетается с нереалистичными мыслями, что демократия и свобода автоматически решат экономические проблемы и обуздают коррупцию. 

«Несмотря на высокий запрос на перемены, респонденты не могут предложить реалистичную и содержательную повестку, — отмечает Дмитриев. — Так, некоторые заговорили о региональном сепаратизме: причем, не только в этнических республиках, но и в исконно русских регионах».

По мнению экономиста, это признак растущего интереса к популистским решениям в стиле Brexit. В массовом сознании усиливаются «нестыковки»: романтизм ожиданий идет вразрез со стремлением к поиску простых решений. Говорит это об одном: в такой ситуации любой харизматичный лидер с популистской повесткой а-ля Дональд Трамп сможет завоевать сердца россиян. 

Свобода или холодильник?

Еще одна тенденция — запрос на свободу для россиян сегодня оказался актуальнее материальных ценностей. Так, на вопрос «Если вам поднимут зарплату, но ограничат свободы, вы согласитесь?» 59% респондентов ответили «нет». 

«Еще год назад в приоритете было благосостояние, — отмечает Михаил Дмитриев. — Но ситуация изменилась, несмотря на падение доходов. В то же время запрос на свободу может быть чисто декларативным. Пока людям все-таки нужно повышение доходов и уровня жизни». 

Причем в отношении роста благосостояния российских граждан экономист проявил редкий для современной экспертной среды оптимизм. 

«Несмотря на то, что многие со мной не согласятся, я уверен, что в ближайшие два года темпы экономического роста ускорятся в 2-3 раза. Экономика будет расти на 2,5-3%, ей сейчас не хватает спроса, хотя есть мощности. И из-за сокращения трудоспособного населения предприятия скоро начнут конкурировать за работников. Так что рост доходов населения, которые сокращались в 2014—2017 годах, ускорится», — прогнозирует эксперт. 

Между тем Дмитриев уверен, что к «послекрымской консолидации вокруг флага» общество уже не вернется, но запрос на политические свободы слишком незрелый и не осмысленный. 

«Общество будто заякорилось между небом и землей, холодильником и свободой. Все неопределенно. Позитивной повестки развития в головах пока нет. Есть потенциал к действию и нарастающая агрессия, но перехода от локальных протестных настроений к массовым не будет. Хотя в перспективе это может привести к неблагоприятному исходу парламентских выборов в 2021 году и пертурбациям во время передачи президентской власти», — прогнозирует экономист. 

Анжела Новосельцева


Ранее на тему Трамп пожелал России и Украине примирения