Роды на дому: кто умрет первым?

Нежелание рожать в больнице нередко приводит к трагическим последствиям и для матери, и для малыша. Но печальная статистика останавливает не всех.


Даже если беременность протекает отлично, никто не может предсказать, чем закончатся роды. © Фото Марины Бойцовой

В России набирают популярность домашние роды — все больше женщин отказываются ехать в больницу, рискуя собственным здоровьем и судьбой ребенка. 

Чем будущих мам так пугают типовые родильные дома? Что такое акушерская агрессия? И могут ли вообще домашние роды пройти благополучно? 

И в поле рожали…

Основной аргумент адептов «домашнего варианта» звучит так: ну справлялись же раньше как-то без врачей, и ничего — не вымерло человечество! И правда, не вымерло. Однако процент младенческой и материнской смертности вплоть до XX века был поистине пугающим — роды буквально превращались в русскую рулетку. 

Вплоть до революции в России они уносили жизни 30 тысяч женщин ежегодно. И речь не только о крестьянках, но и о монарших особах. В 1681 году в родах скончалась первая жена Федора Алексеевича Романова, а в 1745-м— свергнутая правительница Российской Империи Анна Леопольдовна. К смерти первой супруги Павла I, Натальи Алексеевны, в 1776 году также привел сепсис на фоне воспаления матки.  

Писатели тоже частенько «избавлялись» от женских персонажей с помощью деторождения. Так скончалась первая жена Андрея Болконского, а Анна Каренина пережила тяжелую родовую горячку, после которой едва оправилась. А Достоевский описывает появление незаконнорожденного брата Карамазова так: Лизавета родила младенца в бане и умерла.

По данным Демоскопа Weekly, в начале XX века в России все еще была крайне высокая младенческая смертность  — доля умерших в общем числе составляла 40,5%. Благодаря медицине за последнее столетие уровень женской смертности во время родов упал на 99%, а детской — на 90%.

За здравие 

По закону россиянка вправе отказаться от медицинской помощи и рожать там, где захочет — только всю ответственность за исход она берет исключительно на себя. А вот если принимать ребенка на дому будут врачи, им грозит уголовная ответственность. Таким образом, домашнее деторождение в России выпадает из правового поля. 

К слову, иная ситуация в Нидерландах, где до 30% женщин рожают в собственной квартире — такие данные в феврале 2020 года привели местные статистические службы.

Домашние роды в этой стране организованы максимально цивилизованно и входят в страховку. Женщины, не попавшие по здоровью в группу риска, могут разрешиться от бремени под присмотром акушерки, а если в процессе что-то идет не так, их тут же везут в больницу. Страна маленькая, дороги хорошие — обычно все заканчивается благополучно. 

Очевидно, что россиянам до этого далеко, и не только в инфраструктурном отношении — наше государство уже догнало США по количеству людей с ожирением и сахарным диабетом. А в рейтинге стран по здоровью населения, который в 2019 году опубликовало агентство Bloomberg, Россия пребывает аж на 95-м месте. 

Опасная авантюра

Более того, многие врачи утверждают, что даже если женщина крепкая и здоровая, а беременность ее протекает чудесно, никто не может предсказать, чем закончатся роды. 

«Если процесс затянется, то итогом будет асфиксия плода и инфицирование, — говорит акушер-гинеколог-эндокринолог Ольга Шевелева. — Еще одна патология, которая требует экстренной помощи в виде кесарева сечения — отслойка плаценты. Женщина может погибнуть от кровотечения, а ребенок — от кислородного голодания».

Неполный перечень остальных угроз: разрыв матки, послеродовое кровотечение, обвитие пуповиной. И если в отлично оснащенном роддоме, где помимо акушерки за женщиной приглядывает неонатолог и анестезиолог, срочную медпомощь окажут в считанные минуты, дома на вызов «скорой помощи» и дорогу до больницы уйдет драгоценное время. 

«По последним статистическим данным, смертность детей, появившихся на свет дома, в 4-8 раз превышает смертность при родах в медицинском учреждении», — говорит Шевелева. 

По словам Елены Шустиковой, одна из ее пациенток, решившая родить четвертого ребенка дома, потеряла малыша — плод находился в тазовом предлежании. А петербургские СМИ за последние три месяца сообщали о двух случаях гибели младенцев во время домашних родов. В декабре новорожденный умер на руках акушерки, которую будущие родители наняли за 80 тысяч рублей, а в январе скончался ребенок, появившийся на свет в ванной. 

Печально прославился несколько лет назад петербургский «Центр родительской культуры «Колыбелька», основанный супругами Ермаковыми. Причем домашние роды они принимали за немалые деньги. 

В результате погибло шесть малышей, несколько остались инвалидами, и Ермаковых осудили «за занятие частной медицинской практикой без лицензии, повлекшей по неосторожности смерть двух и более лиц». 

«Я очень доверяла Ермаковой, считала, что буду рожать с лучшей акушеркой Петербурга, — делится опытом на одном из форумов пациентка «Колыбельки». — Но во время родов у ребенка пропало сердцебиение, и Ермаковы отвезли нас в роддом. Мне сделали кесарево, но было поздно. Причина смерти — девочка подавилась меконием, попавшим в воды из-за перенашивания. Врачи сказали: неправильная техника ведения родов. Ермакова убила моего ребенка». 

Агрессия и обезличенность

Однако женщины все равно идут на риск — в том числе в страхе перед возможной акушерской агрессией в роддоме. Также будущие мамы боятся инфекций — например, золотистого стафилококка и стрептококка, хотя врачи утверждают, что риски инфицирования в родильном отделении сегодня незначительны.

«Когда женщина начинает изучать информацию о том, что ее ждет, она сталкивается с большим объемом негативной информации на интернет-форумах, — говорит психолог Мария Маркина. — Обычно в них описываются ситуации грубого и жестокого отношения медицинского персонала к роженицам».

«Заходят в палату завотделением, акушерка и врач, — пишет женщина в одной из тематических групп «ВКонтакте». — У меня настолько сильная схватка, что тело выгибается дугой. Заведующий рявкает: мол, эй, тише, разошлась, только начала, а уже неадекватно ведешь себя!» 

В то же время перинатальный психолог Елена Маркова-Бетова советует искать именно конструктивные отзывы и помнить, что о благополучных родах отзывы обычно никто не пишет. А чтобы снизить уровень тревожности, который неизменно возрастает у будущих мам, стоит пройти курсы дородовой подготовки и пообщаться с психологом. 

Однако в российских роддомах действительно нередки ситуации психологического насилия — женщина обезличивается, обесценивается, фактически медперсонал не воспринимает ее как участницу процесса, уверена психолог Елизавета Муратова. А еще беременную порой даже не спрашивают, согласна ли она на какие-то медицинские вмешательства. 

«Лежу с раздвинутыми ногами и понимаю, что сейчас мне проколют пузырь — без предупреждения, без согласия, будто я не живой человек, а вещь, которая ничего не решает. Я робко вмешиваюсь: можно ли не колоть? Я бы хотела естественного начала родов. Акушерка говорит, что нельзя», — жалуется еще одна женщина.  

«Хотя женщина вправе отказаться от любых манипуляций, сопротивление действиям персонала потребует от нее много сил, которые нужны в родах», — уверена репродуктивный психолог Мария Царева. 

Тренд на естественность 

Зачастую конфликт между беременными и врачами возникает именно на почве «естественности» родов. Для многих женщин важно, чтобы врач по минимуму вмешивался в процесс.

«Я изучала все «за» и «против» медицинских вмешательств, но в первых родах отбиваться от авторитета врача не получалось, — рассказывает Кристина. — Процесс ускоряли, как могли, начиная с планового приема: врач спровоцировал раскрытие шейки матки. А у меня оно было 2 см, с таким можно еще сутки гулять. Схваток не было, но меня оставили в больнице. Далее был прокол пузыря — он ускоряет родовую деятельность, окситоцин, эпидуральная анестезия, эпизиотомия…»

Елена Шустикова согласна, что беременность — не болезнь, и медицинские вмешательства нужно сводить к минимуму, особенно, если этого желает будущая мама. 

«Есть научное исследование — если женщина поступает в родильное с открытием 4-5 см, ей нужно меньше обезболивающих и медицинских вмешательств. Поэтому будущие мамы и хотят остаться дома — чтобы следить за схватками в комфортной обстановке в окружении близких, а в перерывах — слушать расслабляющую музыку и принимать ванну».

Идеальный роддом 

Родильные дома не привлекают будущих мам и потому, что там они лишаются привычной комфортной обстановки, им приходится контактировать с малознакомыми людьми, а не с семьей. 

«С 2006 года наш перинатальный центр в Пензенской области стал отходить от формата советского роддома. Сначала мы ввели бесплатные партнерские роды, — рассказывает Елена Шустикова. — Потом — посещение открытого типа и семейные палаты на бесплатной основе. Хочет женщина, чтоб рядом были близкие люди? Пусть. Ей нужно личное пространство, зажечь свечи? Почему нет. Роды ведь имеют не только медицинское, но и социально-духовное значение. К нам теперь едут со всей области». 

С ней соглашается Мария Царева, но отмечает, что в основном такой подход доступен только в крупных городах и лишь для семей с высоким уровнем достатка. Историей появления своего второго ребенка — тоже в роддоме, но по-домашнему и за плату — делится Кристина:

«Я нашла доулу (помощница при беременности и родах, не использующая медицинские методы, — «Росбалт»), она посоветовала мне врача, дружественного к естественным родам. По плану я долго находилась вне стен больницы. Схватки начались вечером, но мне удалось поспать дома еще 6 часов. С 8 утра я была в роддоме. Все происходило в палате — большая комната с ванной, шведской стенкой, матом и удобной мебелью для мужа и доулы».

По словам Кристины, ей было комфортно, и никто не подгонял. Время от времени заходил врач, а доула контролировала сердцебиение ребенка беспроводным допплером. 

«Я могла выбрать удобную позу, а для облегчения схваток принимала теплую ванну. В час на свет появилась девочка Венера. Домой с ней мы уехали уже через сутки», — добавила она.

Очевидно, что гуманизация деторождения и доступные комфортные роды под присмотром врачей стали бы отличной альтернативой домашнему полулегальному варианту. Увы, сегодня большинство будущих мам вынуждены выбирать между двумя психологическими травмами: от недостаточной эмпатии врачей и казенной больничной атмосферы или от смерти ребенка, которой потенциально могут закончиться домашние роды. И кажется, это выбор без выбора. 

Анжела Новосельцева

 

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Фрида в каждой из нас