О феминистках замолвите слово

Клара Цеткин и Роза Люксембург пришли бы в ужас от современной трактовки Международного женского дня, прославляющей хранительницу домашнего очага.


© Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

«Молчи, женщина, твой день — 8 марта!» — один из популярных мемов в интернете в преддверии Международного женского дня. Инициаторы праздника — Клара Цеткин и Роза Люксембург, выступавшие за равные права для прекрасного пола — от такой трактовки пришли бы в ужас. В ужасе от 8 марта и современные феминистки, ведь в этот день как никогда утрируется стереотипный образ «настоящей женщины» — хранительницы домашнего очага. 

Что еще сегодня возмущает феминисток и чего удалось добиться женскому движению на протяжении последних веков?

Фем-стереотипы

В обывательском сознании феминизм оброс такими махровыми стереотипами, что искоренить их не удается даже в 2020 году. 

Мужчины-консерваторы уверены, что феминистка — это обязательно мужененавистница и лесбиянка и, конечно, немедленно учинит скандал, если перед ней галантно открыть дверь. В устах российского священника слово «феминистка» — почти неприличное, и подразумевается под ним раскрашенная девица с голой грудью, которая некстати появляется на массовых мероприятиях или антирелигиозно пляшет в церкви. А в высоких чиновных кабинетах женское движение вообще предстает прямой угрозой демографии: ведь каждая феминистка обязательно чайлд-фри, пропагандирующая противозачаточные и аборты. 

«Феминисток травили всегда, и сегодня мало что изменились, — уверена Юлия К., называющая себя кураторкой проекта по борьбе с гендерным неравенством „Ребра Евы“. — Мужчины ненавидят нас, потому что мы — угроза потери их власти, они не хотят отказываться от более высоких зарплат, от уважаемого статуса в обществе, от бытового обслуживания. Держать женщину на вторых ролях выгодно».

От феминизма порой открещиваются даже женщины.  

«В 2010 году меня назвали феминисткой, и я сказала: „О боже, зачем вы меня оскорбляете?“ — рассказывает Алена Попова, правозащитница и автор проекта о домашнем насилии. — Но у феминизма надуманная негативная коннотация, основанная на стереотипах о том, что адепты движения ненавидят мужчин».

Растиражированные карикатурные образы феминисток дискредитируют движение в сознании обывателя, однако умалять заслуги его представителей — несправедливо. И современные женщины — даже полные скепсиса — каждый день пользуются теми правами, которых добились для них феминистки конца XIX и начала XX века. 

Например, учатся и работают, носят брючные костюмы, голосуют, возглавляют компании и занимают высокие государственные посты. Владеют имуществом, путешествуют в одиночку, решают, выходить замуж или разводиться и сколько детей иметь. 

Феминизм — это… 

Кажется, куда уж проще — политическое движение за полное уравнение женщин в правах с мужчинами. Однако, дожив до наших дней, феминизм, как губка, вобрал в себя столько смыслов, что содержание термина слегка размылось. Кстати, схожая судьба у «либерализма» с «демократией», которые сегодня к месту и не к месту упоминают в любом диалоге, всякий раз имея в виду что-то свое.

Мировая история феминизма полна имен и дат, но мы просто разделим ее на три волны и расскажем, за что отвечала каждая. 

Первой волной называют суфражистское движение XIX — начала XX века, зародившееся в Великобритании и США. Центральный вопрос, которые решали активистки: неравенство между мужчинами и женщинами на уровне законодательства. Суфражистки боролись за доступ женщин к образованию, обретение прав собственности и избирательных прав. Благодаря им английский парламент принял законы, улучшившие положение женщин, и дал им право голоса на местных выборах в 1894 году. Еще через шесть лет к голосованию допустили женщин в ряде американских штатов. Постепенно в ХХ веке этому примеру последовали и в других странах.

Феминистки второй волны — либеральной и радикальной — с 1960-х до начала 1990-х делали акцент не столько на законодательном, сколько на бытовом сексизме: в семье и на работе. Они утверждали, что несправедливость коренится в общественном устройстве, в том, какие социальные роли отводятся женщинам и мужчинам (женщина — хозяйка, мужчина — добытчик). Либеральные феминистки пытались убедить общество, что женщины ничуть не менее интеллектуальны и физически развиты, чем мужчины — чтобы увеличить процент женщин в науке, на рынке труда и в политике. Радикальные феминистки предлагали свергнуть патриархат и перестроить общество.  

В 1990-е годы зарождается третья волна феминизма с акцентом уже не на законодательное и бытовое ущемление женщин, а на стереотипы в медиа, изучение гендера и сексуальности. Феминистские теории третьей волны включают в себя элементы квир-теории, антирасизма,  постколониальной теории, экзистенциализма, трансцендентализма, постмодернизма, транснационализма, проблематики трансгендерности и др.  

Многоликий женский вопрос

К 2020 году сформировалось порядка 30 фем-направлений, и каждое по-своему трактует причину гендерного неравенства и фокусируется на определенных аспектах. Запутаться очень просто. 

Так, адепты марксистского или социалистического феминизма видят причину угнетения женщин в институтах частной собственности и капитализма. Сторонники феминизма постколониального акцентируют внимание на том, что женщины третьего мира испытывают на себе гнет двойного давления. Сепаратистский феминизм требует создать исключительно женские сообщества и институты. Интерсекциональные феминистки уверены, что сексизм неотделим от других проявлений дискриминации — по расовому, классовому признаку, по здоровью и сексуальной ориентации. 

Лесбийский феминизм защищает права гомосексуальных женщин, трансфеминизм — права трансгендерных людей. А благодаря поп-феминизму идеи женского движения попадают в массовую культуру и становятся известны всем. 

Чего добились?

Демократически избранными главами государств и правительств уже стали более 20 женщин: в Шри-Ланке, Аргентине, Исландии, Пакистане, Ирландии, Финляндии, в Филиппинах, Германии и Чили. Женщины получили возможность реализации во всех сферах профессиональной занятости. В западных странах представительницы прекрасного пола — уже не только высокооплачиваемые юристы, менеджеры, ученые, но и военные, полицейские, министры обороны и даже священники. 

В решении женского вопроса лидируют скандинавские страны: Норвегия, Швеция и Финляндия. Система государственных пособий, детских садов, оплачиваемого родительского отпуска, пособий по обучению и переобучению молодых матерей позволили женщинам совмещать карьеру и семейные обязанности. 

Разговоры о феминизме постепенно становятся все более привычными, он превращается в часть картины мира многих женщин и мужчин. Меняется подход к рекламным кампаниям, содержание гламурных журналов о красоте и моде и даже политики акцентируют проблему дискриминации.

Две смены и домашнее насилие

Несмотря на все достижения женского движения, проблема гендерного неравенства в конце второго десятилетия XXI века далека от решения. 

«Положение женщин в разных странах сильно отличается, — рассказывает Юлия К. — Если женщины Исландии требуют равную оплату труда, в другой части мира девочкам отрезают головку клитора или выгоняют в отдельную хижину во время менструации. Масштаб проблем разный, но проблемы — те же». 

Женщины по-прежнему зарабатывают меньше мужчин — достигая так называемого «стеклянного потолка» в карьере. По данным Международной организации труда, женщины зарабатывают примерно на 20% меньше, чем мужчины, занимая одинаковые должности.

«Несмотря на демографическое большинство женщин в России — 78 млн против 68 млн мужчин, их зарплата в среднем на 30% меньше. И это при том, что женщины работают в две смены — не забываем про неоплачиваемый домашний труд, который считается по умолчанию предписанным женщинам, — говорит Алена Попова. — Проблема есть и с неравным политическим представительством: судя по российской демографической статистике, женщин должно быть большинство в парламенте и правительстве».

Еще одна вопиющая проблема — домашнее насилие. В России треть опрошенных «Левада-центром» сталкивалась с насилием в семье или ближайшем окружении, а ВОЗ уверена, что каждая третья женщина на планете подвергалась сексуальному или физическому насилию. 

«Мы боремся за элементарное выживание, — уверена Юлия К. — Проблема признана, в большинстве стран приняты законы, созданы инструменты защиты. В России же этот закон не принимается уже больше двадцати лет. Но тот факт, что так выстрелило движение #MeToo, осуждающее сексуальные домогательства на рабочем месте, дела Грачевой и сестер Хачатурян говорит о том, что насилие перестает быть нормой». 

«Тыжедевочка» 

Проблема насилия над женщинами своими корнями уходит в гендерные стереотипы — пресловутое «тыжедевочка» позволяет чертить вокруг каждой женщины четкие границы нормы, пересекать которые не следует. Так, в России, как и во многих консервативных странах, широко распространено репродуктивное насилие, предписывающее прекрасной половине человечества аккуратно следовать своему «женскому предназначению». 

Женщин стыдят родственники: «Ну, когда уже внуков дождемся, замуж зачем выходила?» Стыдят гинекологи: «Часики-то тикают, старородящей будешь?»

Церковь вообще называет девушек, живущих в гражданском браке бесплатными проститутками, а особо консервативные чиновники в Госдуме то и дело порываются ввести «налог на бездетность» или запретить аборты в Конституции. 

Самое смешное, что и после рождения ребенка женщина не избавляется от притеснений: обязательно найдется кто-нибудь, кто укажет ей на то, что она слишком рано вышла из декрета, мало покормила грудью или кормила — но не там. Так, недавно сотрудницы Эрмитажа заявили девушке, решившей дать ребенку грудь на скамейке музея (отвернувшись от посетителей), что «с этим надо дома сидеть».

«Можно ли покормить ребенка грудью не в туалете? — задается вопросом Залина Маршенкулова в своем Telegram-канале „Женская власть“. — Нет, общество оскорбится. Родила — и давай, забейся под капот, чтобы тебя не видели и не слышали, из дома не смей выходить. Знаете, почему? Потому что для патриархата женщины не существует, она просто функция, а не личность. Сначала тебя травят, что ты — не мать, потом, что ты — мать».

Особого разговора заслуживает слат-шейминг — клеймение женщин за раскрепощенное сексуальное поведение и яркую одежду. Сюда же относят виктим-блейминг — обвинение жертв изнасилования в том, что они как-то не так себя вели и «сами нарвались». А недавно активисты «Мужского государства», не раз судимые за экстремизм, затравили петербурженок, снявшихся в порнографическом клипе Тилля Линдеманна. 

«Часто люди не замечают, как травят за „шлюшесть“, — пишет Залина Маршенкулова. — Ведь женщина обязана выполнять свои функции, а не быть человеком. Есть только миг между „шкурой“ и „яжматерью“ — именно так называется ее жизнь». 

К чему идем? 

Несмотря на все препоны, общество движется к равноправию и рано или поздно придет к нему. Хотя бы потому что выгоды оно принесет всем: как психологические, так и материальные. Так, по оценкам экспертов Всемирного банка, из-за нереализованных возможностей женщин в карьере и неравной оплаты труда страны ежегодно теряют триллионы долларов.

«Эволюцию никто не отменит, даже если вернут монархию, а нас, как ведьм, начнут сжигать на кострах — это все равно отрикошетит в фундаменталистов, — уверена Алена Попова. — Мизогиния тоже скоро выйдет из моды — презентовать себя на теме уничижения борьбы за права женщин станет невыгодно. Даже тем, кто зовет нас „придурочные фемки, которых странно, что еще не убили“». 

Анжела Новосельцева

 


Читайте также Цисгендерам предложили забыть маму и папу

В Петербурге феминисткам отказали в шествии и пикетах

«Установить единый стандарт при коллективных фото»: муринский отец выступил против практики ставить сыновей на колени