Сквозь дебри бюрократии: как получить инвалидность и не потерять остатки здоровья

Отечественная медицинская система бывает достаточно унизительной, уверен социальный работник Александр Воронов.


Для бездомного человека получить необходимые документы особенно трудно. © Фото из личного архива Александра Воронова

Санкт-Петербургская благотворительная общественная организация «Ночлежка», более двадцати пяти лет помогающая бездомным людям в Северной столице, не так давно выложила на сайте «Что делать» пошаговую инструкцию по оформлению и продлению инвалидности. В этом пособии перечислены условия ее получения, информация об оформлении и сроках, видах пенсии и другие полезные сведения.

О том, зачем понадобилось разрабатывать такую инструкцию, в интервью «Росбалту» рассказал сотрудник «Ночлежки» Александр Воронов.

— Александр, разве не может любой гражданин, у которого есть основания добиваться получения группы инвалидности, просто прийти в соответствующее государственное учреждение, где ему обрисуют дальнейший маршрут?

 — Все пособия, которые выложены на нашем сайте «Что делать», созданы потому, что у людей постоянно возникают определенные трудности. И в каждом пособии мы стараемся собрать приблизительный список препятствий, с которыми человек может столкнуться на пути оформления того или иного документа, дать инструменты для борьбы с бюрократической машиной. Ведь при установлении группы инвалидности возникает множество препон на каждом этапе. Соответственно, бездомные люди в одиночку не могут оформить инвалидность и соответствующие льготы.

В идеале должно происходить так: человек понимает, что у него есть некие проблемы со здоровьем, что он не может из-за каких-то болезней полноценно себя обеспечивать. Тогда он идет в поликлинику к участковому терапевту, терапевт выдает ему направление для того, чтобы пройти всех необходимых врачей, те проводят обследования и пишут заключения каждый по своему профилю.

С этими заключениями нужно вернуться к терапевту, который на их основании пишет общее заключение, направляет пациента в бюро медико-социальной экспертизы, где комиссия уже определяет степень нарушения жизнедеятельности и назначает группу инвалидности. После этого необходимо идти в пенсионный фонд для предъявления справки. А там уже сообщают, какие положены льготы, технические средства реабилитации и так далее. У бездомного человека практически на каждом из этих этапов могут возникнуть проблемы.

— Какие, например?

 — Чтобы обратиться в поликлинику, нужны паспорт, медицинский полис и СНИЛС. В некоторых особо ретроградствующих поликлиниках требуют еще и регистрацию. Если полиса нет, его надо получить. Далеко не все знают, как это сделать.

Многие уверены, что полис можно получить только в том регионе регистрации. Некоторые думают, что если полис потерян, то теперь его не восстановить. Хотя на самом деле восстанавливается документ очень просто.

Далее — человек вне зависимости от места своей регистрации имеет право прийти в любую поликлинику и сказать: «Я хочу получать медицинские услуги у вас». И поликлиника обязана принять этого человека, но только если у них достаточно мест. Каждое медучреждение рассчитано на определенное количество мест, и если она находится в большом «спальном» районе, в поликлинике их может не быть.

Иногда бывает, что терапевт отказывает в выдаче направления на прохождение врачей. Почему это происходит, для меня загадка. Но выдать направление обязаны, даже если к на прием пришел с виду абсолютно здоровый человек. Обычно в этих случаях мы рекомендуем обращаться к заведующему отделением или поликлиникой — это должно подействовать.

— Какие еще могут возникнуть вопросы, связанные с регистрацией?

 — Например, при прохождения медико-социальной экспертизы (МСЭ) и при оформлении пенсии. У нас не любят давать направление на МСЭ людям без регистрации, их разворачивают зачастую и в пенсионных фондах. Хотя с регистрацией связаны только региональные доплаты, на базовую часть пенсии этот фактор не влияет.

Бывает, что на основании заключений врачей из поликлиники и заключения консилиума в МСЭ человеку с ограничениями жизнедеятельности дают не ту группу, которая необходима. Например, человек не может ходить и еле-еле видит, а ему дают 3-ю группу. У нас проблема в том, что люди думают: «Мне назначили какую-то группу, и теперь все».

В нашем пособии описаны способы оспаривания таких решений.

Как следует из названия, МСЭ должна оценивать не только медицинские, но и социальные аспекты. У бездомного человека меньше шансов и больше угроз для нормального существования — у него нет ежедневной возможности поспать в теплой кровати, сходить в душ, осуществить другие гигиенические процедуры. Но на социальный аспект МСЭ не всегда обращает внимание. Поэтому мы периодически занимаемся тем, что помогаем нашим клиентам оспорить результаты районных МСЭ.

Одна из задач пособия — показать, что эти шаги можно сделать и в итоге добиться результата. Хотя это действительно процесс длительный и энергоемкий.

— Часто ли в «Ночлежку» обращаются люди, которым необходима инвалидность?

 — Точный процент не назову, но каждый день кто-нибудь да приходит, у кого явно есть показания для инвалидности, но он по разным причинам ее не оформил. Ведь начинается проблема в голове: «Я уже обращался во многие инстанции, меня везде отшивали». Важно понимать, что установление инвалидности — это не очень жизнеутверждающий процесс. Наша медицинская система бывает достаточно унизительной: постоянное обивание порогов, терапевт отказал — надо идти жаловаться к заведующему, постоянно сидеть в очередях, добиваться чего-то, преодолевать какие-то барьеры. Это то, на что надо потратить много сил. А если сил нет, то тратить нечего.

Кто-то приходит к нам на этапе, когда инвалидность оформили, а пенсию не назначают. У кого-то была инвалидность, но она просрочена.

Живя на улице, весьма сложно сохранить свои документы: они теряются, портятся. То есть для того, чтобы человеку начать решать проблемы со здоровьем, ему надо сначала восстановить паспорт, потом СНИЛС, потом полис. Если мы говорим про человека, у которого есть показания для назначения ему группы инвалидности, это становится особенно трудоемким процессом.

Ведь для восстановления документов требуются время, деньги, необходимо преодолевать расстояния. Также некоторые боятся, что из-за наличия инвалидности его могут не взять на работу. Но по закону не обязательно сообщать о наличии справки. Но об этом многие не знают.

— Пособие рассчитано в первую очередь на вашу категорию подопечных или оно универсальное?

 — Пособие универсальное, просто для людей, живущих дома, все эти процессы проще. Поэтому в первую очередь оно актуально для наиболее социально уязвимых групп. Но сам по себе алгоритм один и тот же.

Если это домашняя петербургская бабушка, которая давно знает своего участкового терапевта, у которой все медицинские документы хранятся в отдельной папочке, ей будет проще пройти и врачей, и МСЭ. Если это человек, который длительное время живет на улице, пахнет неприятно, одет неопрятно, у которого возникают трудности с тем, чтобы прийти в назначенное время и назначенное место, то он сталкивается с более серьезными трудностями.

— Как бывает чаще? Вы отправляете человека следовать вашим инструкциям или осуществляете социальное сопровождение?

 — У нас несколько форм работы с людьми. С постояльцами нашего приюта мы все шаги проходим вместе. Есть люди, которые живут на улице или, например, у знакомых. С ними мы работаем по-разному: с кем-то мы постоянно на связи по телефону, кому-то просто пошагово рассказываем, что нужно делать.

— Существенно ли меняется жизнь человека, если он признан инвалидом, но остается бездомным?

 — Глобально, может, его жизнь и не меняется. Например, ему назначают пенсию 6 000 рублей. Понятно, что на эту сумму он не сможет снять какое-то жилье. Но зарабатывать на выживание ему теперь нужно на 6 тыс. рублей меньше, чем раньше. У кого-то пенсия вместе с надбавками такая, что он сможет снимать место в хостеле, а не жить на улице.

У нас есть постоянный клиент, который живет в шалаше неподалеку от железнодорожной станции. С некоторых пор он получает пенсию. Она ему нужна, чтобы покупать чай. Для него очень важно, что утром он выходит из шалаша, разминает кости и может поставить на костерок чай: «Бездомные со всей округи об этом знают, приходят ко мне, и я их угощаю, так как не могу им отказать». А до того, как он оформил инвалидность, он заходил к нам и постоянно просил чай.

— Какая в России основная проблема, связанная с установлением инвалидности?

 — Еще год или два назад я бы сказал, что это отсутствие регистрации — в этом случае препоны возникали на каждом шагу. Сейчас самое тяжелое — это время и количество усилий, которые нужны для того, чтобы оформить.

Ознакомиться с пособием по установлению инвалидности можно здесь.

Беседовал Игорь Лунев

«Росбалт» представляет проект «Все включены!», призванный показать, что инвалидность — это проблема, которая касается каждого из нас. И нравственное состояние общества определяется тем, как оно относится к людям с особенностями в развитии.