Хроники Муринской блокады

Стотысячный город, расположенный на границе Петербурга и Ленинградской области, с 31 марта закрыт на карантин. Но пока «изоляция» вызывает только недоумение.


Ситуацию в Мурино можно описать как «50 оттенков карантина». © Фото ИА «Росбалт», Анжела Новосельцева

С 31 марта Мурино — стотысячный город Всеволожского района Ленобласти — закрыли на карантин. Накануне губернатор региона Александр Дрозденко заявил, что въехать в город и выехать из него будет запрещено. Причина серьезная — коронавирусом заразились уже несколько муринцев. 

Корреспондент «Росбалта» прогулялся по улицам Мурино в первый день карантина, чтобы понять, как изменилась жизнь горожан, фактически оказавшихся в блокаде.

Пограничное расстройство

Я живу в одном из домов на Воронцовском бульваре, которые находятся в двух дворах от карантинного города. По прописке мы относимся к поселку Бугры, хотя территориально ближе к Мурино, и инфраструктурой пользуемся соседской. Не говоря уж о станции метро «Девяткино», до которой нам 15 минут пешком. 

Собственно, именно поэтому после вчерашнего выступления Дрозденко в группе наших домов «ВКонтакте» открылся настоящий портал в ад. Многие весьма непечатно недоумевали, как им теперь жить, в каких магазинах закупаться и как ездить на работу в Петербург. А еще вопрошали, можно ли теперь вообще пересекать Воронцовский бульвар — границу между нашими населенными пунктами. 

«Или наутро нас ждет колючая проволока с полицейскими через каждые 50 метров? А может, рабочих с ближайшей стройки пошлют углублять параллельные Воронцовскому канавы до состояния рвов?» — писали в группе.

Фото ИА «Росбалт», Анжела Новосельцева

Выбираюсь из дома, чтобы проверить все версии. На часах 11 утра. Обматываю шею шарфом и натягиваю его на нос: во-первых, на улице 2 градуса и ледяной ветер, во-вторых — маски в ближайших аптеках перестали продавать еще месяц назад. Дверь в подъезде толкаю локтем. 

Дворы безлюдные и полностью запаркованные — ни одного свободного местечка. Совсем как утром 1 января. Редкие женщины толкают вперед коляски по узким тротуарам. Тишина. 

Приближаюсь к заветной границе — Воронцовскому бульвару. С удивлением обнаруживаю двух человек на остановке — ждут 667-й автобус, что идет к метро. Святая простота!.. Поворачиваю голову: и правда, подъезжает автобус. Пассажиры заходят в салон и торжественно ссыпают в ладонь водителя далеко не стерильные монеты. Едут. 

Фото ИА «Росбалт», Анжела Новосельцева

Продолжаю путь пешком. Вчера губернатор объявил об ограничении передвижений по Ленобласти — находиться можно только внутри муниципальных районов. В Петербург поехать нельзя. По идее, попасть нельзя и в Мурино, ведь город закрыли на карантин. В конце концов, это очаг распространения инфекции! Куда тогда едет этот автобус?

Сама того не замечая, оказываюсь во дворе зеленых домов ЖК «Greenландия». Пустой двор, детские площадки все в полосатых лентах, чтоб не соблазнять маленьких муринцев качелями и горками. Погодите-ка. Я уже в Мурино? 

В свободном городе

Да, в Мурино. Никаких заборов на границе с Буграми. Никаких обещанных желтых табличек, оповещающих о проведении карантинных мероприятий в городе. Никаких полицейских, росгвардейцев и даже ни одного народного дружинника, которыми вчера жителям грозил Дрозденко.

Фото ИА «Росбалт», Анжела Новосельцева

Ближе к бульвару Менделеева, главной улице города, пешеходов становится больше. Много людей в масках и респираторах. Ездят машины. Маршрутки. Одна направляется к метро «Парнас», следующая сразу за ней — к ТЦ «МЕГА Парнас». Но какая «МЕГА», если торговые центры уже должны быть закрыты? Хотя сейчас я уже ни в чем не уверена — в этих пятидесяти оттенках карантина, полукарантина, самоизоляции, изоляции и принудительной изоляции разобраться крайне проблематично. 

А вот та самая улица Шувалова, откуда несколько дней назад медики в защитных костюмах госпитализировали одного из пациентов с подозрением на коронавирус. Врачи обходили всех соседей и предлагали им провериться на COVID-19. А потом подъезд обрабатывали дезинфицирующим раствором. Сейчас под слепящим солнцем по улице радостно рассекает на самокате 10-летний мальчишка. Один. Хотя Дрозденко предупреждал, что без родителей детям теперь гулять не разрешено. 

В витринах магазинов

Вчера губернатор очень сердился на хитрых областных предпринимателей, которые делают вид, что продают жизненно важные товары. Так, в магазине женского белья загадочным образом появляются влажные салфетки для рук, а спортпит притворяется обычным продуктовым. Недалеко ушли и пивнушки с рюмочными — уж они-то на президентской неделе ожидают аншлаг и закрываться не собираются: чипсы и вяленая рыба с арахисом — это, знаете ли, тоже еда. 

Прохожу по бульвару Менделеева — остальные магазины и заведения вроде бы закрыты. Парикмахерские, салоны оптики и красоты, студии ногтей и букмекерские конторы. В булочных столики прикрыли мешками, чтоб не было соблазна угоститься выпечкой прямо здесь и сейчас. 

С очередями в магазинах, однако, по-прежнему проблемно — не протолкнуться в супермаркетах «Лента» и «Дикси», проходы настолько узкие, что чисто технически один разносчик инфекции может единовременно перезаражать весь магазин. Ни о какой рекомендованной ВОЗ дистанции в 1-2 метра речи не идет. Еще и хихикают. 

Фото ИА «Росбалт», Анжела Новосельцева

«Как от чумной шарахаетесь!» — обиженно говорит мне женщина, когда я опасливо обхожу ее, продвигаясь к полкам с хлебом. Лишь у касс на полу можно разглядеть облезлые полосы, призывающие покупателей держаться друг от друга на почтительном расстоянии. Но соблюдают указания немногие.

Вот мужчина разбирается с кассиром, которая пробила ему два раза молоко. Кричит сквозь прозрачный пластиковый щит, который должен уберечь ее — видимо, не только от коронавируса, но и от вербальной агрессии. Но нет — вот уж и она возмущенно стягивает свою маску к подбородку, повышая голос на недовольного покупателя.

«Распоряжений не поступало» 

Выхожу из магазина, куда забежала купить булочек к чаю, и радостно замечаю рядом грузовик с шлангами и людей в спецовках. Та самая дезинфекция общественных пространств, о которой вчера говорил губернатор? Однако мужчины в спецовках отвечают мне, что приехали лишь прочистить канализацию…

На бульваре Менделеева вижу девушку, которая толкает чемодан по направлению к «Девяткино». Далеко ли она собралась?..

Наконец, добираюсь до одного из вестибюлей: рядом припаркована мобильная станция сдачи анализов с надписью «Токсовская межрайонная больница». У вагончика на колесах длинная очередь из грустных людей в масках. Некоторые чихают.

Фото ИА «Росбалт», Анжела Новосельцева

Я на платформе пригородных электричек. Не веря своим глазам, наблюдаю, как люди садятся в прибывший поезд. Скоро они будут в Токсово. Или в Кузьмолово.

Фото ИА «Росбалт», Анжела Новосельцева

«Мне нужно в Токсово. Доеду?» — спрашиваю у кассира. Та кивает и уже готовится пробить мне билет. Но мне в Токсово, к счастью, не надо. Однако же — никаких ограничений на выезд из карантинного города нет.

А что с метро? Пассажиры, не ведя бровью, проходят мимо сотрудников подземки на платформу и толпятся там в ожидании поезда. Людей немного, но… 

Фото ИА «Росбалт», Анжела Новосельцева

«А вы их вообще не проверяете? — интересуюсь у сотрудника охраны. — Вроде бы нужно паспорт с пропиской посмотреть. И справку от работодателя».

Тот мотает головой: «Распоряжений не поступало, никого не проверяем. Но пассажиропоток снизился».

Выхожу из метро, на площади Привокзальной завожу разговор с таксистом — он только что приехал из Петербурга. При въезде в область никто никого не проверял. При въезде в Мурино — тоже. Сотрудники ДПС выглядят растерянными и ограничиваются тем, что раздают водителям памятки с тезисами вчерашнего выступления Дрозденко. В частности, о том, что передвижение граждан ограничивается границами Мурино и Энколово, где были выявлены случаи заражения коронавирусной инфекцией. Парадокс. Кстати, а насколько безопасно передавать такие памятки из рук в руки? Ведь промоутеры на улицах уже не стоят…

Фото ИА «Росбалт»

Так или иначе, вопросов к «карантину» остается много. Какими бы неприятными ни были объявленные ограничения, еще неприятнее оказалось их отсутствие. Смогут ли исполнительные власти области реально контролировать передвижения жителей? Когда они начнут это делать, и не будет ли к тому времени уже поздно? Удастся ли сдержать распространение коронавируса в Мурино, ставшего одним из очагов инфекции в Ленобласти?..

Анжела Новосельцева

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Губернатор Ленобласти: Мы не будем закрывать границы региона

В Петербурге выявлено 20 пациентов с коронавирусной инфекцией

Юрист объяснил, какие запреты на передвижение установлены в Петербурге и Ленобласти