Эвакуация из интернатов: капля в море ценою в жизнь

Пандемия коронавирусной инфекции помогла петербургским властям решиться на важный эксперимент, которого многие ждали долгие годы.


Для жителей интернатов COVID-19 представляет серьезную угрозу. © СС0 Public Domain

6 апреля министры труда и соцзащиты, здравоохранения, образования и глава Роспотребнадзора направили в регионы совместное письмо, касающееся заботы о подопечных стационарных социальных учреждений во время пандемии коронавируса. В частности руководству учреждений было рекомендовано по возможности переместить получателей социальных услуг в домашние условия, а также в проекты сопровождаемого проживания, осуществляемые различными НКО. 

Письмо вызвало неоднозначную реакцию как среди сотрудников как государственных учреждений, так и благотворительных общественных организаций. 

Тем не менее несколько петербургских НКО решились на проект «Эвакуация». Его инициаторы исходят из того, что там, где люди с инвалидностью проживают большими группами, риск быстрого распространения инфекции гораздо выше, чем во многих других местах. 

Одним из участников проекта стала «Санкт-Петербургская благотворительная общественная организация «Перспективы», много лет работающая с людьми с инвалидностью.

«В 20-х числах марта нам закрыли доступ в интернаты, ссылаясь на постановление главного врача Санкт-Петербурга от 16 марта. То есть мы отказались практически отрезаны от наших подопечных. При этом мы получали тревожные известия о том, что в учреждениях сократилось до минимума количество персонала: сотрудники старше 65 отправлены на самоизоляцию, а мы знаем, что среди медсестер и нянечек много возрастных людей. Стало понятно, что в интернате не хватает рук, и подопечные могут умереть не столько от коронавируса, сколько от недостаточного ухода. Та же пневмония у самых слабых детей может возникнуть от застоя, если их долгое время не вертикализировать — тогда они просто лежат в кроватях часами», — рассказывает Светлана Мамонова, директор по внешним связям «Перспектив». 

Когда появилось знаменитое «письмо четырех», ситуация постепенно начала меняться. Именно поэтому «Перспективы», «Антон тут рядом» и Санкт-Петербургская ассоциация общественных объединений родителей детей-инвалидов «ГАООРДИ» совместно вывезли из психоневрологического интерната № 3 в Петергофе и из дома-интерната для детей с отклонениями в умственном развитии № 4 в Павловске несколько подопечных, расселив их индивидуально и небольшими группами. 

«Мы забрали троих детей из Павловского детского дома-интерната № 4 и девятнадцать взрослых из психоневрологического интерната № 3 в Петергофе. Плюс четверо взрослых из ПНИ № 3 были вывезены в тренировочную квартиру ГАООРДИ. То есть всего двадцать шесть человек. У нас получилось пять площадок. Двое детей из Павловского ДДИ живут в квартире, один ребенок уехал к нашей бывшей сотруднице, с которой у мальчика сложились дружеские тесные отношения, и у нее есть разрешение на опеку — она его и раньше часто брала домой на выходные. Пять человек живут в нашем центре дневного пребывания для взрослых, переоборудованном в площадку сопровождаемого проживания, шесть человек — в детском центре дневного пребывания, пять человек — в квартире организации «Антон тут рядом», три человека — в нашем доме сопровождаемого проживания в деревне Раздолье Приозерского района», — делится информацией Мамонова.

Дети из Павловского ДДИ уехали 9 апреля, а взрослые из ПНИ в Петергофе — 10 апреля. Осуществляющие этот проект организации соблюдают все необходимые меры предосторожности. Задолго до того, как на площадки приехали подопечные, там поселились сотрудники организаций и находились в самоизоляции. 

Развозка людей была осуществлена на транспорте с проверенными водителями, на всех были средства индивидуальной защиты. Все площадки накануне приезда подопечных были еще раз специально продезинфецированы. И, конечно, всем подопечным, перед тем, как выехать из учреждений, измеряли температуру. 

Кто же выехал в малые группы благодаря проекту «Эвакуация»? Светлана Мамонова говорит, что в первую очередь сотрудники «Перспектив» постарались вывезти самых слабых. 

«Девять человек из тех, кто выехал с нашей помощью — самые тяжелые. Шестеро взрослых из ПНИ № 3 — из отделения интенсивного развивающего ухода. То есть это те, кто в свои 20-25 лет весят около 15 килограммов и имеют много различных сопутствующих заболеваний. Плюс трое весьма тяжелых детей из Павловского детского дома. Остальные — люди более сохранные интеллектуально, способные самостоятельно передвигаться, но имеющие хронические сердечные заболевания, диабет и так далее. Конечно, у наших самых слабых подопечных был период адаптации, и мы готовились к тому, что будет тяжело. Но их сопровождают те, кого они знают. К тому же, понимая ситуацию, наши сотрудники больше включились в сопровождение один на один — кого-то практически не спускают с рук. И потому для наших ребят перемена прошла менее болезненно, чем могла бы».

Многие из тех, кто имеет такие же заболевания, остались в интернате. Забирали тех, с кем поддерживался контакт и кто сам изъявил желание выйти за стены учреждения. При этом некоторые отказались. 

«Например, Александр Медведев. Это не только наш подопечный, но и партнер — он там один из немногих, у кого есть мобильный телефон, и помогал нам организовывать в интернате дистанционную связь с подопечными, когда нас перестали туда пускать. Александру мы одному из первых предложили уехать, но он сказал, что не может бросить остальных, так как кроме него некому поддерживать эти контакты. Позже он все-таки уехал на дом к человеку, с которым поддерживает дружеские отношения, но еще достаточно долго оставался в ПНИ», — отмечает Светлана. 

Большинство взрослых людей, которых вывезли именно «Перспективы», с юридической точки зрения недееспособны. Приказ об их перемещении оформлен директором интерната — учреждение в лице директора является их официальным опекуном. Соответственно, интернат контролирует качество проживания своих подопечных — на площадках регулярно проходят проверки. 

По словам Светланы Мамоновой в настоящее время «Перспективы» не могут принять новых людей. И главная проблема не в том, что уже некуда, самый большой дефицит — человеческие ресурсы. 

Снять еще одну квартиру — не проблема, а вот найти тех, кто будет сопровождать подопечных, сложно. Тем более, что и сотрудники могут болеть, значит, нужны люди и на срочные замены. Если же заболеет кто-то из подопечных, то в больнице ему тоже понадобится сопровождающий — если речь не о коронавирусе. Впрочем «Перспективы» в настоящее время ведут переговоры о том, чтобы их сотрудники и волонтеры допускались в качестве сопровождающих и на отделения для больных COVID-19, так как пациенты с психическими и неврологическими нарушениями требуют особого ухода, который часто не может обеспечить персонал обычной больницы.

Пандемия заставила нас посмотреть по-иному на самые разные аспекты жизни. Вот и проект «Эвакуация» обнаружил в том числе и существенные положительные изменения в сфере заботы о людях с ментальными нарушениями. 

«Во-первых, объединились несколько НКО — три сильных организации: «Перспективы», «ГАООРДИ» и центр «Антон тут рядом» смогли в кратчайшие сроки договориться и совместно организовать эвакуацию. Объединение внутри сектора — это тоже очень важно. Во-вторых, сыграло роль доверие власти. Ведь когда такое было, чтобы государство так легко доверило НКО подобную операцию? Ведь нам отдали в том числе и самых слабых детей. В-третьих, это своего рода социальный эксперимент. Нам не раз говорили, что самым слабым не годится сопровождаемое проживание или чтобы для них его организовать, нужно много времени, какие-то большие ресурсы и долгие расчеты. Но тут за неделю все решилось, и мы открыли сразу пять площадок. В-четвертых, для наших ребят великое счастье — пожить не в интернате, это мечта, которая наконец сбылась. Многие не могли попасть в наши проекты, так как в обычное время у нас есть только дом в Раздолье и тренировочная квартира в Петергофе. Сейчас они ловят кайф от жизни вне регламента интерната, для них это просто курорт», — объясняет Мамонова.

В настоящее время в ПНИ № 3 нет подтвержденных случаев COVID-19, но они есть в Павловском ДДИ № 4. 27 апреля в 4 корпус Павловского ДДИ, где давно работают «Перспективы», вошли четверо волонтеров организации, которые будут работать в режиме обсервации, то есть жить там две недели вместе с сотрудниками учреждения и ухаживать за ребятами. Если обсервация будет продлена, то туда войдет еще одна смена волонтеров. 

Также инициативу «Эвакуации» подхватила благотворительная общественная организация «Апельсин», которая в настоящее время собирается вывезти четверых человек из все того же ПНИ № 3, но вообще количество эвакуируемых будет зависеть от объемов собранных средств.

Конечно, если учесть, что во многих государственных интернатах проживают сотни людей (а в ПНИ № 3 подопечных более тысячи), то такие проекты выглядят «каплями в море». Но ведь это как и с обычными негосударственными проектами сопровождаемого проживания — если удается переселить хотя бы кого-то, это уже результат. Ведь важен каждый человек. 

Игорь Лунев

«Росбалт» представляет проект «Все включены!», призванный показать, что инвалидность — это проблема, которая касается каждого из нас. И нравственное состояние общества определяется тем, как оно относится к людям с особенностями в развитии.

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Следственный комитет изучит нападение на волонтера фонда «Антон тут рядом»

В комздраве рассказали, как будут наблюдать за пожилыми петербуржцами и инвалидами

Когда страх бежит впереди здравого смысла