Петербург - все новости
27 мая 2020, 17:30
1431

Историк Даниил Коцюбинский рассказал, как путем жестокой расправы над младенцем-императором Елизавета I взошла на престол

© СС0 Public Domain

«Росбалт» продолжает знакомить читателей с циклом лекций Даниила Коцюбинского «В поисках настоящего царя» об истории России от Рюрика до Путина.

На тринадцатой лекции историк рассказал, почему «кроткая Елисавет», как называли в детстве дочь Петра I, Елизавету Петровну,  решилась на столь негуманные шаги для того, чтобы занять трон.

«Перед свержением Иоанна VI Антоновича — точнее, его матери и регентши Анны Леопольдовны, жены генералиссимуса Антона Брауншвейгского, — Елизавета колебалась. От природы она была человеком незлобным и не слишком коварным. К тому же она дружила со своей двоюродной племянницей, которая была младше ее всего на 9 лет и доверительно называла свою двоюродную тетю „сестрицей“. Со своей стороны Анна Леопольдовна до последнего не верила тем, кто предупреждал ее о готовящемся заговоре, в частности, вице-канцлеру и фактическому главе правительства Андрею Остерману» — рассказал Коцюбинский.   

Но в итоге Елизавета все же решилась на тягчайшее государственное преступление. По словам историка, она очень хотела стать императрицей — ведь в свое время ее мать, Екатерина I, составила в 1726—1727 годах завещание в ее пользу: именно Елизавета должна была сесть на престол в случае бездетности Петра II — внука Петра I и сына несчастного царевича Алексея, и смерти старшей сестры Анны.  

«Несмотря на то, что Петр II Алексеевич умер в 1730 году, не успев даже жениться (Анна Петровна скончалась ещё в 1728 году), Верховный тайный совет проигнорировал волю покойной императрицы Екатерины I и пригласил на трон не ее дочь Елизавету, а вдовую курляндскую герцогиню Анну Иоанновну — дочь старшего брата Петра Ивана V. Она же, в свою очередь, умирая в 1740 году, завещала трон своему внучатому племяннику Иоанну Антоновичу, сыну ее племянницы Анны, дочери ее покойной старшей сестры — Екатерины Иоанновны Мекленбургской», — поведал Коцюбинский.   

Правда, по словам историка, свергая императора-младенца, которому не исполнилось еще и полугода, и обрекая все Брауншвейгское семейство на мучительное заточение сперва в крепости, а затем в далеких Холмогорах, а самого Иоанна — на пожизненное одиночное заключение, Елизавета поначалу сделала вид, что ничего плохого свергнутой семье не сделает.   

«Возможно, целуя младенца перед отправкой его вместе с семьей „за границу“, как поначалу было объявлено, она и сама в это верила. Но потом передумала и слово свое не сдержала, ибо прекрасно понимала, что узурпировала трон и, если в какой-то момент Иоанн Антонович заявит о своих императорских претензиях, у него будут к тому все правовые основания», — объяснил Коцюбинский.  

По словам эксперта, в первую очередь царствование Елизаветы Петровны ассоциируется с ее легким нравом, показной борьбой с «немецким засильем», покровительством русским национальным кадрам и французской барочной моде, а также со страстью к нарядам и украшениям. Помимо этого, был введен бессрочный мораторий на смертную казнь — и, пожалуй, это лучшее, что успела сделать Елизавета за двадцать лет правления.  

Резко усилились гонения на старообрядцев — несколько тысяч человек в итоге предпочли сжечь себя, спасая чистоту своей веры, на которую покусилось правительство. Страна вступила в затяжную, кровопролитную и затратную, хотя и успешную, но малопонятную и непопулярную в российских же «верхах» Семилетнюю войну.   

«Правление Елизаветы завершило начатый ее отцом период „просвещающегося абсолютизма“, когда императоры заявляли о том, что их единственная цель — „благо Отечества“, и вплотную подошло к эпохе „просвещенного абсолютизма“, когда верховная власть начнет публично рассуждать о „естественных правах человека“ и „счастье всех подданных“» — заключил историк.  

Полную видео-лекцию вы можете посмотреть по ссылке.

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru