«Праздничный пафос неизменно отдает дешевкой»

Для петербуржцев более ценным подарком было бы решение проблемы коммуналок, а не украшенные улицы и парады, считает журналист Кирилл Набутов.


«Лучший подарок — сделать что-то непосредственно для людей». © Фото со страницы Кирилла Набутова в «ВКонтакте»

О том, какие подарки необходимы петербуржцам на день города, почему ради создания музея нельзя нарушать права граждан и об очередном «неизбрании» Эдиты Пьехи почетным гражданином города в интервью «Росбалту» рассказал журналист Кирилл Набутов. 

— День рождения города — приятный повод поговорить о том, что может быть через несколько лет, когда Северная столица отметит юбилей. Давайте представим, что вас пригласили в оргкомитет по празднованию дня рождения Петербурга. С каким пакетом предложений придет на первое заседание Кирилл Набутов?

 — Дорогие петербуржцы, я вас поздравляю с тем, что такого неорганизованного человека как я, на самом деле, никогда не берут ни в какие оргкомитеты.

Что касается моих пожеланий, то я не буду оригинальным: мне очень не нравится стилистика официальных празднований, существующая сейчас в нашей стране. Причем чем дальше, тем более пафосной она становится. А подобный пафос неизменно отдает дешевкой и нагоняется, когда нужно скрыть правду и отвлечь внимание людей. 

Но лучший подарок — сделать что-то непосредственно для людей. Например, я родился и вырос в Ленинграде. У моей семьи была отдельная квартира — что было редкостью, большая часть моих друзей жила в коммуналках. 

Учитывая, что Петербург сейчас продвигает себя как мировой туристический кластер, до сих пор иметь такой процент коммуналок — это просто непристойно. Любой шаг, направленный на уменьшение их числа, будет восприниматься как праздник. 

Украсят ли флажками магистрали города, будет ли на Неве праздничный парад и состоится ли торжественный проезд мотоциклистов — мне совершенно все равно. Праздничные элементы — это хорошо. Но если будет меньше пафос и больше реальных дел — будет гораздо лучше. 

— Накануне дня города людей по всей стране вогнала в ступор история с Эдитой Станиславовной Пьехой, которую в очередной раз не избрали почетным гражданином Петербурга. Что по этому поводу можете сказать? 

 — Эдита Пьеха — символ Ленинграда, вне зависимости от того, как ней кто относится. Путь здесь может быть только один: открытое голосование. Иначе мы неизбежно скатимся в какую-то вкусовщину, за которой к тому же будет стоять еще и политический заказ. Мы сегодня живем в такой реалии. Кого мы хотим обмануть? 

— Вы упомянули коммуналки, которые, как принято сегодня говорить, являются одним из главных незакрытых гештальтов в городе. А что еще можно сделать к какой-то конкретной дате? Например, не уместно ли наконец открыть музей «Полторы комнаты» в доме Мурузи?

 — Музей Бродского активно пытался «продвинуть» Коля Солодников, который сейчас известен благодаря youtube-каналу «ещенепознер». Как ни странно, единственный человек, у кого он находил поддержку, был Василий Кичиджи — уроженец Челябинска.

Насколько я понимаю, есть серьезные проблемы с собственностью на эту квартиру. Так что я считаю, что действовать нужно по закону и с уважением к другим гражданам. Если нельзя договориться с людьми и убедить их, что музей нужен, то значит, на законных основаниях сделать не получится. 

Да, это выглядит нелогично, даже учитывая всю значимость фигуры Иосифа Бродского. Но есть вещи, которые находятся в области неотъемлемых прав гражданина. Например, до революции в доме на набережной Мойки 13 музей Пушкина сделать не смогли — потому что это была частная собственность.

— У Музея блокады также трагическая и мистическая судьба. Все понимают, что он необходим и должен развиваться, но до сих пор без конца возникают какие-то сложности. К счастью, сегодня речь идет уже в основном об организационных и финансовых проблемах…

 — У нас есть частный музей «Ленрезерв», который в том числе посвящен и блокаде города. Люди сделали его по велению сердца и вкладывают в него собственные средства. Они ищут экспонаты военных и блокадных лет и покупают их, если это необходимо. Это выдающийся и, к сожалению, редкий пример — поскольку частная инициатива сейчас везде убивается. 

У государственного музея другая судьба. Делается все на много десятков лет позже, чем нужно. К чему это приведет, можно сказать сходу. Мы опять получим государственный пафос. Как бы ни старалась группа, которая сейчас искренне занимается экспозицией, это все равно будет государственно отрихтованный, отформатированный, официозный музей. К большому сожалению, я в этом почти не сомневаюсь.

Хочу напомнить, что первый Музей обороны и блокады Ленинграда появился сразу после войны. Кончилось все тем, что все его создатели оказались в тюрьме по политической статье, включая Льва Ракова. Этот процесс был «отрыжкой» Ленинградского дела, по которому были расстреляны все городские партийные начальники. Так что сегодня мы передаем привет в 40—50-е годы. 

Я считаю, что этот музей должен быть. Но думаю, что ему не удастся подняться на тот уровень человеческого соучастия к явлению блокады и судьбам ленинградцев, которое возникает при посещения «Ленрезерва». 

Беседовал Петр Годлевский

Полную запись разговора с Кириллом Набутовым вы можете послушать в подкасте «Росбалта».

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Владимир Снегирев. Оставьте в покое святое

Яков Миркин. Ничто так не раскрывает природу государства, как происходящее во время пандемии

Важнее парада, призыва и даже вакцины