«Непонятно, спаслись ли мы от ковида, но без спорта здоровье себе точно испортили»

Фитнес-тренеры по всей стране устраиваются грузчиками. А некоторые даже спасаются бегством от полиции.


«В российской фитнес-индустрии почти 600 тысяч попали под угрозу сокращения». © СС0 Public Domain

Мировая фитнес-индустрия переживает худшие времена в своей истории. Сдача инвентаря в аренду, распродажа абонементов, переход к онлайн-тренировкам — кажется, спортклубы уже использовали все возможные лазейки, чтобы удержаться на плаву. 

На что в условиях пандемии существуют фитнес-тренеры? Почему онлайн-тренировки — не панацея? О том, как гуру спорта переквалифицируются в грузчиков и удирают от полиции, корреспонденту «Росбалта» на условиях анонимности рассказали фитнес-инструкторы Петербурга и Ленобласти.

Плохие новости 

Свои двери для посетителей петербургские бассейны и фитнес-центры закрыли с 26 марта. Примерно в то же время один за другим стали закрываться спортивные клубы в Ленобласти. 

Екатерина в фитнес-индустрии уже 18 лет — она персональный тренер, занимается реабилитацией. Работает в небольшом петербургском клубе — у организации один владелец и всего 20 человек персонала.

«В конце марта директор написал в общем чате, что закрываемся на неделю, но, скорее всего, ограничения продлят на месяц. Сказал, если клуб откроют в мае, мы продержимся, а если нет… Все были в шоке. У многих съемное жилье, ипотека, семьи», — вспоминает Екатерина.

Сейчас тренер в неоплачиваемом отпуске — владелец клуба сразу предупредил, что не может платить зарплату — клуб должен постоянно получать выручку. 

По данным рекрутинговых онлайн-компаний, средняя зарплата фитнес-тренера в Петербурге составляет около 48 тысяч рублей. После роспуска по домам подавляющее большинство осталось без доходов. Ольга (имя изменено) работает в крупной российской сети фитнес-клубов уже десять лет, ведет групповые и индивидуальные тренировки в одном из комплексов в Ленобласти. По ее словам, работа тренера оплачивается сдельно.

«У „групповиков“ фиксированная ставка за урок и процент от „персоналки“. Поэтому у меня доходы упали до нуля. Наша компания отправила сотрудников в отпуск за свой счет — всех: и на „белой“, и на „черной“ зарплате. Либо, сказали нам, пишите заявление на увольнение и вставайте на биржу труда. Представляете, какое количество людей сейчас сидит без работы? В сетях фитнес-клубов количество сотрудников измеряется тысячами», — говорит Ольга и добавляет, что уже в поиске новой работы. 

Три пути

Вариантов выживания в такой ситуации у тренеров оказалось немного. Первый — сменить профессию. 

«Знаю, что многие временно переквалифицировались, — рассказывает Екатерина. — Кто-то устроился менеджером по продажам в интернет-магазин, а кто-то вообще ушел в грузчики. Но спортивные клубы — это не только тренеры, это еще и работники администрации, менеджеры продаж. Знакомый администратор сейчас ремонтирует квартиры…»

Вариант второй и, пожалуй, самый очевидный — онлайн-тренировки. Оставшись без работы, Ольга сразу перешла на такой формат занятий со знакомыми клиентами, делает прямые эфиры по понедельникам и четвергам в Instagram. Доходов от онлайн-активностей ей хватает только на погашение квартплаты. С остальным помогают родители. 

«Надоело жутко, не могу разговаривать с телефоном, не видя людей, — признается Ольга. — Как большинство „групповиков“ я, проводя урок, занимаюсь не для себя и практически не замечаю себя в зеркале, наблюдая за техникой других. А когда проводишь тренировку онлайн, людей не видишь, но сам выкладываешься по полной. Это тяжело». 

Екатерина тоже не любит онлайн-тренировки и считает этот вид тренинга малоэффективным. По ее мнению, дома реально заниматься разве что йогой или растяжкой. 

Есть у тренеров и третий вариант, позволяющий пережить режим тотальных ограничений — нарушать самоизоляцию и проводить тренировки на улице. Напомним, в Петербурге, в отличие от Ленобласти, спорт на открытом воздухе до сих пор не разрешен, официально запрещено также посещать детские и спортивные площадки, а также большинство парков. 

«Как только объявили о закрытии фитнес-центров, я сразу подумала о том, как и где тренироваться. У меня большой опыт занятий на свежем воздухе. Поехала в магазин за дополнительным оборудованием для уличных тренировок. Оказалось, что попала в последний день его работы…» — рассказывает Екатерина.

Тренер уже второй месяц проводит занятия на площадках и в парках, несмотря на все запреты. Никто из ее клиентов не ушел на тотальную самоизоляцию. Сейчас она занимается индивидуально — с каждым из двенадцати клиентов отдельно.

«Маски и перчатки, разумеется, не носим. Это придумали люди, совершенно далекие от спорта. Во время тренировок резко усиливается вентиляция легких, при этом сердце и мышцы требуют большое количество кислорода для своей работы. Мы вдыхаем больше кислорода и выдыхаем больше углекислого газа. И чем интенсивное тренировка, тем больше потребность в кислороде», — объясняет тренер.

Таким образом, в маске человек недополучает кислород, но вдыхает обратно углекислый газ, отравляя свой организм.

«Несколько раз нам пришлось убегать от полиции, — признается Екатерина. — Никогда не думала, что мой КМС по легкой атлетике поможет мне удирать от правоохранительных органов во время пандемии коронавируса! Полицейские у нас, к счастью, бегают плохо, особенно, в масках. Но и они не особо стараются догнать. Им проще придраться к мамам с детьми на детской площадке». 

Губительные запреты

Оба тренера единодушно сходятся в одном: спорт на свежем воздухе запрещать было нельзя, несмотря на пандемию. Ольга уверена, что на фоне самоизоляции иммунитет у многих пошатнулся. 

«Запрет тренировок на улице, закрытие парков и площадок — преступление против здоровья людей, — говорит Екатерина. — Не факт, что мы спаслись от коронавируса, а вот то, что сильно испортили себе здоровье — правда. Каждый тренер скажет, что основная проблема сегодня — это малоподвижный образ жизни, недостаток солнца и свежего воздуха. У нас люди в 60 лет умирают от болезней сердца. Раньше грыжа позвоночника считалась старческим заболеванием, а сейчас с ней приходят люди в 20 лет. У многих вегетососудистая дистония». 

Ольга соглашается — к ней все чаще приходят молодые девчонки и жалуются на боли в шее. 

Пряник от государства

По данным президента Ассоциации операторов фитнес-индустрии Ольги Киселевой, в российской фитнес-индустрии занято более 750 тысяч человек и почти 600 тысяч попали под угрозу сокращения. Продажи абонементов и тренировок еще в марте снизились на 98% — до 70% компаний ждут банкротства. 

«Вся фитнес-индустрия в стране находится в глубоком кризисе, — считает Екатерина. — По выходу из этого недокарантина многие не выживут и больше не откроются. Особенно тяжело большим клубам на аренде». 

В конце марта фитнес-клубы заморозили клиентам абонементы до снятия режима ограничение, а новые распродают с бешеными скидками. Так, один из них за 13 тысяч рублей предлагает купить годовой абонемент свободного посещения всех клубов в городе и области — раньше он стоил 45 тысяч. 

В другом придумали организовать продажу наборов с оборудованием для спорта дома и на улице — стоит он от двух тысяч рублей. И, конечно, во всех клубах активно проводят онлайн-занятия — йога, круговые, интервальные и силовые тренировки, растяжка — в малых группах один урок обойдется в 250 рублей. Есть предложения и по персонализированным онлайн-тренировкам — в одном из клубов месяц стоит 3 тысячи рублей. 

10 мая стало известно, что часть компаний фитнес-индустрии все-таки вошла в список системообразующих организаций. Претендовать на субсидии, отсрочки по уплате налогов, госгарантии по кредитам или облигационным займам могут клубы, соответствующие конкретным требованиям. Они не должны быть иностранным юрлицом, а недоимка по налогам, сборам и задолженностей до кризиса не должна превышать 10 тысяч рублей. 

А еще компания обязана провести стресс-тест (анализ своей финансовой устойчивости) перед тем, как подать заявление на получение поддержки. 

Какой процент компаний сможет воспользоваться такой помощью, пока неясно, ведь заявки на получение мер поддержки одобряют далеко не всем. А еще владельцы спортклубов в один голос утверждают, что лучшая мера поддержки для них — просто позволить снова работать.

Выйти из сумрака 

В министерстве спорта недавно рассказали, что на первом этапе выхода из режима ограничений людям разрешат индивидуально тренироваться на свежем воздухе — на открытых уличных спортивных площадках, беговых и велосипедных дорожках, общедоступных стадионах. На втором этапе откроются фитнес-центры, третий предусматривает возобновление соревнований на всех уровнях. 

Ленобласть к выходу из жесткого режима ограничений отнеслась более гибко, чем Петербург. Регион поделили на несколько зон, и теперь в 13 районах спортом на открытом воздухе могут заниматься до 10 человек, а в фитнес-центрах разрешили индивидуальные тренировки в масках. В «красной зоне» из-за большого количества зараженных оказались Всеволожский, Выборгский, Гатчинский, Тосненский и Кировский районы — там разрешили только индивидуальные тренировки на открытом воздухе. 

«На прошлой неделе я начала проводить круговые тренировки на свежем воздухе, — рассказывает Ольга. — Цена группового занятия в мини-группе из 4-5 человек — 200-300 рублей. Кстати, калорий на улице за счет кислорода сжигается даже больше».

А Роспотребнадзор недавно опубликовал рекомендации для выхода фитнес-центров из нерабочего режима. Так, после открытия клубы смогут принимать посетителей только по предварительной записи, и выделять на одного человека площадь не менее 4 кв. м. Во всех общих зонах будут висеть емкости с антисептиками, тренажеры расположат в полутора метрах друг от друга. Участники групповых занятий обязаны соблюдать такую же дистанцию между собой. В бассейне на каждого посетителя выделят 5 кв. м площади зеркала воды или 10 кв. м дорожки. Предлагается также закрыть часть кабинок для переодевания и нанести разметку на пол.

После карантина 

«Групповых уроков, думаю, не будет все лето, — говорит Ольга. — Сейчас в нашем фитнес-центре считают, во сколько обойдется открытие — ведь надо закупиться дезинфекцией, перчатками, масками. Вообще я не думаю, что сетевики обанкротятся — но какие-то клубы закроют, сеть оптимизируют, сократят сотрудников, тренеров и зарплаты». 

Анастасия Юсина, член наблюдательного совета Ассоциации операторов фитнес-индустрии, отмечает, что фитнес-клубам придется менять модель, чтобы выжить. Помимо адаптации тренировок под требования Роспотребнадзора придется пересмотреть ценовую политику — вырастет расход на средства дезинфекции, клининг. При всем том покупательская способность населения падает — а значит, не все смогут позволить себе приобретать абонементы по прежним ценам. В то же время Юсина прогнозирует, что удерживать рост цен на абонементы в пределах 2% уже не выйдет. 

Еще один фактор риска, который стоит учитывать посткоронавирусной фитнес-индустрии — люди, привыкшие к онлайн-тренировкам, могут совсем отказаться от походов в клубы. Известно, что на карантине онлайн-тренировки и приложения для смартфонов побили все рекорды по популярности, а в спортивных магазинах купить какой-либо инвентарь до сих пор просто невозможно. Однако тренера к такому варианту развития событий относятся скептически: 

«От онлайна многих уже тошнит. Все только и спрашивают, когда откроются залы». 

Анжела Новосельцева

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Петербургские фитнес-клубы теряют тренеров и клиентов

Эксперт назвал абсурдом продолжающийся запрет на доступ в парки Петербурга

Попова рассказала, как не стать жертвой ковида сразу после снятия ограничений