Вода живая и мертвая: что не так с источниками Петербурга

Старые водопроводные сети остаются одной из главных проблем Северной столице. Родники Ленобласти тоже оказались небезопасны.


У жителей Ленобласти ситуация с водой не лучше. © CC0

Приехав в Петербург из другого региона России, многие замечают специфический «железный» привкус воды из-под крана. Удивление вызывают и повсеместно установленные фильтры в квартирах, и горожане, устало поднимающие к себе на этаж 5-литровые бутыли с водой. Хуже ситуация обстоит в соседней Ленобласти, где-то и дело возникают скандалы из-за ржавой воды из-под крана.

Что не так с водой у жителей Северной столицы и соседнего региона, разбирался корреспондент «Росбалта». 

Из Невы не напиться? 

С основания Северной столицы ее жители пили воду из Невы. Не изменилась ситуация и теперь — разве что воду из довольно грязной реки уже долгое время очищают. Систему местной очистки не раз признавали лучшей в России, а если посмотреть отчеты Роспотребнадзора и ГУП «Водоканал», создается впечатление, что петербургская вода близка к идеалу. 

Разберемся, как происходит ее очистка. Городской водопровод в Петербурге работает уже больше полутора сотен лет - в состав комплекса входят 9 водопроводных станций, 198 повысительных насосных станций и сеть трубопроводов длиной в 6938 км. Вода из Невы проходит обработку на пяти крупных водопроводных станциях: вместо хлора используют гипохлорит натрия, а потом ультрафиолетовую обработку. 

«Водоканал» неоднократно подчеркивал, что Северная столица стала первым городом в мире, где применили такую двухступенчатую технологию очистки питьевой воды. Следующим идею подхватил Нью-Йорк. 

На сайте «Водоканала» утверждается, что качество воды в городе проверяют на 432 контрольных точках по 111 показателям, разделенным на 8 групп: обобщенные, органолептические, химические, микробиологические, паразитологические, вирусологические, гидробиологические и показатели радиационной безопасности. 

Гордятся специалисты «Водоканала» еще одним ноу-хау — на всех водозаборах для в Неве используется биомониторинг: качество воды контролируют речные раки, реагируя на появление токсичных веществ сильным сердцебиением. 

Таким образом, петербуржцам официально разрешено пить воду прямо из крана. Но если с ней и правда все хорошо, почему люди запасаются фильтрами, отстаивают воду или вообще предпочитают кипятить?

Дело — труба 

Председатель Совета Экологического союза Петербурга Семен Гордышевский приводит интересную статистику: в 2004 году Водоканал поставлял горожанам 2,6 млн кубометров воды в сутки, в 2018-м — уже 1,5 млн. По словам эколога, люди стали потреблять меньше воды не только из-за установки счетчиков — мало кто теперь ее реально пьет. 

Причин несколько. Первая и самая очевидная — старые водопроводные сети, которые портят воду во время ее путешествия в квартиры. 

Так, в документе 2016 года «Устройство сетей водоснабжения и водоотведения в Санкт-Петербурге» отмечается, что 42% водопроводных сетей эксплуатируется от 30 до 50 лет, а 26% — более 50 лет. Такой «серебряный возраст» практически всегда означает коррозию и повреждения. Именно поэтому в петербургской воде так сильно повышено содержание железа, марганца и других вторичных загрязнителей — ведь в 70-е и 80-е годы в Ленинграде для строительства сетей использовалась сталь и серый чугун, а не полимеры, как сейчас. 

В «Водоканале» не раз отмечали, что контролируют состояние воды именно на водомерном узле — до входа в конкретный дом. Дальше ответственными за воду и трубы, по которым она поступает в квартиры, нужно считать управляющие организации. А значит, если с вашей водой что-то неладное — с жалобой обратиться лучше, в первую очередь, к ним. 

«Но вообще-то с ржавчиной легко справляются фильтры, установленные в квартире. Главная беда петербургской воды не в этом», — уверен Семен Гордышевский. 

Сжигание илового осадка 

Основная проблема с водой в Северной столице заключается в том, то несмотря на вроде бы качественный анализ, о котором рапортует «Водоканал», проверяют ее все-таки далеко не по всем параметрам.

Так, в распоряжении правительства РФ от 8 июля 2015 года N1316-р приводится полный перечень загрязняющих веществ, которые должны контролироваться в водных объектах. В этом списке — 249 химических веществ, органических загрязнителей, микроорганизмов, и радиоактивных изотопов. Как отмечалось выше, «Водоканал» контролирует воду только по 111 показателям, а количество химических веществ и того меньше. 

«Если делать полный анализ, может выясниться, что вода непригодна для питья», — уверен Гордышевский. По его словам, среди веществ, оставшихся в «серой зоне» — бифенилы, диоксины и другие стойкие соединения, которых, по мнению эколога, не может не быть в воде, учитывая уровень загрязнения петербургских почв.

Так, в 2018 году, по данным Роспотребнадзора, Петербург попал в тройку регионов России с самой грязной почвой. Почти 30% образцов земли, взятых в городе, не соответствовали гигиеническим нормам. В ноябре прошлого года комитет по природопользованию провел еще одно исследование — из 128 проб почвы в 8 районах Петербурга только 11 оказались неопасными. В остальных обнаружили превышение допустимой концентрации меди, кадмия, цинка, свинца, бензпирена и никеля. 

«И это неудивительно: мы же помним о том, что Петербург — единственный город в России, где сжигают иловый осадок сточных городских вод? А в них — вся таблица Менделеева. Несмотря на фильтры, огромное количество вредных веществ попадает в атмосферу и по закону гравитации оседает на землю и в воду», — отмечает эколог.

К слову, специалисты «Водоканала» заявляют, что газы, выходящие с завода по сжиганию осадка сточных вод на Юго-Западных очистных сооружениях, контролируют улитки. Однако Гордышевский называет весь биомониторинг организации «чистой пропагандой и пиаром монополиста, у которого нет конкурентов в городе». 

«Биомониторинг с раками и улитками? Фокусы! Это некорректные биологические модели, любой врач скажет, что простейших нельзя сравнивать с человеческим организмом, глупость и профанация. Почему лекарства отрабатываются на мышах, а не на улитках? Почему на приматах? Простейшие не сразу реагируют на воздействие тех же диоксинов, да и человек не реагирует — самые опасные вещества в воде не имеют ни запаха, ни вкуса. Чтобы человек заболел, нужны годы, это накопительный эффект. А сколько живет улитка или рак?» — задается вопросом Гордышевский. 

Эту же проблему, по словам эколога, можно с легкость экстраполировать и на Ленобласть — соседний регион невольно подпадает под воздействие «сжигалок» Водоканала, вредные вещества разносятся «розой ветров». Выход есть — например, переход от технологии сжигания к сбраживанию илового осадка как более безопасному для окружающей среды. Правда, «Водоканалу» такая альтернатива пока не по вкусу, и организация готовится закупать новое оборудования для сжигания осадка. 

Родниковая — не значит чистая

Переместимся в соседний регион: у жителей Ленобласти ситуация с водой намного хуже. В 60% региональных скважин и родников, по данным экологической комиссии областного ЗакСобрания, вода качеству питьевой не соответствует. А по результатам недавних лабораторных исследований Роспотребнадзора, 17,1% проб питьевой воды из водозаборов региона не прошли нормативы по санитарно-химическим показателям. Больше всего страдают жители Выборгского, Киришского, Приозерского, Лужского и Гатчинского районов. Руководитель областного Роспотребнадзора Ольга Историк отметила, что жители 14 населенных пунктов в этих районах, входят в группу риска по онкологии из-за превышения хлороформа в воде.

Что же не так с водой в регионе? Дело в том, что в дома жителей вода поступает из 25 тысяч рек, однако часть водоемов имеет статус «загрязненных» или «очень загрязненных». А еще качество воды в реках сильно зависит от родников, которые их питают — а многие из них специалистами не проверяются. 

Этой теме был посвящен круглый стол «Интерфакса Северо-Запад», прошедший 4 июня.  Ольга Сенова, директор АНЭО «Друзья Балтики», отметила, что в Ленобласти более 6 тысяч населенных пунктов, и большая часть из них питается водой из скважин или родников.

«В некоторых местах родники оборудованы, и в них проверяется качество воды. Но не везде. Особенность области в том, что у нас образуются поверхностные воды, а затем все, что есть в почве, смывается в поверхностные источники и проникает в грунт», — объясняет Сенова. Эксперты отмечают, что даже ежегодные исследования воды в конкретном роднике недостаточны — он буквально напоминает живой организм, на который влияет множество факторов.

Так, Николай Кузьмин, депутат ЗакСобрания области, отмечает, что на качество воды сильно влияют свалки — специалисты ежегодно обнаруживают в регионе порядка 2,5 тысяч самовольных «мусорок». Во время дождя токсичные вещества смешиваются с поверхностными водами, впитываются в землю и в итоге загрязняют родники. По мнению Кузьмина, опасны для местных вод и заброшенные скважины в маленьких населенных пунктах — те, что жители пробурили самовольно. По такой скважине грязь может попасть в подземные источники.

Еще одна причина загрязнения водоемов региона — сельскохозяйственные производства. Фермеры используют минеральные удобрения, загрязняя почву тяжелыми металлами и токсичными элементами — все это после дождя попадает в грунтовые воды. Неправильное хранение навоза и организация туалетов также становится проблемой. 

«Каждый решает сам, что делать со своими бытовыми стоками. В сельской местности часто используют нехороший вариант: выгребную яму, откуда вещества проникают в воду и почву. Но есть хорошие аналоги: например, сухие туалеты с компостированием отходов или локальные очистные станции», — советует руководитель водных программ экологической организации «Друзья Балтики» Елена Гретчина.

Курс на исправление?

В регионе долгое время функционировал проект «Родники Ленинградской области», в рамках которого исследовали 375 социально значимых родников. Больше половины оказались загрязнены, хотя люди регулярно брали из них воду для питья. В этом году проект «Родники Ленинградской области» трансформировался в новый формат — «Чистые родники — здоровая Балтика», выиграл президентский грант, и теперь, возможно, организует более масштабное исследование водоемов региона. Механизм следующий: эксперты вместе с жителями исследуют качество воды в местных источниках и наносят данные на карту общественного мониторинга. Кстати, в рамках проекта уже создали карту родников в Ленобласти, на которой можно посмотреть, насколько чистый источник воды находится рядом с вашим домом прямо сейчас. https://rodniki.kp.ru/

Сейчас специалисты набирают команду для работы — присоединиться к проекту могут все желающие. А еще жителям Ленобласти рекомендуют обращаться с экологическими проблемами в районные общественные организации — присылать фотографии нарушений, их описание и координаты. То же можно посоветовать и их соседям в Петербурге. 

Анжела Новосельцева

«Росбалт» представляет проект «О мусоре — начистоту!», призванный напомнить, что проблема грамотной утилизации отходов касается любого из нас, и каждый может внести свой вклад в ее решение. И от того, какие ответы мы найдем сегодня, будет зависеть качество нашей жизни завтра.


Читайте также Незаконную свалку в Пушкинском районе ликвидируют после вмешательства прокуратуры

В Петербурге запустили дистанционные консультации для онкопациентов

В Мурманской области на озере у заброшенной шахты вода стала неестественно голубой