«Приговор Серебренникову создал новую линию раскола между властью и интеллигенцией»

Весь процесс — показательная порка, считает режиссер Алексей Герман.


«Противостояние власти и интеллигенции в России рано или поздно приводит к катастрофическим последствиям для государства». © Стоп-кадр видео ТВЦ

О том, почему приговор Кириллу Серебреникову, Юрию Итину и Алексею Малобродскому не может считаться справедливым и чем опасно противостояние власти и интеллигенции в интервью обозревателю «Росбалта» рассказал режиссер Алексей Герман-младший.

— Сегодня Кириллу Серебреникову, Юрию Итину и Алексею Малобродскому вынесен обвинительный приговор по делу «Седьмой студии». Произошло это после того, как профессионалы разобрали по винтикам экспертизу обвинения и выявили в ней массу ошибок. Свидетели в зале суда заявляли о том, что на следствии они подвергались давлению. Хочется задать простой вопрос: за что осудили Кирилла Серебряникова и его сподвижников? 

 — Я не очень люблю область предположений. Кто-то говорит, что это чей-то заказ, кто-то — месть, кто-то — экономика. Мы никогда не узнаем, что на самом деле. Суть же не в этом. Мне кажется, что нужно обратить внимание на несколько вещей.

Во-первых, имело место определенное пропагандистское раскручивание темы про колоссальные хищения на мероприятии, на котором бегали условно голые люди в картонных декорациях. Это не совсем так, потому что проект был достаточно мощный. Прошло много спектаклей, приезжали актеры из разных стран, готовились маленькие и большие постановки. Речь о серьезной истории. Поверьте мне, проведение крупного фестиваля в Европе стоит намного дороже, чем в России. 

Во-вторых, у экономики театра существует огромное количество ограничений. Например иногда проще купить рояль, чем брать его в аренду. Вы купите приличный инструмент, условно, за 30 тыс. рублей для репетиций и спектаклей, а в аренду он будет стоить 100 тыс. рублей. Это способ экономить, если люди приличные. 

Безусловно, там нарушения какие-то были налоговые. Но когда идет речь о хищении 130 млн рублей, мне кажется, что следствие и суд базируются на ложных предпосылках. 

— Вы о работе «легендарных» экспертов, один из которых в прошлом возглавлял ЧОП?

 — Очевидно, что последняя экспертиза, которая, видимо, является основной для суда, сделана из рук вон плохо. Она просто неправильно посчитана, не по тем нормативам.

Постараюсь объяснить. Например, существует норматив стоимости грунтовой и асфальтовой дорог. Нельзя асфальтовую трассу считать по ценам грунтовой. Тогда получится, что часть денег украдена — хотя дорога построена асфальтовая.

Я говорю о том, что часть нормативов, по которым последняя экспертиза считала усредненную стоимость спектаклей, занижена в три раза. Она сама по себе безграмотная. 

Таким образом, у большого количества директоров серьезных театров — например, Большого — существуют обоснованные сомнения в качестве экспертизы и профессиональных навыках ее исполнителей. Неудивительно, что приговор уже вызывает сомнения!

— Может быть, все происходящее — результат непонимания чиновниками от культуры того, что делает Серебренников?

 — Некоторые СМИ рисуют «Платформу» как фриковый проект. У многих наших сограждан угнездилось ощущение, что колоссальные деньги тратились на «дегенеративное», «дешевое» искусство, которое никому не нужно.

Это не так! Все есть в открытом доступе. Можно увидеть то количество довольно сложных и интересных культурных событий, которые происходили в рамках мероприятия. Безусловно, там были какие-то относительно радикальные постановки. Но современный театр, к сожалению, во всем мире такой.

Приговор окажет очень серьезное влияние на отношения интеллигенции и власти. Это будет новая линия раскола, новое напряжение, новая степень взаимного недоверия и ненависти. 

Если вы затеваете столь резонансный процесс и у вас есть доказательства, то они должны быть безупречными. Их не было, и это ключевая ошибка инициаторов

Мы же не живем в 37-м году. Сейчас существует интернет, все становится моментально известно. Невозможна ситуация, когда ведущие профессионалы театра обоснованно говорят, что экспертиза дурная и некачественная. Нельзя выносить приговор по итогам такой работы. Это очевидно.

— Сейчас создается впечатление, что инициаторы процесса, в том числе и Министерство культуры, не стремятся доказать свою правоту, а хотят показать что у них в руках власть? 

 — Мне кажется, что Министерство культуры действительно совершило ошибку. Я не склонен возлагать вину на нынешнее руководство Минкульта, потому что оно идет в определенном русле предыдущих решений.

Это все приведет к одной простой вещи. Нравится или не нравится, но даже дезорганизованная, довольно малочисленная интеллигенция является серьезным интеллектуальным полюсом в нашей стране. И всегда являлась. 

И такие, на мой взгляд, излишне волюнтаристские решения приведут к долгосрочным последствиям. Они будут негативны для всех — и для власти, и для страны. И для самой интеллигенции. Будет разрушаться микроклимат, люди будут массово уезжать.

Вы знаете, что колоссально выросла эмиграция за последние месяцы? И выросла не на основе каких-то экономических устремлений, а от того, что люди реально бояться. Дальше встает резонный вопрос: кто будет учить студентов? Кто будет заниматься искусством? Кто будет заниматься наукой?

Искусство и наука — одно и тоже, потому что искусство — почва для науки, для создания сложного человека. Невозможно все время ее утрамбовывать. Она в какой-то момент достигает максимально возможной консистенции. Дальше ее либо выкидывают, либо идут в другое место.

Мне кажется, что если кто-то хочет напугать интеллигенцию, то потом ведь пойдет какой-то откат. Обратите внимание: даже очень серьезные режиссеры и директора театров, которые стараются вести себя аполитично или искренне поддерживают по многим вопросам власть, начали резко выступать против происходящих событий.

Это означает, что мы подходим к какому-то пределу. Не обязательно, что они выйдут завтра на улицу, но они понимают, что не существует возможности коммуникации.

Вы говорите: «Экспертиза неправильная». Вас никто не слышит. Вы условно жалуетесь: «У меня протекает крыша, весь пол в воде». К вам приходит человек и заявляет: «Нет, нет. Ничего не протекает. Крыша сухая». Так же невозможно. 

— Действительно, так невозможно. Но непонятно, на что надеяться. Приговор обвинительный. Как пройдет апелляция неизвестно, но, похоже, сбываются пессимистичные прогнозы.

 — Не знаю про пессимистичные прогнозы. Я думаю, что экспертиза будет новая по-любому. Очень мала вероятность того, что нынешняя останется в деле, потому что она слишком очевидно грешит большим количеством ошибок. Дальше посмотрим.

Напряжение будет нарастать. Очевидно, что были какие-то нарушения в работе «Седьмой студии». У нас довольно много нарушений есть в театрах, потому что они не могут работать по тем законам, которые для них написаны. Они сами признают. 

Это трагедия, которой можно было бы избежать. Показательная порка на пустом месте. К сожалению, противостояние власти и интеллигенции в России рано или поздно — через десять лет, через двадцать или тридцать — приводит к катастрофическим последствиям для государства. Мы проходили революцию, мы проходили перестройку, где, наверное, было много хорошего, но было много плохого. И очень многие ее не пережили — спились, погибли, уехали. Все это уже было. А мы всегда почему-то повторяем одни и те же ошибки.

Беседовал Петр Годлевский

Подробнее о последствиях приговора по делу «Седьмой студии» слушайте в подкасте «Росбалта». 

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Спасение Серебренникова, Путин в космосе, переоцененная вакцина от ковида

Алексей Герман: Противостояние власти и интеллигенции в России рано или поздно приводит к катастрофическим последствиям для государства

На квартиру Серебренникова в Германии наложили арест