Петербург - все новости
10 июля 2020, 13:07
1859

Семья 61-летнего петербуржца, скончавшегося в Госпитале ветеранов войн, обвинила врачей в халатности (фото)

© Фото с сайта www.permkrai.ru/

В петербургском Госпитале ветеранов войн 22 мая скончался 61-летний Константин Барышев, болевший коронавирусом и страдавший от диабета. Его жена и дочь утверждают, что он якобы умер при подозрительных обстоятельствах и винят врачей в преступной халатности. Историей они поделились с корреспондентом «Росбалта».

Первые симптомы ОРЗ у Константина Барышева появились 11 мая, и около четырех дней его лечила жена — медик по образованию — по протоколу «Схема лечения пациентов на дому: С диагнозом ОРВИ у пациентов старше 65 лет и/или с сопутствующей хронической патологией». Чувствовал пациент себя хорошо, как при обычной простуде. 

Фото предоставлено Анной Барышевой

«Мой муж должен был выйти на работу 15 мая, потребовался больничный. Мы вызвали врача квартирной помощи из районной поликлиники № 88. Она приняла решение отправить его на КТ и выписала направление на госпитализацию — хотя успокоила нас, что ему просто сделают процедуру и отпустят долечиваться домой, — рассказывает Алла Михайловна. — В итоге врач скорой помощи принял решение везти мужа в стационар без всякого КТ, хотя он чувствовал себя хорошо».

Дочь Константина Барышева Анна рассказывает, что выходные он провел на отделении, так как врача не было, а вечером 16 мая у него поднялась температура. Причем, по версии родственников, медсестры заходили в палату не чаще 1-2 раза в день и не обращали на жалобы больного. Пациенту якобы пришлось самому спуститься на первый этаж больницы и купить себе термометр, чтобы узнать, что температура у него поднялась до 39,6. 

«У папы сахарный диабет, но он пил таблетки, тем самым поддерживая сахар в норме, и это, конечно, было записано в его карте. До того, как он попал в реанимацию, он таблетки принимал, а вот после, врачи проигнорировали терапию. Как потом мы увидели в истории болезни, сахар подскочил у него в три раза», — рассказывает дочь. 

Анна отмечает, что после поступления  отца в реанимацию каждый день его осматривал новый врач, писал свои рекомендации по лечению и, по версии родственников, никак не контролировал его. Судя по документам, так и не было проведено КТ, анализы были взяты только при поступлении и через 5 дней — за день до смерти. По словам дочери, согласно истории болезни, лишь один врач в течение своей смены регулярно контролировал состояние больного.

«Внезапно папу перевели на ИВЛ, хотя острых показаний, согласно истории болезни, не было, и его ввели в состояние искусственной комы. Хотя утром этого дня мама звонила в справочную, где ей сообщили, что папа дышит сам. А днем, позвонив в реанимацию, мы услышали, что он уже на ИВЛ, и решение об этом принял врач — как мы потом узнали, довольно молодой человек. На искусственную вентиляцию он перевел отца, не получив его согласия и никак это не аргументировав», — отмечает дочь.

Анна также жалуется на якобы отсутствие контроля за состоянием отца в ночь с 21 на 22 мая — при повышенном давлении, понижающемся уровне сатурации дежурный доктор, по ее версии, «буквально оставил больного умирать с 22:00 до 6:00». В 10:15 сердце отца остановилось. Алла Михайловна сообщает, что в тот день по телефону ей долго никак не могли объяснить, от чего именно умер ее муж. Спустя время они получили доступ к истории его болезни и лечения. 

«Время смерти в карте, справке и протоколе вскрытия — разные, указано три времени. Причины смерти в карте, справке о смерти и из разговора с патологоанатомом тоже разнятся. История болезни переписана, имеет кучу несостыковок, таких как несоответствие данных в разных документах за один и тот же день, подпись одной и той же медсестры в течении 5 суток — работала по 24 часа 5 суток подряд? — вырванные листы, часть документов без даты и подписей, подделка папиной подписи на согласии. В карте появилась куча хронических заболеваний, которых у него никогда не было. Мы это знаем точно, потому что два раза в год он проходил обследования. Мучительно больно от того, что моему папе попались именно эти врачи. Мне непонятно, как можно вот так убить человека и продолжать жить прежней жизнью», — говорит Анна.

Фото предоставлено Анной Барышевой

По версии жены и дочери умершего, его смерть наступила в результате непрофессиональных действий и халатности врачей, а представленная история болезни не является подлинной. Они уже направили обращения в Роспотребнадзор, Розздравнадзор, комитет по здравоохранению Петербурга, Территориальный фонд ОМС Петербурга, Прокуратуру города, страховую компанию и депутатам для инициации депутатских запросов. Все документы есть в распоряжении редакции. Конкретных ответов от ведомств им получить пока не удалось.

Фото предоставлено Анной Барышевой

Напомним, ранее петербуржецы уже жаловались на условия в Госпитале ветеранов войн.