Четырбоком по барной культуре

Небольшие авторские питейные заведения в Петербурге попали под запрет. Эксперты предрекают миллиардные убытки, очередной виток безработицы в разгар кризиса и удар по имиджу города.


© СС0

В жилых домах Северной столицы запретят затхлые «наливайки», а заодно с ними — авторские бары и рюмочные небольшой площади. Рестораторы предрекают конец гастрономической культуре города, а депутаты обвиняют бизнесменов в популизме. Сами петербуржцы разделились на два лагеря.

Вспоминаем историю скандального законопроекта и рассказываем, какое будущее ждет заведения, продающие алкоголь по ночам.

Цеховый бунт 

Еще в апреле 2020 года Госдума приняла закон о «наливайках» в жилых домах. Под запрет попали питейные заведения с небольшой площадью, до 20 кв. метров. Новая норма позволила регионам ужесточить требования, чем и воспользовались в Петербурге.

Городской парламент 8 июля согласовал в третьем, окончательном чтении похожий законопроект. Декларируемые ценности остались теми же: хватит спаивать народ, разводить антисанитарию и шуметь по ночам. Изменилась только площадь баров и рюмочных: под запрет попали торговые залы менее 50 кв. метров.

Официально подсчеты таких заведений в Петербурге не велись, поэтому за дело взялись рестораторы. В обращении к парламенту они заявили о риске закрытия десятков точек общепита, например на улицах Жуковского и скандально известной Рубинштейна. Суммарные потери бюджета превысят 1,3 млрд рублей, считают эксперты.

На письмах Смольному протесты не закончились. Предпринимали тут же взялись за посты в соцсетях с хештегом «#мойбарненаливайка» — этакие пикеты с плакатами и требованиями к власти. Не обошлось и без интернет-петиций.

Барная столица

В начале июля на сайте change.org завирусилось обращение Александра Зарайского, который владеет баром в Петербурге. Хотя его заведение не попадает под новые ограничения, из цеховой солидарности он выступил в защиту коллег и потребовал отзыва законопроекта или корректировки.

В разговоре с корреспондентом «Росбалта» бизнесмен объяснил, что стоит разделять «настоящие» заведения общепита и недобросовестных предпринимателей, которые получили лицензию на продажу алкоголя в «наливайках» ради наживы.

«Если закрытие вторых я полностью поддерживаю, то первые и есть те самые представители малого бизнеса Петербурга, которые заработали ему славу барной и гастрономической столицы и привлекают сюда туристов и пассажиров „Сапсана“. В городе полно мест с площадью зала меньше 50 квадратных метров, и их уничтожение разрушит сложившуюся атмосферу, за которой к нам едут гости и которую любят сами горожане. Более того, чем меньше такое заведение, тем оно, как правило, интереснее и атмосфернее. И уж точно тем меньше проблем оно может создать кому-либо», — отметил Зарайский.

По его словам, общепиту и без подобных ограничений тяжело живется в городе. Ночные «наливайки» же все-таки стоит закрыть, «но делать это можно и в рамках существующих законов» и без привязки к площади зала, считает собеседник.

За неделю петиция набрала почти 20 тыс. подписей. Резонанс вышел за пределы барной тусовки и затронул интересы многих петербуржцев. 

Компромиссное решение?

На критику ответил автор законопроекта, депутат Заксобрания Денис Четырбок. По словам единоросса, «товарищи, конечно, взбудоражили общественность, но использовали для этого ложные посылки».

«Мы изучили документы рестораторов, которые заявили, что больше ста заведений закроется. Начали обзванивать, выясняется, что не все из списка попадают под запрет, потому что их территория больше 50 квадратных метров. Они подписали обращение только потому, что их попросили коллеги. Делать вывод об убытках городской казны, количестве людей, которые потеряют работу, неправильно. Информация недостоверна. 90—95% заведений продолжат работу», — уверен Четырбок.

Упомянул депутат и критику, что в основу законопроекта положили критерий площади торгового зала, без учета других факторов.

«Мы это делаем не по собственной воле. Так сформулировано федеральное законодательство, мы не можем идти ему вразрез как региональная власть. При этом люди оперируют таким термином, как авторские бары, что их нельзя закрывать, но критики немножко не осознают, что действующие законы не упоминают такого понятия. Самая грязная, контрафактная рюмочная, „наливайка“ тоже может назвать себя авторским баром», — уточнил парламентарий.

Поднятую шумиху он назвал хорошо спланированной акцией и поддержал корпоративную солидарность.

«Но все-таки призываю не раскачивать прежде всего молодежь и оперировать реальными фактами, а не нестись под знаменем фейковых и не соответствующих действительности лозунгов, например, что закон уничтожит все бары и рестораны Петербурга. Это, конечно же, не так», — отметил Четырбок.

Напомнил он и о жалобах петербуржцев, которые нередко выступают за полный запрет общепита в многоквартирных домах. Кстати, именно такой логики придерживаются жильцы скандальной Рубинштейна — главной ресторанной улицы Европы.

«Мы должны искать компромисс, учитывая мнение не только тех, кто любит бары, но и тех, кто любит спокойную жизнь и считает, что в жилых домах не должен продаваться алкоголь. Депутаты ведь могли полностью наложить запрет, такое полномочие у нас есть, но мы выбрали некую середину: ограничение на 50 метров и отсрочка на полгода, чтобы рестораторы подготовились», — заключил депутат.

После подписания закон вступит в силу с 2021 года.

Несвоевременный популизм

Идею запретить «наливайки» обсуждают в Петербурге уже полтора года. Как отмечает Четырбок, тогда рестораторы проявляли протест не слишком активно. Вероятно, сегодняшний резонанс стоит связать с пандемией коронавируса.

«Абсолютно несвоевременный и неуместный закон. Предприниматели и без того сейчас переживают очевидный кризис», — считает председатель совета НП «Союз малых предприятий Санкт-Петербурга» Владимир Меньшиков.

По его убеждению, идея депутатов в конечном итоге не достигнет заявленных целей.

«Мы все прекрасно знаем, что действующие ограничения, например, запрет продажи алкоголя в магазинах после 22 часов, работают далеко не везде. Спиртное доступно для тех, кто хочет его приобрести, и закон ничего не изменит, — отметил Меньшиков. — Все чаще мы видим, что те, кто стремится работать по правилам, оказывается в самых невыгодных условиях. В очередной раз создаются условия для того, чтобы процветал теневой, нелегальный рынок. Добросовестные предприниматели будут покидать бизнес и нести убытки, потому что те полгода, которые законодатель дает на подготовку, мало что изменят: не все заведения успели окупиться. Я вижу только негативные последствия и некий популизм, который никоим образом не поможет борьбе с ночной продажей алкоголя или с шумом. Нужно совершенствовать текущие механизмы, а не придумывать новые. Мы лечим палец тем, что отрубаем руку».

Собеседник добавил, что в конечном итоге «наливайки» никуда не денутся, равно как и жалобы жильцов. Более того, в город потянется контрафактный алкоголь. При этом честный бизнес с высоким качеством услуг заметно поредеет, заключил Меньшиков.

Никита Строгов


Читайте также Беглов пообещал исправить закон о «наливайках»

Жители самой «пьяной» улицы Петербурга разработали правила для кафе и баров

Петербуржцы удивлены готовностью посетителей кафе «есть в гадюшнике»