Пандемия оставит кадры за бортом

Эксперты уверены: во время затяжного кризиса выживут только лучшие и изворотливые, и снятие ограничений не повлияет на ситуацию.


© Коллаж ИА «Росбалт»

Пандемия уже разорила немало предприятий, и сотни тысяч людей остались без работы. Большинство ограничений уже сняты, однако эксперты считают, что надеяться на лучшие времена пока не приходится.

Что будет с рынком труда, кто останется за бортом и стоит ли винить в этом работодателей?

Закон кризисных джунглей 

По официальным данным, на учете в центре занятости стоят 2,8 млн россиян, и две трети из них зарегистрировались с 1 апреля, когда пандемия только набирала обороты. Только на один Петербург сегодня приходится 100 тыс. безработных, что в десять раз больше, чем за такой же период в прошлом году. Тем временем предприятия продолжают банкротиться, сфера услуг и вовсе пришла в негодность, а экономисты прогнозируют очередной виток кризиса осенью. 

Высвобождение рабочей силы наводит на мысль, что после пандемии рынок труда вздохнет свободно. Работодателю достаточно закрыть глаза и ткнуть пальцем в толпу — и вот он, первоклассный специалист, уволенный еще весной, а теперь готовый трудиться за двоих. Это мнение в корне неверно, считает директор рекрутингового агентства ARES Сергей Лопаткин.

«Вспомните последние кризисы: 2008-й год, 2015-й… Каждый раз на рынок выбрасывало огромное количество персонала, но в результате кадровый голод только усиливался», — отметил собеседник.

Дело в том, что, не имея возможности развиваться, бизнес пытается свести на нет убытки, и в первую очередь «в шредер» попадают кадры. Работодатели в таких случаях оставляют мультифункциональных специалистов, работающих за двоих-троих, а балластом целый штат держать не хотят — и главное, не могут себе позволить.

«Аренду никто не отменял, налоги тоже, плюс другие расходы. И поэтому бизнес экономит и предлагает низкие зарплаты. В некоторых сегментах они опустились на 30%. Люди же не понимают эту финансовую ситуацию и требуют выплат, которые были до пандемии, а то и выше. В связи с такой нестыковкой они не только не могут идти на работу, но и не хотят соглашаться на новые условия», — выразила мнение директор кадрового агентства «Алмаз-Персонал» Ирина Дарджания.

Однако тяжелые времена диктуют новые правила, и предприниматели прибегают к сомнительным схемам. Вместо трудовых договоров заключают подрядные соглашения, вместо официального трудоустройства обращаются к другим фирмам, которые формально выступают работодателями. Уволить или сократить зарплату становится проще. Это понимают и сами сотрудники.

Более того, после пандемии безработица будет только расти. Под раздачу пойдут не только кадры, «которые никому не нужны», но даже топ-менеджеры. 

«Раньше их было много в компаниях, но сегодня в них уже нет необходимости. Да и позволить себе их могут теперь не все. Средний работодатель не станет нанимать топ-специалиста. Никакому начальнику не нужен руководитель в подчинении», — рассказал Лопаткин.

По-видимому, усилится и реферальный рекрутинг. Формально, речь идет о рекомендациях, фактически — о кумовстве. В кризис проще довериться своему, распределить позиции между родственниками и друзьями. Это повышает уровень коррупции в компании, но логика ясна: для прежней порядочности не те времена.

«Петр Петрович по рекомендации окажется, может, и не суперпрофессионалом, а иногда даже наоборот, но он надежный. В случае перехода в другую компанию не сдаст своих, госорганам ничего не расскажет», — отметил эксперт.

Спасение утопающих

На долю немногих уволенных выпадет удача переждать кризис и вернуться в родные компании. В результате с рынка уйдут не только представители малого бизнеса, но и крупные игроки. Условно, автопром и гостиницы уже не будут чувствовать себя так уверенно, как прежде.

Все это ударит и по рядовому россиянину. Эксперты спорят, какие специалисты могут не переживать о собственном благополучии, однако фавориты очевидны.

«Конечно, сегодня рулят айтишники. Это давний тренд, но пандемия его подхлестнула. Они востребованы, зарабатывают хорошо. Компании стремятся оптимизировать процессы и перейти на цифру. Молодым людям я бы советовал выбирать именно эту сферу», — отметил Лопаткин.

Мнение собеседника подтверждает практика. Например, один из крупнейших торговых ритейлеров уже открывает магазины без кассиров. Компания переводит кадровиков, бухгалтеров и прочий традиционный персонал в регионы, попутно сокращает штат — роботизация дает плоды.

«Перспективны те работники, которые могут трудиться на удаленке. Компании оценили факт, что, отказавшись от офисных пространств, можно не платить за аренду. Понимаете, сколько здесь перспектив? Можно заодно „порезать“ оплату проезда, питания, бензина. Тренд на максимальное сокращение затрат усилится», — объяснил эксперт.

По прогнозам Дарджании, вырастет также спрос на врачей и соцработников. Сохранится привычка заказывать доставку, так что перспективны сотрудники курьерских служб. Работодатели будут искать и рабочих в низкоквалифицированной сфере, однако хорошие условия предложить не смогут.

«С сентября станут популярны некоторые профессии. Если обучающихся вновь переведут на дистанционку, то как родители будут совмещать это со своей работой? С детьми-то надо сидеть. Так что появится спрос на нянь и гувернанток», — отметила собеседница.

При этом остается классический запрос на профессионала, который умеет много, не меняет часто место работы и не переходит из сферы в сферу.

«В докризисные времена многие могли освоить другую специальность, но не теперь. Если работодатель ищет продажника, то такого, чтобы его не обучать, чтобы он сразу был незаурядный. Как следствие, мы видим, что такие единичные специалисты фактически растут в одной компании, там же они и остаются, а смена им не приходит», — рассказал Лопаткин.

Он посоветовал обратить внимание на дополнительное обучение и курсы. Без профессионального роста не обойтись: в кризис выживут только лучшие и изворотливые. Какие-то отрасли разорятся, а потому необходима переквалификация.

«Это все не пустые слова, когда говорят, что если развивается экономика, то растет и все остальное. Это правда. Коллапсирует бизнес — коллапсирует и рынок труда. На улицах оказывается много людей, но они не нужны работодателям. Безработица будет расти, и самое страшное - свободных мест не появится», — заключил Лопаткин.

Согласна с коллегой и Ирина Дарджания. По ее прогнозам, схлопнется 50% рынка, что создаст эффект домино и отразится на количестве вакантных мест. И нужно быть готовым, что в случае второй волны пандемии последствия могут быть еще плачевнее.

 

Никита Строгов


Читайте также Пандемия испортила планы выпускников петербургских вузов на трудоустройство

Рекрутеры рассказали о самых необычных вакансиях на петербургском рынке труда

Минпросвещения: «Дистационки» не будет