Наступит ли новый театральный сезон?

Из-за действий властей в условиях коронакризиса культурная столица рискует лишиться очень важной части своей жизни.


© Фотография с официального сайта театра "Алеко"

Пока петербуржцы понемногу приходят в себя после удушающей самоизоляции и заново привыкают к общественной жизни в офлайне, культурная сфера продолжает испытывать большие проблемы. В частности, в крайне тяжелом положении оказались негосударственные театры. Мало того что многие люди долгое время будут опасаться ходить на спектакли, так еще и власти усугубляют ситуацию.

Из-за распоряжения комитета по культуре от 21 июля материальной поддержки лишились Санкт-Петербургский городской театр, «Особняк», театр-post, Karlsson Haus, «Театро Ди Капуа», «Театр Поколений», театр АХЕ, «Театральная лаборатория Яны Туминой», «ЦЕХЪ театр», ТК «Открытое пространство», «Такой театр», «Этюд-театр», театр «ТРУ». Не имея налоговых и кредитных льгот, они не могут оплачивать аренду помещения, налоги и зарплаты.

В связи с этим представители театрального Петербурга составили коллективное обращение к губернатору Александру Беглову. Авторы послания отметили странности в распределении субсидий «на финансовое обеспечение (возмещение) затрат социально ориентированным некоммерческим организациям на проведение мероприятий в области культуры и искусства, в том числе на постановку и показ драматических спектаклей» и предложили пересмотреть итоги конкурсного отбора. Состав жюри также вызвал у них вопросы.

Под обращением подписались народные артисты Анна Алексахина и Игорь Волков, главный режиссер Александринского театра Николай Рощин, декан театроведческого факультета РГИСИ Евгения Тропп, заведующий кафедрой актерского искусства РГИСИ Вениамин Фильштинский. Пока сложно предсказать результаты их стараний, так как ситуация, спровоцированная ограничениями из-за коронавируса, во многом является беспрецедентной. А потому требует общественного обсуждения.

Конечно, некоторые сограждане, у которых само слово «независимый» вызывает отторжение, могут сказать: а с какой стати те, кто когда-то решил «выделиться» и «быть гордым», теперь жалуются на бедственное положение и просят о помощи? С точки зрения таких людей государству, во-первых, виднее, кому помогать; во-вторых, репертуар этих театров, вероятно, не так уж нужен зрителю, и они просто не прошли естественный отбор; а в-третьих, любая негосударственная культурная деятельность вообще может быть вредоносной для гражданского сознания — недостаточно «патриотичной» и «духовно-скрепной».

Опустим тот момент, что подобные «эксперты» вряд ли вообще знают, какие театры в Петербурге являются государственными, а какие — частными, и что в них показывают, так как для досуга таким людям скорее всего хватает торгово-развлекательных центров.

Так или иначе, обращение к городской администрации вовсе не выглядит бесцеремонным требованием денег. Театральные работники всего лишь хотят знать, на каком основании им было отказано в поддержке. При этом письмо выдержано в предельно корректном тоне — в отличие от сетований «звезд» шоу-бизнеса, которые в период карантина недоумевали, почему вместо них государство помогает пенсионерам.

Стоит обратить внимание и на другой вопрос — актуальность и нужность таких театров для народа, который, по идее, составляет основу того самого абстрактного «государства». Здесь мы также рискуем нарваться на скепсис тех, кто считает камерную культуру «междусобойчиком», в котором питерская богема наслаждается чувством своей необычности и нестандартности.

Однако на самом деле «малые» театры, порой не вписывающиеся в традиционные представления о высокой культуре и парадном досуге, играют огромную роль в просвещении, воспитании молодежи, сохранении памятников литературы, продвижении талантов, налаживании культурных связей между городами и странами. Многие из них участвовали в международных фестивалях и были отмечены высокими наградами — в частности, премиями «Золотая маска», «Золотой софит» и «Прорыв».

Кроме того, некоторые негосударственные театры размещаются в спальных районах, способствуя развитию там культурной микросреды. На севере города есть театр «Плоды Просвещения», созданный в рамках территории развития «Дивный город», на юге — театр «Алеко», отстроенный на месте заброшенного склада. В основном зарождение малых театров состоялось благодаря энтузиазму отдельных профессионалов, которые находили место и превращали его в нарядный и уютный уголок искусства. Не для «избранных» — для всех.

К счастью, в нынешней плачевной ситуации этот творческий порыв еще находит отклик и поддержку: одним театрам идут навстречу арендодатели, другим в меру сил и возможностей помогают преданные зрители, кто-то запускает креативные акции или находит меценатов…

Хочется верить, что администрация города также поймет важность и необходимость этих театров для Петербурга. Ведь времена меняются, равнодушие и невежество постепенно выходят из моды и все больше горожан стремятся смотреть не телевизор, а спектакли — детские, семейные, академические, андеграундные, да какие угодно.

И сейчас люди ждут открытия любимых площадок не меньше, чем до этого ждали открытия парков, кафе и салонов красоты. Ведь культура остается востребованной даже во времена самых страшных кризисов — именно это и отличает человека от животного.

Людмила Семенова


Читайте также Петербург готовится к открытию театров

Петербургский депутат рассказал, кого надо сократить вместо работников культуры

Депутаты: Сокращать работников культуры недопустимо и безнравственно