Петербург - все новости
2 октября 2020, 17:09
925

«Мы теряем дело жизни»: худрук театральной студии заявила об угрозе исчезновения подростково-молодежных клубов

© Фото ИА «Росбалт»

Подростково-молодежные клубы (ПМК) Петербурга находятся на грани исчезновения из-за бездействия чиновников, считает художественный руководитель театра-студии «Игрище» Валентина Мозолькова. Как она рассказала корреспонденту «Росбалта», дискриминационная политика началась еще раньше, однако пандемия усугубила ситуацию.

«Два года назад нам сообщили, что детей до 14 лет теперь нельзя обучать бесплатно, якобы для них есть другие учебные заведения, кружки в школах. Кризис начался еще тогда. Преподаватели стали уходить, хотя формально мы даже не педагоги, у нас нет педагогического стажа, мы так называемые руководители клубных формирований, этакий низший ранг чиновников с маленькими зарплатами и большими нагрузками. Кто-то ушел, многие перешли на совместительство. Остались энтузиасты, которые работают для души. Но мы смирились. Маленьких детей раскидали по знакомым коллективам, теперь взаимодействуем только с подростками», — отметила Мозолькова.

Как она добавила, пандемия только усугубила ситуацию. Так, начальство требует дополнительные документы от желающих учиться в театральной студии: заявление об отсутствии «контактных» по коронавирусу родственников, а также согласие посещать мероприятия молодежно-подростковой системы, рассказала собеседница.

«Зачем эта бумажная волокита? Зачем согласие? Теперь ходить на городские мероприятия входит в обязанности учеников. Нам наглядно показали, какие акценты расставляют власти: главное — посещаемость, отсчитать всех по головам, а не развитие, творчество. Это циничное заявление нас всех потрясло», — рассказала Валентина Мозолькова.

Несмотря на это, педагогам удалось собрать документы с желающих учиться в театральной студии, однако, по словам худрука, начальство ПМК бездействует.

«Целый месяц я хожу к ним, чтобы понять, что можно сделать, как нам открыться. Спустя две недели мне ответили вот что. Если раньше приходили подростки с родителями, мы заполняли документы, потом они доносили справки через неделю, мы потом отправляем все списки, то теперь наоборот. Сначала мы должны собрать дистанционно все документы, составить списки, приложить к ним свои документы, чтобы устроиться на работу — формально мы не вышли на нее после пандемии, — и только тогда, возможно, рассмотрев это все, нас откроют. Мы сразу поняли, что это оправдание, чтобы этого не произошло. Нет никаких инструкций. Пошла политика уклонения от ответов», — возмутилась собеседница.

По ее наблюдениям, похожая ситуация происходит и в других ПМК города.

«Мы не испытываем иллюзорной надежды, что если сделаем все, как просят, то они сделают все, как должно быть. И дело не в том, что мы теряем свою работу. Напротив, мы остаемся востребованными квалифицированными преподавателями. Мы теряем ребят. Мы теряем свой коллектив. Мы теряем дело своей жизни. Мы теряем молодежь, которую саму воспитали», — заключила Мозолькова.

Корреспондент «Росбалта» не дозвонился до пресс-службы комитета по молодежной политике. Редакция направила письменный запрос с просьбой разъяснить ситуацию.