Ленинградская область — многоэтажное многоквартирное село

Программа «сельской ипотеки» рискует обернуться социальным и транспортным коллапсом, а не к развитием деревни и АПК.


Любовь к деньгам и рейтингам в очередной раз грозит победить здравый смысл. © Фото ИА «Росбалт», Елена Ширская

В начале года в рамках «Программы развития сельских территорий» была запущена «сельская ипотека», позволяющая получить кредит на покупку жилья по льготной ставке в населенных пунктах, население которых не превышает 30 тыс. человек. В Ленинградской области максимальная сумма кредита составляет 5 млн рублей, разницу между льготной ставкой в размере 2,7% и рыночной компенсирует государство.

В первоначальном перечне населенных пунктов присутствовали практически все территории, граничащие с Петербургом. В первую очередь речь идет о бывших землях сельхозназначения. Старт реализации программы практически совпал с началом пандемии, введением режима самоизоляции и резким падением экономики. Тем не менее, по оценкам экспертов, спрос на квартиры по «сельской ипотеке» в Ленобласти в первый же месяц резко вырос вдвое, а спустя месяц с небольшим, сразу после исключения этих населенных пунктов из программы, так же резко упал.

Анализ спроса показал — ажиотаж наблюдался исключительно в так называемой петербургской агломерации с массовой застройкой. Вероятно, жители Северной столицы рванули за льготными квартирами на границе с городом, где все сельские поселения уже давно являются таковыми исключительно на бумаге.

Проанализировав ситуацию, руководство Ленобласти в апреле 2020 года обновило перечень территорий, где можно было получить «сельскую ипотеку». Из списка были исключены населенные пункты граничащие с городом и представляющие собой зону массовой застройки — Бугры, Янино, Новое Девяткино, Новоселье. Ограничение действия «сельской ипотеки» пятнадцатитикилометровой зоной от границ Санкт-Петербурга было вполне оправданным — бывшие сельские поселения уже давно представляют собой полноценные города: и по типу застройки, и по стремительно увеличивающейся численности населения.

Программа «сельская ипотека», задуманная для привлечения людей на село и развития АПК, по факту, месяц работала на банки и застройщиков недорогих многоквартирных домов на границе с Петербургом. Безусловно, частичная урбанизация сельских территорий рядом с мегаполисом — процесс естественный. Кроме того, очевидно, что массовая застройка границ Ленобласти и Петербурга разгрузила мегаполис — сомнительно, что город за короткий срок мог бы принять порядка 200 тыс. новых жителей.

Но есть нюансы. В первую очередь — отсутствие хоть каких-то признаков сельской жизни и следов агропромышленного комплекса. Более того, все вышеупомянутые населенные пункты (наравне с Мурино, не попавшим в программу, так как только официально там живет более 50.000 тыс. жителей) уже давно являются головной болью областного губернатора Александра Дрозденко. Именно там живет максимальное количество недовольных властью, именно там сконцентрированы нерешенные проблемы связанные с социальной и транспортной инфраструктурой и обманутыми дольщиками 47-го региона. При этом обладатели областной прописки, как правило, работают в Петербурге и там же платят налоги — но комфорта, дорог, школ, поликлиник, стадионов и детских садов ждут от администрации Ленобласти.

Казалось бы, на этом месте можно было бы поставить точку. Региональное правительство, вовремя осознав оплошность, вычеркнуло сущностно не отвечающие требованиям развития села населенные пункты. Но буквально на днях премьер-министр РФ Михаил Мишустин заявил о возможном продлении программы «сельской ипотеки» как показавшей себя успешной, востребованной и эффективной. Попутно возобновились и разговоры об очередных изменениях в ленобластном перечне.

Источник в банковских кругах сообщает, что в кулуарах активно обсуждают возврат в перечень всех территорий массовой застройки на границе с городом. Лоббисты упирают на приток в регион капитала по программе и существенный рост спроса на приграничные жилые комплексы. В принципе, Ленинградской области привычно попадать на первые места различных рейтингов, связанных с обеспечением жителей квадратными метрами — именно благодаря приграничной застройке. Откровенно говоря, отчитываться больше практически нечем, поскольку в «классической» Ленобласти, удаленной от Петербурга, массовое строительство практически не ведется.

В случае возвращения указанных населенных пунктов банки получат субсидирование процентной ставки и увеличат кредитные портфели, а правительство субъекта — возможность отрапортовать об оглушительном успехе программы «сельская ипотека». Остается вопрос, что получат настоящее село и его жители. Очевидно одно — реализация программы в таком виде никак не будет связана ни с развитием сельских территорий, ни с притоком людей в деревни, ни с возвращением в оборот земель сельхозназначения, что с таким трудом продвигается в последнее время.

Зато еще более активная, экстренная урбанизация границ города и области на порядок увеличит количество существующих проблем с дорогами, социальной инфраструктурой и рабочими местами. Причем решать их придется именно Ленобласти, а не в Петербургу, который расположен буквально через дорогу. Что возобладает, любовь к деньгам и рейтингам или здравый смысл, узнаем уже совсем скоро.

Дарья Истомина


Читайте также В Петербурге у полпредства президента собрались обманутые дольщики

«Мертворожденный район»: Варламов предложил снести Кудрово, пока не поздно

До конца года в Петербурге планируется достроить 20 проблемных домов