«Надзор есть, а настоящего диалога не хватает»: что думают учителя об отечественном образовании

Педагоги страдают от огромного количества ненужных отчетов.


«Ежедневной работе учителей мешает сложившееся недоверие». © Фото ИА «Росбалт»

Школьные педагоги во всем мире 5 октября празднуют свой профессиональный праздник. В День Учителя-2020 специалисты ООН напомнили о печальной мировой тенденции: повсюду наблюдается массовый отток учителей из профессии. Среди причин — сокращение бюджета сферы гособразования, неадекватные условия работы, выгорание и стресс.

Знакомы ли эти проблемы российским учителям? С какими сложностями они сталкиваются каждый день? Эти вопросы корреспондент «Росбалта» задал педагогам из Петербурга, Москвы и Волгограда.

Татьяна Щур, директор петербургской гимназии «Альма-Матер»:

«Ежедневной работе учителей мешает сложившееся недоверие. Чиновники сомневаются в их профессионализме, академики — в качестве экспертного мнения, родители не верят отметкам, которые получают их дети. Как следствие, проводится огромное количество контрольных мероприятий, которые в большинстве своем ничем не оправданы и отнимают у педагогов, детей и родителей важнейший ресурс — время.

Я уверена, что ни один учитель не будет действовать во вред детям. 99,9% педагогов заинтересованы в развитии каждого ученика. Но зачастую именно недоверие и тотальный надзор со стороны, препятствуют этому.

Надзор есть, а настоящего диалога с учителями не хватает, отсутствует широкое и честное обсуждение проблем. Формально дискуссии о школьном образовании ведутся, пример тому — Всероссийский педагогический совет и обсуждения на сайте министерства просвещения. Но все это не улучшает возможности педагогических практик — «страшно далеки они от народа». И потому большинство рядовых педагогов не хотят ввязываться в пустые околополитические дискуссии в сфере образования, высказывать свою точку зрения. Но важно, чтобы представители властей на всех уровнях больше опирались на мнение педагогов, налаживали диалог, слушали и слышали учителей».

Елена Мачеева, учитель русского языка и литературы (Волгоград):

«Российские учителя по-настоящему страдают от огромного количества ненужных отчетов. Например, на ведение портфеля классного руководителя я трачу месяц своей жизни. Он представляет собой анализ работы с классом, план воспитательной работы на год, сведения о том, кто председатель родительского комитета, чем заняты дети в свободное время после учебы… В течение года многое меняется, и мы постоянно должны добавлять новую информацию в бумажный вариант. Понятно, что документ нужен — но зачем его печатать, если можно загрузить в систему «Сетевой город» или держать на электронном носителе? Мы ведь живем в век информационных технологий!

Вторая проблема школьного образования — погоня за высокими показателями и бесконечные соревнования с другими учебными заведениями за статус лучшего. Кажется, что это неплохо, однако огромное количество детских и профессиональных конкурсов отнимают много времени, но не дают подняться на нужный уровень знаний и компетенций. Это касается больше районных мероприятий, которые обычно проходят под лозунгом: призовые места получили «свои» и — хорошо! Я стараюсь принимать участие в региональных и всероссийских мероприятиях, там результаты более честные.

Третья проблема — не все школы в регионах полноценно работают с Федеральными государственными образовательными стандартами, который требует системно-деятельного подхода к ученикам. Например, 10-11 классы должны учиться по специальному распределению по профилям обучения, но не все школы следуют этим правилам. Все из-за нехватки кабинетов и учителей».

Ирина Беляева, педагог, психолог (Петербург):

«Разрыв между миропониманием детей и педагогов в российских школах становится все заметнее. Дети живут в новом мире, им нужен игровой подход, у них другое отношение к иерархии, ценностям. Их видение мира и мышление кардинально отличаются от того, к чему привыкли люди другого поколения — учителя старше 35 лет. Этот разрыв нужно преодолевать, и старшие должны идти навстречу, ведь мир меняется. В противном случае никакой мотивации, вовлеченности в учебный процесс у детей не будет. Ученики просто перестанут слушать педагогов.

И не нужно расслабляться, полагая, что ценностные перевороты происходили и раньше, а конфликт отцов и детей — вечный. Необходимо перестраиваться, учиться решать эти задачи. Переходить на другой формат обучения, учитывать базовые технологические потребности молодого поколения. Только подумайте: в мире насчитали три миллиарда геймеров! Ребята сами разрабатывают онлайн-игры, а потом приходят в школу — и что они видят?

Вторая проблема — это назревающее социальное расслоение в школьном образовании. Люди, которые живут в Москве, Петербурге, в городах-миллионниках, имеют доступ к самым разным ресурсам — временным, финансовым, технологическим. Им доступно образование совершенно другого качества. И я не только о средней школе, но и об альтернативном обучении, и онлайн-образовании. Оно по стране очень разное, и это неравенство становится все заметнее. Школы на периферии сильно отстают, хотя все еще остаются социальным лифтом».

Артур Истомин, учитель (Москва):

«Проблемы у московских и региональных школ очень разные. На ту же бумажную работу в столице не жалуются, у нас все в «цифре». Я — представитель поколения учителей, которые никогда не вели обычный журнал, только электронный.

Но есть другие сложности, которые создают, например, родители. Их слишком близко подпустили к школе, они имеют огромное влияние на администрацию. Авторитет педагога стоит под угрозой из-за необразованности, некомпетентности и порой невежественности семьи, которая может настроить ребенка и родительский коллектив против учителя.

Современные мамы и папы могут позволить себе написать или позвонить учителю поздним вечером, стоять под дверью кабинета или уговорить ребенка записывать урок на диктофон. Они подчас даже мешают ребенку учиться, особенно когда во время дистанционного урока подсказывают ученику ответ так, что слышит весь класс. В этот момент учитель задает себе риторический вопрос: кто же получает образование, ребенок или родитель?

Видя в электронном дневнике «двойку», родитель на всех парах бежит в школу, чтобы доказать учителю, что тот не прав, и не умеет ставить оценки, хочет травмировать ребенка и гасит в нем желание учиться. Администрация школы часто заступается за учителя, но на сигналы родителей реагировать они обязаны. А чем больше жалоб на школу, тем хуже к ней отношение…»

Анжела Новосельцева

О том, что российские медики думают об отечественной системе здравоохранения, читайте в материале «Росбалта».


Читайте также Более 60 учебных групп СПбГУ перевели на дистанционное обучение

Студентов ЛЭТИ перевели на дистанционное обучение

Путин считает несерьезными разговоры о школьной дистанционке