«Любой мегаполис — это всегда отчасти Вавилон»

В будущем нас ждет эпоха постурбанизма, и многие люди будут стремиться уехать из больших городов, уверен художник Алексей Парыгин.


«Мир находится в постоянном броуновском движении». © Фото из личного архив Алексея Парыгина

В Новом выставочном зале Музея городской скульптуры в Петербурге открывается выставка «Город как субъективность». Главный экспонат — книга художника, каждая страница в которой представляет собой творческое высказывание автора на городскую тему. В проекте приняли участие 35 мастеров разных поколений и школ. Город-лабиринт, город-иллюзия, город-воспоминание — проект представляет собой калейдоскоп различных точек зрения на привычный мегаполис.

О том, что такое «книга художника» и в чем сложность взаимоотношений горожан со своим жизненным пространством, корреспондент «Росбалта» спросил у куратора выставки, петербургского художника Алексея Парыгина

— Алексей Борисович, расскажите о выставке. Почему выбрали такую тему?

— Замысел сделать подобный проект в формате книги художника появился у меня примерно два года назад. Изначально я решил, что будет 35 художников, каждый из которых создаст одну авторскую работу. Тема — город. Но город не как беглая пейзажная зарисовка с натуры, а как личная среда. Каждый сформулировал индивидуальный пластический образ жизненного пространства, нашел акценты, подобрал свои знаки, слова, пробелы и символы.

Проблема взаимозависимости личности и города как никогда актуальна. Если в начале XX века большинство людей стремилось за лучшей жизнью в крупные города, то сейчас мы наблюдаем обратную тенденцию — осознанное желание покинуть мегаполисы, уйти и раствориться в природе. Грядет эпоха постурбанизма.

А любой мегаполис — это всегда отчасти Вавилон. Мир находится в постоянном броуновском движении. Все перемешано, постоянно разрушается, затем собирается и вновь разрушается, чтобы сложиться в новую комбинацию. Большой город сочетает в своем чреве самые разные движения и тенденции, старое и новое, нации, гендеры и религии. Диалог и конфликт одновременно. Единство, построенное на дополнении и контрасте,достигнутое благодаря различиям.

— А что такое «книга художника»? Это особый жанр искусства?

— Для начала, нужно разобраться, чем для большинства людей сегодня является книга. Для современного человека, не имеющего отношения к искусству, это только носитель вербальной информации. Ее главная задача — быть матрицей, носителем. Даже если есть иллюстрации, они вторичны, дополнительны, и без них книга не теряет заложенный в тексте смысл.

Но стоит вспомнить, что на протяжении истории человечества существовали самые различные книжные формы и способы передачи информации, как вербальной, так и визуальной. Свитки, глиняные таблички, папирусы, берестяные грамоты, надписи на каменных плитах. Каждый исторический формат имел свой уникальный язык и способ фиксации, жил в материале. Так и при создании книги художника возможно использовать абсолютно любые материалы и языковую кодировку. Книга уже не столько носитель конкретной информации, сколько цельный образ — визуальный, даже тактильный.

— Это новый жанр или не совсем?

— Этот вид искусства сформировался во Франции в конце ХIХ — начале XX века и обозначается термином «Livre d’artiste», что в дословном переводе означает — «книга художника». Знаменитый издатель Амбруаз Воллар, используя книжную форму в соединении с графическими работами известных художников, своих современников, создал новую синтетическую форму искусства. К сотрудничеству он приглашал наиболее заметных мастеров, живших и творивших в те годы в Париже: Анри Матисса, Пабло Пикассо, Фернана Леже, Марка Шагала, Андре Дерена и других.

Книга художника — не продукт массовой культуры, но всегда уникальное и сложно построенное произведение искусства. Подобные издания делаются небольшим лимитированным тиражом. Типичные для книг художника тиражи находятся в пределах 10—200 подписанных авторами экземпляров. Они ориентированы, прежде всего, на коллекционеров и художественные музеи, дороги в изготовлении и в производстве.

В то же время книга художника отсылает нас к истокам книжного искусства — допустим в XII—ХIV века, когда манускрипты были рукописными, страницы переписывались и иллюминировались, а затем переплетались вручную. Удешевление производства книг, их упрощение и стандартизация, увеличение тиражей, связанное с развитием полиграфической промышленности XIX—ХХ века — все это привело к утрате индивидуальности книги.

— По каким критериям вы отбирали художников для проекта «Город»?

— Все художники — это представители разных графических школ и поколений. Больше всего авторов из Санкт-Петербурга и Москвы, по одному — из Нижнего Новгорода и Казани. Среди авторов есть те, кому немного за сорок лет. Из представителей старшего поколения в проекте приняли участие петербургские художники Валерий Мишин, Анатолий Васильев, начавшие свою творческую деятельность еще в 1960-е годы.

Как я подбирал авторов? Первый критерий — художник должен быть мне интересен своим пластическим языком, характером высказывания, цельностью своего мира. Второй — один мастер должен дополнять другого на контрасте, а не на подобии, использовать несколько иные стилистические ходы, приемы и технику работы. Дополнительность, отчасти, была программной задачей.

Все авторы профессионально занимаются искусством и используют различные материалы и технологии в своем творчестве. Андрей Чежин, например, занимается аналоговой фотографией, при этом работает и с объемами. Из скульпторов в проекте участвуют Александр Позин и Марина Спивак, обычно они работают с камнем, металлом и деревом.

- В техническом плане создание книги художника — это сложно?

— Изначально я обозначил несколько технических условий: единый для всех формат бумаги 42×60 см, использование цвета и вариативность в исполнении отдельных экземпляров. Каждая композиция — это целостное высказывание, в котором визуальный ряд сопряжен с вербальным — текстом, словом, буквой. Работа с цветом, ручная печать и авторская доработка каждого листа. Из печатных техник использовались литография, офорт, гравюра на фанере, шелкография, линогравюра, трафарет, ручной набор, ручная фотопечать. Одна из задач проекта — представить все разнообразие техник авторской печатной графики. Конечная цель — создать полифонически звучащий цельный образ.

Всего мы решили сделать 58 экземпляров портфолио, и с каждым листом в тираже художники работали отдельно, вручную. Авторский экземпляр книги получит каждый автор, часть экземпляров останется у меня, часть попадет в крупные музеи — Русский, Пушкинский, Эрмитаж. Часть останется у моего компаньона — издателя Тимофея Маркова.

— Город как настольная игра, как комикс, как пиктограмма… У вас есть любимая страница в книге?

— Главное, что все элементы издания сложились в единый организм. Мне интересно то, как получились композиции большинства авторов, например: Владимира Качальского и Валерия Мишина, Валерия Корчагина и Виктора Ремишевского, Марины Спивак и Эллы Цыпляковой.

— Ваша композиция в книге представлена как пиктограмма. Что это означает?

— В работе я использовал комбинированную технику — аэрозольная краска в качестве фона, трехцветная шелкография и ручная подкраска карандашом. Знак города сложился как геометрическая, почти абстрактная композиция с напечатанным поверху текстом из пиктограмм. Получилось почти случайно — в процессе подбора гарнитуру шрифта задуманного текста, я автоматически конвертировал его в пиктограммы. И мне показалось, что такое решение — кодировка скрытой идеи — может быть уместным и точным.

— А что увидят гости на выставке? Полистать книгу получится?

— Экспозиция смонтирована в двух залах общей площадью 150 метров. Представлено само издание и отдельно каждый лист, разворот книги. Также экспозиция включает в себя скульптурные работы участников проекта — Виктора Ремишевского, Дмитрия Каварги, Марины Спивак, Александра Позина, Владимира Качальского, Игоря Иванова, Григория Кацнельсона и мои.

Беседовала Анжела Новосельцева

«Росбалт» представляет проект «Новые передвижники», знакомящий петербуржцев с ключевыми событиями и именами в художественной жизни культурной столицы.

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.


Читайте также Эрмитаж объявил бесплатный вход 8 декабря

Дело идет к битве за Армению

А теперь Казахстан?