Тесты на COVID — для избранных?

Россияне все чаще вынуждены бороться не столько с коронавирусом, сколько с медицинской бюрократией. Некоторые решают и вовсе не связываться с врачами.


Пациентам с признаками ОРВИ все чаще предлагают сдавать тесты за свой счет. © СС0 Public Domain

Вторая волна пандемии прокатилась по стране, обнажив горькую правду — за месяцы передышки российская система здравоохранения не успела подготовиться к следующей атаке COVID-19. Среди последствий — полная неразбериха с тестами на коронавирус, которые по ОМС почему-то делают все реже.

Почему врача поликлиники нужно уговаривать взять мазок на инфекцию? Хватает ли места пробиркам в городских лабораториях? Достаточно ли «рук», чтобы исследовать взятый биоматериал? В ситуации с тестированием в Петербурге и регионах разбирался корреспондент «Росбалта».

«Ковид или нет — определяют на глазок»

У петербурженки Екатерины Васильевны супруг подхватил какую-то инфекцию, симптомы напоминали коронавирус. Высокая температура, сильный кашель — на дом вызвали врача. На вызов пришла доктор из городской поликлиники в Невском районе.

«Сделать КТ она не предложила, вероятно, видела кашель и посильнее, — рассказывает Екатерина Васильевна. — Тест на коронавирус тоже делать не стала, хотя муж старше 60 лет и входит в группу риска. При этом отвергать версию с коронавирусом она не стала. Говорит: хотите, сделайте платный.

Сразу после ее ухода женщина позвонила в поликлинику, чтобы понять, по какой причине мужу не сделали тест.

«Мне заявили, что анализ берется только по решению врача и, видимо, у мужа ОРВИ. Видимо? То есть врач определила, ковид или нет, «на глазок»? — задается вопросом Екатерина Васильевна. Супруги начали звонить в платные поликлиники, однако ни одна из них не принимала анализы на коронавирус у пациентов с температурой и признаками ОРВИ.

«То есть „приходите, как полегчает или когда вообще выздоровеете“. Это же абсурд!» — возмущается петербурженка.

«Золотые» тесты

Если супруги все же решатся сделать тест за свой счет, им придется раскошелиться — в этом убедился корреспондент «Росбалта», промониторив цены на сайтах петербургских платных поликлиник.

Так, в коммерческих лабораториях предлагают несколько видов анализов. Обычный тест в поликлинике стоит порядка 2500 рублей, за экспресс-вариант, который делается за сутки, просят до 4500. Есть экзотические варианты. Например, бесконтактный анализ (когда пациенту привозят домой необходимый инструмент для взятия самостоятельного мазка, а потом забирают биоматериал за порогом двери) — такой обойдется в 1900 рублей. Сдать тест можно даже из автомобиля, а дороже всего обойдется анализ на дому с осмотром врача — до 7000-8500 рублей.

Здесь стоит помнить о том, что анализов одному человеку потребуется несколько, как минимум — три. В частности, два отрицательных теста необходимы, чтобы закрыть больничный.

«Муж не может выйти на работу из-за закрытой лаборатории»

В Петербург мы еще вернемся, а пока — к регионам, где ситуация с тестами еще более странная. Жалобы на нежелание врачей брать бесплатные мазки на коронавирус поступают со всех уголков страны: с Урала, Кузбасса, юга России.

Так, жители Волгограда не смогли получить отрицательные мазки на COVID-19 и выйти на работу из-за того, что лаборатории в городе приостановили забор биоматериала. О проблеме корреспонденту «Росбалта» сообщили родители троих детей.

«Муж заболел 14 сентября, позже заразилась я и дети. У нас два ребенка, которые еще не ходят в детский сад, а старшая дочка учится в шестом классе. Все это время мы лечились на дому, тяжелее всех коронавирус переносил муж. 13 октября нам с супругом и старшей дочкой должны были прийти отрицательные мазки, однако в городской поликлинике № 3 заявили, что лаборатория приостановила работу и наши биоматериалы утилизировали», — рассказала жительница Волгограда Елена.

Без двух отрицательных мазков, каждый из которых делается неделю, невозможно закрыть больничный и выйти на работу. Старшая дочка уже полтора месяца не посещает школу — без справки на основании отрицательных анализов ее не пускают на уроки.

«Я разговаривала с заместителем главврача поликлиники, она предложила мне с мужем обратиться в частное медучреждение», — рассказала Елена. После обзвона платных поликлиник семья выяснила, что ближайшее возможное время сдачи мазка — 28–29 октября. Это означает, что еще около двух недель всем придется сидеть дома, несмотря на отличное самочувствие. В совокупности же — на то, чтобы закрыть мужу больничный, а дочери сделать справку в школу, по подсчетам семьи, должно уйти порядка 20 тысяч рублей.

Лаборатории перегружены?

В чем же дело — тест-систем и специалистов в лабораториях не хватает? Все же ежедневный прирост заболевших коронавирусом в России уже превысил 17 тысяч человек…

Что касается Волгограда, в поликлиниках действительно сообщали о приостановке приема анализов на COVID-19 из-за «перегрузки лабораторий». Позже зампредседателя регионального комитета здравоохранения заявил, что прием анализов был приостановлен потому, что не было места для хранения проб.

А вот с Петербургом, где, по последним данным, за сутки делается 32 тысячи тестов в 46 лабораториях, ситуация кажется не такой очевидной. Неужели они тоже перегружены, раз врачи не берут анализы даже у пациентов из группы риска?

«Нагрузка на лаборатории резко выросла, — рассказали корреспонденту „Росбалта“ в петербургском комздраве. — Мощности их не безграничны, но объемы проведенных тестов с мая уже выросли вдвое. Комитет предпринимает меры, чтобы увеличить лабораторную мощность — в ближайшее время будет закуплено новое дорогостоящее оборудование».

В то же время начальник отдела по организации амбулаторной помощи взрослому населению комздрава Лариса Соловьева в интервью в «Петербургском дневнике» заявила, что никаких квот на количество тестов в поликлиниках нет, однако мощность лабораторий может быть ограничена по количеству анализаторов и штату сотрудников. По ее словам «невозможно выполнить больше тестов, чем обусловлено этими техническими параметрами».

Экс—глава Боткинской больницы в Петербурге Алексей Яковлев соглашается с ней, отмечая, что наплыв пациентов осенью огромный, а приборы, в которых происходит сложная ПЦР-реакция, не могут работать непрерывно.

«Количество тест-систем, которые производятся в России, также ограничено, отсюда и проблемы. Ведь на каждого пациента нужно минимум три теста. Огромное значение, конечно, имеет вопрос диагностики и выписки. Что касается последнего, на мой взгляд, нормативы должны измениться: на работу нужно пускать без двух отрицательных мазков, а по истечению определенного времени. Мы же после гриппа без всяких мазков выписываемся», — подчеркнул врач, отметив, что это снизит нагрузку на лаборатории.

Кому обязаны сделать тест на коронавирус?

На этот счет существуют четкие методические рекомендации Роспотребнадзора «Эпидемиология и профилактика COVID-19» от 30.04.2020 и главного санврача РФ. В соответствии с ними в каждом регионе сформирован алгоритм по работе с инфицированными.

Так, согласно распоряжению петербургского комздрава № 231-р, анализы в обязательном порядке делают пациентам инфекционных стационаров. Проверяют на вирус людей с ОРВИ, проживающих в закрытых коллективах (детдомах, интернатах, пансионатах для пожилых), а также организованные коллективы детей открытого типа при возникновении трех и более случаев заболеваний (в школе, детском саду).

Кроме того, мазки на коронавирус берут у людей, прибывших из-за рубежа с наличием симптомов ОРВИ. Протестируют людей с внебольничной пневмонией и тех, кого направили на госпитализацию или же она им предстоит (включая беременных). Проверяют на инфекцию людей, контактировавших с больным — если есть симптомы, тест берут сразу, если нет — на 8-10 день. Тестируют людей старше 65 лет при наличии респираторных симптомов и медработников.

Тесты также делают младенцам, рожденным от матерей с коронавирусом, новорожденным при поступлении в детский стационар из дома и беспризорным детям при поступлении в больницу. К слову, в документе присутствует и более широкая формулировка: тесты делают и «иным лицам с признаками ОРВИ».

«В случае наличия признаков ОРВИ всегда берется тест, — объяснили в петербургском комздраве. — Но врач оценивает еще и клинические признаки. Если, например у человека гайморит или ангина, в тесте могут отказать. Однако если при ОРВИ не берут анализ, необходимо жаловаться главврачу поликлиники, а потом в райздрав, так как поликлиники подведомственны районным администрациям».

Еще один вариант — позвонить на единую горячую линию по коронавирусу 8-800-2000-112 или на горячую линию в вашем регионе. Также можно обратиться к своему страховому представителю по ОМС.

В тени официальной статистики

Так или иначе, историй о том, как человек борется не столько с коронавирусом, сколько с медицинской бюрократией, становится все больше. И здесь важны две стороны вопроса. Во-первых, всякую репрезентативность теряет официальная ковидная статистика, а значит — нет и понимания объективной эпидемиологической ситуации в стране. Мало того, что существует огромное количество бессимптомников, которые могут заражать людей вокруг, сами о том не подозревая. Теперь к ним добавляются пациенты с выраженной симптоматикой, которых не желают тестировать.

«Но это не столько проблема статистики, сколько распространения вируса, — уверен эпидемиолог Антон Барчук. — Тестирование крайне важно, если вы планируете отслеживать контакты и прерывать цепочки инфицирования. Если такой задачи нет, принципиально не само тестирование, а изоляция всех людей даже с минимальными симптомами до момента их полного разрешения. Они не должны ни с кем контактировать, так как какие-либо меры не в состоянии остановить распространение инфекции, если люди с симптомами будут продолжать ходить на работу. В маске или без, с результатом теста или без него. В любом случае нужно ждать исчезновения симптомов и не контактировать с другими людьми».

И вторая сторона вопроса — люди, которые со всех сторон слышат о бюрократических сложностях с тестированием, диагностикой и лечением, все чаще предпочитают не связываться с врачами, отлежаться дома и лечиться самостоятельно. И тогда на пару десятков человек, у которых это получится, всегда найдется один — которого не успеют довезти до реанимации.

Анжела Новосельцева


Читайте также Встреча на равных

«Люди стали быстрее умирать от COVID-19»: медики узнали об особенности второй волны

Рубль в ходе торгов сдает позиции к доллару и евро