«Когда все стихнет, зрителей придет еще больше»

Опера — такое искусство, от которого получаешь удовольствие, лишь придя в зал, считает вице-президент премии «Онегин» Владимир Тюльпанов.


Оперные постановки привлекают все больше молодых людей. © Фото из личного архива Владимира Тюльпанова

В Петербурге пройдет юбилейная Национальная оперная премия «Онегин». Жюри объявит победителей 13 ноября в Михайловском театре, а за несколько дней до этого, 9 ноября, в Филармонии им. Шостаковича планируется гала-концерт «Мировые звезды российской оперы». Перед зрителями выступят звезды отечественной и мировой сцены.

Об истории награды, нынешнем состоянии оперного искусства в России, роли пандемии и прогнозах на будущее рассказал солист Мариинского театра, учредитель, вице-президент Национальной оперной премии «Онегин» Владимир Тюльпанов.

— Владимир, считается, что опера — это искусство для узкой аудитории. Вы согласны?

— Конечно, человек должен быть подготовлен, желательно с детства слушать классическую музыку.

— И, видимо, из-за такого «ценза» опера находится в кризисе…

— Знаете, сейчас ставят столько интересных новых и классических постановок, организуют концерты на открытом воздухе, нередки какие-то режиссерские находки, что молодежь волей-неволей тянется к этому виду искусства. Посмотрите, даже рок-звезды стали выступать с оперными певцами. Не думаю, что мы находимся в кризисном состоянии.

— То есть аудитория, напротив, расширяется?

— Да, я бы сказал, оперное искусство возрождается.

— Тогда выглядит закономерным, что появилась оперная премия «Онегин». Насколько я понимаю, до 2016 года специализированных наград не существовало?

— Был и есть, например, «Золотой софит», где номинировали оперных певцов, в основном звезд мировой величины. А наша премия, скажем так, домашняя, хотя и с мировым значением.

— Это как?

— Мы, простые люди, знаем о музыкантах немного. На слуху одни и те же имена: Анна Нетребко, Ильдар Абдразаков, Юсиф Эйвазов… Но ведь в России громадное число театров, и там работают замечательные певцы, выступающие здесь и за границей. Мировое оперное сообщество, Петербург, Москва должны понимать, какие классные исполнители в регионах. Так, учреждения в Новосибирске, Красноярске вышли на высочайший уровень за последние годы. Вот мы и учредили сугубо оперную премию «Онегин», чтобы люди узнали героев.

— А все-таки для кого эта награда: профессионалов или зрителей?

— И тех, и других. Профессиональной тусовке интересно посмотреть на это со стороны и поучаствовать лично. Молодые певцы из регионов получают неимоверное удовольствие, выступая на одной сцене с мировыми звездами в Михайловском театре в Петербурге. С другой стороны, обычного зрителя, который любит оперу и приходит в зал, ожидает фантастическое зрелище. На одной сцене собираются обладатели суперголосов из России и других стран. Так сказать, квинтэссенция!

— В 2020 году «Онегин» празднует юбилей. Пять лет оперная премия наверняка менялась и развивалась. Владимир, вы помните, какой она была тогда, в начале, и чем стала в итоге, на ваш взгляд?

— На первую премию немногие откликнулись. Люди из театров настороженно смотрели на нашу инициативу. На второй год мы получили в два раза больше заявок. И далее по восходящей. Стали приезжать мировые звезды: Инва Мула, Чарльз Кастроново, Анжела Георгиу, Владимир Атлантов…

Теперь проводим мастер-классы. Для нашей гостей, молодых ребят из регионов, организуем бесплатные занятия со звездами: Руджеро Раймонди, Ольгой Бородиной… Конечно, мы гордимся премией, потому что она развивается.

— И номинации, наверное, разрослись?

— Да, в том числе внеконкурсные. Теперь даем премию, например, дирижерам. Планируем в будущем награждать режиссеров. Понимаете, помимо певцов есть другие ценные сотрудники. Как говорится, театр начинается с вешалки. Мы заходим в гримерку, нас гримируют и наряжают в костюм. Эти люди нередко годами работают в учреждениях. И вот их имена мы хотим осветить для широкой публики, потому что они тоже важная часть оперного искусства.

— Последний год выдался тяжелым. Как пандемия отразилась на сообществе, которое вы представляете?

— Нелегко. Многие театры закрылись, где-то работали в сокращенном режиме. Мариинка сейчас, слава богу, на плаву, идут спектакли. Все певцы счастливы, потому что без работы нам нельзя. И это не столько про деньги. Исполнитель, как спортсмен, не должен терять форму, без театра он не проживет. Надеюсь, что дальнейшего закрытия учреждений не будет.

— В самой премии тоже что-то изменилось на фоне коронавируса?

— В этом году театры подали рекордное количество заявок, мы не ожидали такого в пандемию. Парадоксально, правда? В целом же изменения затронули, например, номинации. Собираемся наградить лучший онлайн-проект: представлены Петербург, Москва, Новосибирск. Эта награда появилась как раз «благодаря» карантину и пандемии. Исполнители с интересом поучаствовали в этой онлайн-истории.

— По вашему мнению, есть хоть какое-то будущее, как вы выразились, у «онлайн-истории»? Может быть, все-таки временное явление…

— Мы сначала тоже думали, что это не навсегда. Начали делать, вошли во вкус, и получился настоящий оперный продукт. Посмотрите, например, на петербургский проект «Пир во время чумы». Певцы поют из разных точек мира: от Испании до Сибири. Это настолько увлекательно! Уверен, «онлайн» останется и после карантина.

— В каком формате, кстати, пройдет премия в этом году?

— Мы очень надеемся, что оффлайн. И обязательно выполним все требования Роспотребнадзора. Без поддержки комитета по культуре Петербурга ничего бы не получилось.

— Какие-то мероприятия перед церемонией награждения планируются?

— Собираемся провести круглые столы с участием директоров всех крупных театров регионов. Обсудим насущные проблемы, как работать в пандемию, взаимодействовать певцам между собой, что будет после выхода из карантина.

Планируем мастер-классы. К нам обещает приехать один из выдающихся теноров. Ждем согласования. А уже 13 ноября состоится сама церемония награждения. Выступят звезды мировой оперы.

— Говорят, коронавирусная эпоха добивает многое, что нам привычно. Условно, в месяцы затишья вируса зрители не особо спешили вернуться в кинотеатры, касса получилась невысокая. В результате это может отразиться на киноиндустрии, которая, впрочем, вполне органично существует в онлайне, на стриминг-сервисах. А что с театрами и оперой? Как думаете, вернутся ли зрители на постановки, как это было до пандемии?

— Как солист Мариинки могу ответить, руководствуясь собственным опытом. Недавно пел на спектакле «Любовь к трем апельсинам» Сергея Прокофьева. Поверьте, если бы не было ограничений, шахматного порядка в зале, масок, был бы полный зал. Такое же впечатление у меня сложилось по итогам замечательного концерта памяти Анатолия Киселева, профессора вокала в петербургской консерватории. Кстати, это наш первый опыт, в следующие годы в рамках премии планируем организовать и другие мероприятия, где будем вспоминать великих учителей академического пения.

— Получается, надежды есть?

— На мой взгляд, опера — это такое искусство, от которого получаешь стопроцентное удовольствие, лишь придя в зал и слушая исполнителей вживую. Акустическое наслаждение не передать через экран. Да, сегодня действуют ограничения, которые пугают народ, люди тревожатся. Но я уверен, что, когда все стихнет, зрителей придет еще больше.

Беседовал Никита Строгов


Читайте также «Ну и цены!»: петербуржцы возмутились стоимостью билетов в Мариинку

В Петербурге прошел «оперный баттл» Большого и Мариинского театров

На V церемонии «Онегин» прозвучит «голос золотого века»