Помпадурщина по-петербургски: новогодние запреты разорят театры?

Очередные ограничения рассорили культурные учреждения Северной столицы с властью и друг с другом.


Причина разногласий петербургских властей и общества — отсутствие диалога. © Коллаж ИА «Росбалт»

В последние дни Петербург громко звучит в федеральных новостях. Рестораторы развернули борьбу против Смольного, организовали карту сопротивления — и это на фоне новых ограничений против коронавируса. За бизнесовой шумихой тихими остались голоса театралов, которых запреты могут окончательно разорить.

Детские постановки фактически свернулись, в новогодние же праздники зрительные залы будут пустовать. Льготы и субсидии пока не превидятся. Открыто с критикой выступили немногие, разве что частники — им и так нечего терять.

Новогодний подарок

«Помогите сохранить нашему городу звание туристической столицы России» — с таким обращением к Смольному выступили рестораторы и отельеры Петербурга. Бизнесмены вспомнили последние меры, которые ввела администрация в городе: от запрета на работу кафе и баров в новогодние праздники до очередных ограничений в театрах. Туристы начали массово сдавать билеты в Северную столицу.

Учреждениям культуры осенью и зимой пришлось несладко. Еще в сентябре казалось, что зрители вернутся на спектакли, а разнообразие репертуара наводило на оптимистические мысли о прежних доковидных временах.

Но коронавирус вновь набрал обороты, и закономерно последовали очередные запреты: в начале ноября максимальную заполняемость залов ограничили 50%, шахматная рассадка обязательно. Любители постановок ощутили легкую грусть, не более — основной удар все-таки пришелся на сами учреждения, утратившие доходы.

«Мне кажется, театры — далеко не главные рассадники инфекций. Открыты торговые центры, функционирует общественный транспорт, заполнены поезда, летают самолеты. Есть распоряжение губернатора по поводу сокращения зрительских мест в зале — мы его выполняем, — рассказывал в конце ноября директор — художественный руководитель „Приюта комедианта“ Виктор Минков. — Раз уж в Петербурге вводят такие строгие меры, то мы бы не отказались от дополнительной помощи в плане недополученных доходов от продажи билетов».

Вместо этого последовал очередной антиковидный «подарок» от Смольного. Детям до 16 лет запретили посещать постановки. Залы позволили заполнять только на четверть мест, причем прежде купленные билеты не действуют. Отменены спектакли на новогодние праздники: с 30 декабря по 10 января.

«Бомонд» и «быдло»

Ограничения оказались избирательными — во всяком случае к такому выводу пришли представители культурного сообщества Петербурга. Так, Михайловский театр на момент публикации материала допускает продажу билетов на новогодние праздники. В учреждении не смогли объяснить, подпадает ли оно под запреты Смольного.

«Лучше спросить у тех, кто придумал эти ограничения, на кого они распространяются. Я могу только сказать, мы не комментируем пока эту ситуацию, и я думаю, что мало кто это прокомментирует», — отметили пресс-службе.

Депутат Заксобрания Петербурга Максим Резник назвал это типичным проявлением российской политики: «для народа» и «для элитки».

«Обратите внимание на ценники билетов! Бомонд, который требует от быдла, чтобы то ходило в масках, а само с веерами под вискарем. Помпадурщина, после нас хоть потоп!» — заявил парламентарий.

В поле зрения критиков попали также Мариинский и Александринский театры, однако их сайты в итоге скрыли постановки на «спорные даты». Как раз в то время Смольный призвал скорректировать репертуарный план.

«Мы вам не маршрутка»

И все же больше других пострадали негосударственные театры — всего в Петербурге их около шестидесяти. Обделенные вниманием Смольного, независимые площадки и до пандемии не слишком купались в золоте. Весной 2020 года ситуация усугубилась: зрители ушли, а с ними и доход от продажи билетов. Летние же субсидии обошли учреждения стороной: администрация тогда поставила в приоритет государственные театры.

Зимние ковидные запреты переполнили терпение частников: последовало публичное обращение на имя губернатора Александра Беглова. Подписи поставили представители тридцати негосударственных учреждений.

Авторы инициативы напомнили, что ограничение посещаемости до 25%— это в среднем двадцать зрительских мест: все равно что общественный транспорт, но безопаснее, с шахматной рассадкой.

«В отличие от поездки в маршрутном такси, визит в театр люди планируют заранее, принимая осознанное решение и приобретая билеты предварительно. Поэтому запреты на показ спектаклей для детей с 4 декабря и всех спектаклей в период новогодних праздников стали для нас неожиданностью», — отметили авторы обращения.

Среди прочих упоминается Санкт-Петербургский театр пластики рук. Из-за пандемии у артистов сорвались гастроли по Китаю — значимый источник доходов по многолетнему контракту. Искать помощи остается у городской администрации.

«Мы подписали обращение, потому что удар пандемии пришелся в самое сердце, нам сложнее всего, очень сильно переживаем. Хотя в тех реалиях, в которых все существуют, вряд ли стоит ожидать поддержки, — рассказала директор Виктория Шепель. — В любом случае инициатива замечательная, мы просто напоминаем о себе, потому что до сих помощь оказывали большим театрам, а не малым коллективам. Ощущается, конечно, некоторая несправедливость».

Подписанты напомнили, что запрет «вход только 16+» фактически закрыл многие учреждения, которые ставили спектакли исключительно для детей. При этом Смольный так и не предоставил льгот по коммуналке, аренде, налогам и других мер поддержки.

«Планируется ли практика более продуманного подхода к вопросам ограничений, адресованных учреждениям культуры?» — подытожили частники.

Погребенная индустрия

Избирательный подход Смольного наметился не только по отношению к театральному сообществу. Как-то так получилось, что кинозалам, например, позволили работать в новогодние праздники и даже предоставлять в аренду помещения. Хорошая альтернатива, пока бары, кафе и рестораны под запретом.

Как так получилось? Такой вопрос корреспондент «Росбалта» задал городскому управлению Роспотребнадзора и комитету культуры. К моменту публикации ответов так и не поступило.

По мнению главы «Справедливой России» Сергея Миронова, причина разногласий петербургских властей и общества — отсутствие диалога.

«Если принимаете решения, то позовите других, поговорите с ними. Все же понимают, что нельзя жить, как раньше. Но принимать решения нужно, отталкиваясь от их опыта. Такое впечатление, что не хватает здравого смысла», — отметил справедливоросс.

Усомнился в ограничениях и депутат Заксобрания Петербурга Максим Резник.

«Мне кажется, на фоне других источников заражения театры не стоит воспринимать как главную угрозу. Даже если их закрывают, они должны получить финансовую поддержку. Где она? В любом случае стоит спросить эпидемиологов, насколько опасны зрительные залы», — отметил депутат Заксобрания Резник.

Профессор вирусологии Александр Чепурнов считает, что самый логичный вариант — полный локдаун. Эксперт привел в пример Китай, который за короткий срок справился с эпидемией. При этом текущие «половинчатые» ограничения доктор биологических наук считает неэффективными, а бизнес и общество все равно страдают.

«Я еще понимаю логику по новогодним ограничениям, связанным с общепитом. Ночные тусовки недопустимы, это даст дополнительные случаи заболевания, — рассказал Чепурнов. — Ситуация же с театрами мне непонятна. Вполне возможно создать разряженную обстановку, рассадить зрителей через ряд, через два-три места, что уже и воплощено в жизнь. Определенно, культурные очаги должны функционировать, иначе индустрию можно угробить».

Никита Строгов


Читайте также Бизнес-омбудсмен Абросимов: От ограничительных мер пострадали 83% петербургских предприятий

«И по мороженке каждому!»: петербуржцы обсудили идею открыть в новогодние праздники уличные кафе

Кафе и рестораны Петербурга последний раз в 2020 году работают до 23:00